СССР - инциатор создания системы коллективной безопасности в 30-е годы

Учитывая нараставшую угрозу войны, ЦК ВКП(б) 19 декабря 1933 г. принял решение о развертывании борьбы за сохранение мира, которое предусматривало также создание системы коллективной безопасности и возможность вступления СССР в Лигу Наций. Эта же задача ставилась как важнейшая в области внешней политики на XVII съезде партии.

 

В 1933—1937 гг. развернулась острая борьба между двумя противоборствующими силами: между Советским Союзом, возглавлявшим силы мира и прогресса, и фашистскими странами, пользовавшимися поддержкой мировой реакции. Борьба эта шла по основному вопросу — мир или война. СССР выступал за мир, за развитие равноправного взаимовыгодного торгово-экономического сотрудничества с капиталистическими странами.

 

В целях маскировки своей подготовки к войне за новый передел мира агрессивные фашистские страны пытались запугать правящие круги западных стран угрозой коммунизма и революции. Нацистская пропаганда пыталась внушить, что фашизм является главным оплотом, самым крепким барьером против революционного движения. Все старания фашистской пропаганды были направлены к тому, чтобы представить дело так, будто главным вопросом является борьба между фашизмом и коммунизмом, а не вопрос: быть миру или войне.

 

Руководствуясь в своей внешнеполитической деятельности незыблемым правилом «Не ждать мира, а бороться за него», Коммунистическая партия и Советское правительство прилагали громадные усилия, чтобы добиться изоляции агрессоров, беспощадно срывая маски с тех, кто провоцировал военные конфликты, а также разоблачая тех, кто под прикрытием ханжеских вздохов о мире на деле проповедовал непротивление агрессору и тем самым подрывал мир и безопасность народов. Советский Союз разъяснял народам, мировому общественному мнению, а также правительствам тех стран, которые по тем или иным причинам были заинтересованы в сохранении мира, что спасти мир и преградить путь войне удастся только при условии, если все силы, выступающие за мир, объединятся и будут действовать сообща. Советское правительство выдвинуло ставшую впоследствии всемирно известной формулу: «Мир неделим».

 

Тезис о неделимости мира исходил из ленинского принципа мирного сосуществования государств различных социально-экономических систем. Советская дипломатия сделала очень много, чтобы показать коварство тактики гитлеровцев, которые прикрывались фальшивым миролюбием, преследовали цель дезорганизовать ряды миролюбивых государств, посеять между ними подозрения и сделать их беспомощными перед фашистскими агрессорами, создав ложные иллюзии, будто европейские страны упрочат мир, если станут на путь заключения с Германией двусторонних договоров о ненападении. Коварной тактике гитлеровской дипломатии СССР противопоставил принцип неделимости мира и коллективной безопасности.

 

В век технического прогресса мир становился с каждым годом все теснее. Поэтому военный конфликт в одном месте мог стать причиной мировой катастрофы.

 

Гитлеровская дипломатия полностью себя разоблачила, когда категорически отказалась принять советское предложение подписать декларацию о гарантиях независимости Прибалтийских государств. Широко используя угрозы, шантаж, ложь, гитлеровцы пели шумную кампанию в пользу заключения двусторонних договоров. Предложения о заключении таких договоров были сделаны Франции, Польше и другим соседним с Германией странам.

 

Именно поэтому разоблачение подоплеки фальшивого миролюбия фашистских правительств и их внезапной «приверженности» двусторонним договорам о ненападении было одной из важнейших задач советской внешней политики и дипломатии. Нарком иностранных дел М. М. Литвинов говорил, что «двусторонние пакты о ненападении не всегда служат целям мира. Самое заведомо агрессивное государство может заключать пакты о ненападении с одними государствами, чтобы развязывать себе руки и обеспечивать себе тыл или фланги для нападения на другие государства. Мы знаем примеры, когда государство, упорно отказываясь от заключения пакта о ненападении с одним соседом, с таким же упорством хочет навязать его другому соседу, действуя по принципу «divide et impe-га» (разделяй и властвуй)» '. Позже, касаясь предлагавшихся Берлином пактов, нарком отмечал: раньше мы считали бы такие пакты желательными и будем, вероятно, считать их приемлемыми в случае провала переговоров о пакте взаимной помощи. Но, поскольку сейчас идея двусторонних пактов выдвигается в противовес пакту о взаимопомощи, необходимо занять отрицательную позицию.

 

Военно-фашистское правительство Польши одно из первых ухватилось за этого троянского коня гитлеровской дипломатии о двусторонних соглашениях: оно дало согласие на заключение договора о ненападении с Германией, который и был подписан в форме декларации в январе 1934 г. «Этот пакт нужен был Гитлеру для того,— говорится в исторической справке «Фальсификаторы истории»,— чтобы расстроить ряды сторонников коллективной безопасности и показать на этом примере, что Европа нуждается не в коллективной безопасности, а в двусторонних соглашениях. Это давало возможность немецкой агрессии самой решать... на кого и когда произвести нападение. Несомненно, что немецко-польский пакт был первой серьезной брешью в здании коллективной безопасности».

Категория: История | Добавил: fantast (29.11.2018)
Просмотров: 26 | Рейтинг: 0.0/0