Восстановление индустрии Украины и Белоруссии после Великой Отечественной войны

Восстановление промышленности Украины началось уже во время войны. Однако к 1946 г. в республике еще бездействовало около трех четвертей всех производственных мощностей промышленности. Много сил и энергии потребовало восстановление разрушенных электрических станций и электросетей.

 

Предметом особого внимания была Днепровская ГЭС имени В. И. Ленина. Днепрогэс, как справедливо пишет в своих воспоминаниях Л. И. Брежнев,— это не просто одна из сотен электростанций, построенных за годы Советской власти, она стала для нас как бы символом индустриальной мощи Страны Советов. Благодаря героизму советских саперов и разведчиков удалось спасти Днепрогэс от полного разрушения (гитлеровцы замуровали в тело плотины сто авиабомб весом по полтонны каждая, но взорвать их им не удалось: оставшийся безвестным советский солдат-герой перерубил провод, который вел к взрывчатке). Но фашисты все же нанесли страшный урон станции: «...все турбины, генераторы, краны были взорваны, из сорока семи водосливных пролетов уцелело четырнадцать. Не было больше водохранилища на Днепре. Обнажились древние скалы. Река, которую привыкли мы видеть спокойной, снова, как встарь, пенилась у по- j рогов» *.

 

Для восстановления Днепрогэса был организован мощный трест Днепрострой, а руководство им вверено людям, участвовавшим в строительстве этого сложного гидротехнического сооружения. Начальником Днепростроя был назначен Ф. Г. Логинов, главным инженером — И. И. Кандалов, главным механиком — , А. Г.' Иванов. Для повышения роли партийной организации в ' восстановлении станции и усиления политико-воспитательной работы среди многотысячного коллектива восстановителей осенью | 1946 г. на Днепрострое был создан райком партии, непосредственно подчинявшийся Запорожскому обкому КП (б) У, во главе ко- I торого стоял Л. И. Брежнев.

 

Очень сложным делом оказалось восстановление плотины.

 

В результате взрывов в ней и прилегающих сооружениях образовалось много трещин. Перед специалистами встал вопрос: как быть? Разобрать сохранившуюся часть плотины и соорудить ее заново или укрепить старую? Первый вариант был сложнее и на длительное время отодвигал срок возрождения станции, второй — гораздо экономичнее, но не имел прецедента в мировой практике гидростроительства. Советские специалисты выбрали второй вариант. Они разработали технологию и впервые в большом мае- I штабе применили «лечение» трещиноватого бетона путем цементации и гидроизоляции всего комплекса сооружений. Это позво- | лило значительно ускорить ввод гидростанции в эксплуатацию и с меньшими затратами труда и материальных средств.

 

Успешно была решена задача прекращения доступа воды на участки, подвергшиеся разрушению и затоплению. По предложению инженера А. В. Полякова в дне плотины были пробиты водосливные отверстия, понижен уровень воды со стороны верхнего бьефа, обеспечены подходы к поврежденным местам. Такое техническое решение ускорило восстановление Днепрогэса по меньшей мере на полтора года. При сооружении защитной дамбы днепростроевцы сберегли десятки тысяч кубометров леса, заменив его бетонными обломками.

 

Крупный вклад в решение задачи второго рождения Днепрогэса внесли многие специалисты и рабочие. Смело, не боясь технического риска, действовал главный инженер управления работ правого берега Днепростроя Б. И. Данилович. Молодой инженер 3. Л. Серый разработал новый метод сушки обмотки генератора, чем ускорил монтаж агрегатов станции и их ввод в эксплуатацию. Самоотверженно трудились водолаз А. Чистий, бригада арматурщиков, руководимая П. Лященко, бригады монтажников, возглавляемые П. Синявским и А. Евграфовым, бригада бетонщиц А. Лошкаревой, о трудовом героизме которой тепло отозвался в своих воспоминаниях Л. И. Брежнев, и тысячи других дне-простроевцев.

 

Их героические усилия увенчались замечательной победой — пуском уже в марте 1947 г. первого турбогенератора. В течение 1947 г. в действие были введены три мощных агрегата, а также возобновлено движение речных судов через шлюзы днепровского гидроузла. К концу четвертой пятилетки Днепрогэс полностью был восстановлен. Установка более совершенных агрегатов позволила увеличить мощность станции по сравнению с довоенной на 95 тыс. киловатт и значительно улучшить электроснабжение Приднепровья, Донбасса и Криворожья.

 

Широким фронтом велись работы по восстановлению электрических станций Донбасса. К началу четвертой пятилетки здесь действовала половина довоенных энергетических мощностей, но в основном это были небольшие промышленные (заводские) электростанции, не требовавшие крупных строительно-монтажных работ. Теперь центр тяжести переместился на восстановление и ввод в эксплуатацию самых.мощных в Донбассе Зуевской и Ку-раховской ГРЭС. При поддержке всей страны коллективы восстановителей обеспечили ввод в действие уже в 1946 г. первых агрегатов на обеих ГРЭС. Непрерывно возраставшие темпы строительно-монтажных работ позволили в марте 1947 г. восстановить довоенную мощность Зуевской станции. В 1948 г. были завершены работы по восстановлению и расширению Кураховской ГРЭС, которая стала вдвое мощнее, чем раньше. С вводом в строй в 1949 г. Северо-Донецкой и Штеровской ГРЭС, а также других более мелких электростанций довоенная мощность «Донбассэнер-го» была полностью восстановлена, а в 1950 г. — превзойдена.

 

Разрушенные электрические станции восстанавливались на основе новейших достижений науки и техники. Это позволило не только увеличивать мощность станций, но и автоматизировать-на многих из них регулирование горения топлива в котельных агрегатах, внедрить телемеханизацию и т. д.

 

Огромных усилий потребовало восстановление угольных предприятий Донбасса. Рабочие и инженеры нередко по нескольку суток не выходили на поверхность, трудились не жалея сил и времени: разминировали шахты, откачивали воду, извлекали из завалов изуродованную и поржавевшую горную технику. Много времени, напряженного труда потребовала борьба с водой. Ее накопилось в шахтах такое количество, что хватило бы запол-нить реку шириной 50 м, глубиной 6 м, длиной от Донбасса до Баренцева моря. Вода мешала вести строительно-монтажные ра-ооты, ее надо было как можно скорее удалить. Мощная техника, которой страна вооружила восстановителей шахт, позволила им в течение 1946—1947 гг. откачать более 0,5 млрд, кубометров воды.

 

Одновременно велись работы по очистке и креплению подземных выработок и шахтных стволов, налаживанию энергоснабжения и подземного транспорта, установке необходимого оборудования. Группа инженеров, руководимая А. И. Бероном и j В. А. Кузнецовым, создала новые конструкции шахтных подъемных машин, способных доставлять людей и грузы на глубину | до 2 км. Эти машины, примененные на многих шахтах, значи- ] тельно облегчили и ускорили восстановление угольных предприятий.

 

Благодаря усилиям рабочих и специалистов за годы четвертой пятилетки в Донбассе было восстановлено 129 шахт общей мощностью 52 млн. т угля в год. Остальные, наиболее пострадавшие вступили в строй действующих в годы пятой пятилетки.

 

Шахты также восстанавливались на более высокой технической базе, чем до войны. К концу четвертой пятилетки в шахтах Донбасса имелось свыше 500 угольных комбайнов (в 1941г.—7), более 1 тыс. углепогрузочных и породопогрузочных машин, свыше 6 тыс. транспортеров, около 4 тыс. электровозов. Значительно улучшилось техническое оснащение подземного транспорта. Быстроходные шахтные подъемники, мощные вентиляционные установки заменили устаревшие.

 

Уже первый мирный год ознаменовался крупными успехами восстановителей металлургических предприятий Украины: вступили в строй 5 мощных доменных печей, 5 мартенов и 3 крупных прокатных стана. Увеличивались производственные мощности ранее восстановленных цехов. В последующие годы темпы восстановительных работ ускорились.

 

Грандиозную битву за скорейшее восстановление гиганта черной металлургии — завода имени Серго Орджоникидзе («Запо- J рожсталь») — вели многотысячный коллектив Запорожстроя, возглавляемый В. Э. Дымшпцем, и коллектив завода, директором которого был А. Н. Кузьмин. Быстрое восстановление этого предприятия, призванного обеспечить листовой сталью автомобильные, тракторные и другие заводы, имело первостепенное значение.

 

Вместе с тем восстановление его представляло исключительные трудности, так как фашисты разрушили завод дотла. Иностранные специалисты из международной организации помощи странам, пострадавшим от фашистской оккупации, побывавшие в Запорожье, считали, что восстановить «Запорожсталь» вообще немыслимо, дешевле будет построить новый завод. «У меня нет никаких оснований считать этих спедиалистов некомпетентными или недобросовестными людьми. Они дотошно все осмотрели, все выяснили, все измерили — степень разрушения, уровень техники, нашу тогдашнюю энерговооруженность, наличие подъемных механизмов, трудовые ресурсы и т. д. Они не смогли оценить „всего лишь" жизнестойкость нашего народа, патриотизм советских людей, организующую волю партии»,— писал Л. И. Брежнев \

 

Многотысячный коллектив (в «пик» стройки здесь работали 47 тыс. человек) возглавляла и организовывала партийная организация Запорожстроя. Огромную повседневную помощь ей и руководству строительством оказывали Запорожский городской и областной комитеты КП(б)У. В целях повышения оперативности и действенности руководства восстановлением «Запорожстали» рабочий кабинет первого секретаря обкома и горкома КП (б) У Л. И. Брежнева был перенесен на территорию завода — в сталеплавильный цех. В апреле 1947 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О работе партийного комитета Запорожстроя», в котором определил пути повышения роли партийной организации в борьбе за быстрейшее восстановление «Запорожстали».

 

Усилия партийной организации были направлены на создание сплоченного, слаженного коллектива, четко действующего по единому твердому графику, на укрепление трудовой, производственной дисциплины, политическое воспитание и просвещение работников, организацию социалистического соревнования, обеспечение авангардной роли коммунистов на стройке. Решающее значение имела введенная в практику по инициативе партийной организации концентрация сил и средств на решающих участках строительства. Опыт Запорожстроя в этом отношении приобрел всесоюзное значение: «...прием — собирать силы в кулак... был замечен и оценен всей страной. Восстановление „Запорожстали11 и Днепрогэса признано классическим образцом концентрированного сосредоточения сил и средств на ударпых участках всенародного строительства. Впоследствии именно так велись многие наши крупные стройки» *. ЦК ВКП(б) и Совет Министров СССР оказывали систематическую и эффективную помощь коллективу «Запорожстали». Поскольку успех дела зависел не только от восстановителей, но и от коллективов более 200 предприятий, поставлявших Запорожстрою материалы и оборудование, Совет Министров СССР признал особо важным своевременное выполнение заказов для «Запорожстали». Правительство выделило министер- i ствам электропромышленности и тяжелого машиностроения 500 тыс. руб. для премирования рабочих и инженерно-техниче- j ских работников за выполнение заказов «Запорожстали» в установленные сроки. Персональная ответственность за своевремен-1 ное изготовление и поставку оборудования и материалов для «Запорожстали» была возложена на соответствующих министров. В Министерстве путей сообщения был организован диспетчерский контроль за погрузкой и передвижением грузов к месту назначения. Партийные организации Москвы, Ленинграда и Урала взяли под свой контроль выполнение заказов для «Запорожстали». Коллективы 15 ленинградских предприятий выступили инициаторами соревнования за досрочное выполнение этих заказов.

 

Творческая инициатива рабочих, инженеров Запорожстроя помогала находить наиболее рациональные решения многочисленных и сложных задач по ускорению процесса восстановления, экономии сил и средств. Так, инженер М. И. Недужко сконст- | руировал телескопические стойки, которые позволили поставить в нормальное положение обрушившиеся, но сохранившиеся мно- ; готонные металлические конструкции перекрытий и стен цехов без их демонтажа и новой сборки. Это сэкономило большое количество металла и ускорило работу на сложнейшем участке по меньшей мере на год. Бригадир монтажников трубопроводов И. А. Румянцев усовершенствовал организацию труда на сварке и монтаже труб: их стали сваривать на земле, а затем целыми узлами устанавливать на место. Метод крупноблочного монтажа позволил бригаде И. А. Румянцева вдвое и больше сократить затраты труда, за четыре месяца выполнить годовую норму. Партийная организация широко популяризировала опыт новатора. Вскоре по методу И. Румянцева на Запорожстрое работало около 400 бригад монтажников.

 

Самоотверженный труд запорожстроевцев обеспечил значи- _ тельное ускорение темпов восстановления завода. В 1947 г. в строй были введены теплоэлектроцентраль, самая мощная в СССР в то время доменная печь № 3 и прокатный стан (слябинг), цех проката тонкого листа, цех холодного проката, коксохимический завод. В 1948 г. начала работать первая в СССР цельносварная доменная печь, большинство цехов было восстановлено и пущено в эксплуатацию. Завод «Запорожсталь» вновь занял место в строю действующих предприятий. К началу 1952 г. производственная мощность завода была почти удвоена по сравнению с 1940 г.

 

В 1948 г. заработали «Азовсталь» и макеевский металлургический завод имени С. М. Кирова. При этом на «Азовстали» было организовано прокатное производство, которого не существовало до войны, и завод стал работать полным металлургическим циклом. Возобновил выпуск цельнокатных колес для железнодорожного транспорта днепропетровский завод им. Карла Либкнехта, начали давать продукцию Никопольский южнотрубный и другие заводы.

В марте 1946 г. Советское правительство наметило широкую программу мер по быстрейшему вводу в строй Криворожского железорудного бассейна страны. К началу 1949 г. в строй действующих вошла 61 шахта. Остальные 16 начали функционировать в последующие годы.

 

Большие трудности стояли на пути восстановителей Ново-Краматорского завода тяжелого машиностроения. Вопросы, связанные с его восстановлением, Совет Министров СССР рассматривал пять раз (1946—1948 гг.) и каждый раз оказывал строительно-монтажным организациям необходимую помощь людьми, материалами, оборудованием. В результате действенной помощи, а также самоотверженного труда восстановителей уже в 1948 г. довоенная мощность завода была превзойдена.

 

В годы четвертой пятилетки велась интенсивная работа по возрождению индустрии и в других районах Украины. Восстанавливались и вводились в строй действующих заводы Киева — станкостроительный, экскаваторный, «Арсенал»; Харькова — тракторный, турбогенераторный, транспортного машиностроения, сельхозмашиностроения; заводы Одессы, Николаева, Херсона. Только за 1946—1947 гг. в республике было восстановлено около 100 крупных машиностроительных заводов. Все другие предприятия машиностроения и металлообработки были восстановлены до конца четвертой пятилетки. Широким фронтом восстанавливались предприятия легкой и пищевой промышленности. В 1950 г. производственные мощности промышленности республики на 15% превзошли довоенные.

 

Огромный труд затратили строители и монтажники, чтобы залечить раны, нанесенные фашистскими варварами Белоруссии, особенно пострадавшей во время войны. Уже к концу 1946 г. были введены в эксплуатацию более 6 тыс. крупных, средних и мелких промышленных предприятий, в том числе 70 объектов союзного значения. Возрождены были станкостроительные заводы Минска, Витебска, Гомеля, Минский радиозавод, Гомсельмаш, Бобруйский лесокомбинат и многие другие. Быстро восстанавливались производственные мощности промышленности строительных материалов, что являлось одним из важных условий успешного восстановления и дальнейшего развития всего народного хозяйства республики. В течение 1947 г. вступили в строй еще 94 крупных промышленных предприятия, много средних и мелких. Среди них — гомельский завод торфяных машин «Двигатель революции», витебская швейная фабрика «Знамя индустриализации», обувная фабрика имени М. И. Калинина в Минске. Были подняты из руин многие электростанции. Дала ток Белгрэс, обеспечившая энергией промышленность и хозяйство Могилева, Витебска и Орши. Начали вырабатывать энергию электростанции Минска, Бобруйска, а также других городов и промышленных центров. За годы послевоенной пятилетки было восстановлено 278 предприятий пищевой промышленности БССР. Многие возрождаемые предприятия оснащались новой техникой, их производственные мощности увеличивались по сравнению с довоенными. Это относится не только к машиностроительным заводам, но и к предприятиям других отраслей. Костюковский стекольный завод (Гомельская обл.) уже в 1946 г. выпускал продукции вдвое больше, чем накануне войны. В несколько раз возросли мощности Гомельского деревообрабатывающего комбината, кондитерских фабрик Минска, Гомеля, Бобруйска.

 

Высокими темпами возрождалась промышленность западных областей Белоруссии. В ходе восстановления производственнотехническая база пострадавших предприятий расширялась и реконструировалась, а нередко на месте старых полукустарных заведений создавались новые крупные заводы и фабрики. В числе таких предприятий были электростанции Бреста и Гродно, завод сельскохозяйственного машиностроения в Лиде, цементный и кирпичный заводы в Волковыскё, I Новогрудский стеклозавод «Неман», Мостовский фанерный завод', Гродненская и Лидская обувные фабрики. За послевоенное пятилетие коренной технической реконструкции подверглись сотни предприятий Гродненской, Брестской и Молодечненской областей.

 

В послевоенные годы в Белоруссии наряду с восстановительными работами велось крупное новое строительство, обеспечившее увеличение производственных мощностей республики.

 

Трудящиеся Советской Белоруссии успешно решили задачи послевоенного возрождения и развития промышленности.

В 1950 г. объем промышленного производства в целом по республике на 15% превысил довоенный уровень, а в западных областях — почти в 2 раза.

Категория: История | Добавил: fantast (23.11.2018)
Просмотров: 14 | Рейтинг: 0.0/0