Культура народов Закавказья в эпоху Феодализма

 

Высокая культура народов Армении, Грузии и Азербайджана в эпоху феодализма явилась органическим продолжением богатой культуры предшествующего периода. Именно поэтому, несмотря на почти полное подчинение феодальной культуры христианскому духовенству, эллинистические, ставшие глубоко народными, традиции смогли преодолеть косность и ограниченность христианской идеологии.

 

Теологические дискуссии не смогли заглушить в обществе глубокого интереса к вопросам философии, истории и филологии. Увлечение творениями античных мыслителей, в первую очередь философией Аристотеля, было повсеместным в период раннего феодализма. В то же время постоянная ожесточенная борьба против тех или иных захватчиков и поработителей необычайно обострила самосознание народов Закавказья, а следовательно, и интерес их -к созданию своей истории, своей литературы.

 

Так, столетия острой политической борьбы Армении с Сасанидами были в то же время эпохой первого наивысшего  расцвета армянской литературы. Выдающуюся роль в развитии культуры Армении сыграло оформление в 396 г. армянского алфавита Месропом Маштоцом. «Золотой век» ее начинается в V в. переводом Библии. Красота, изящество и точность перевода настолько замечательны, что до настоящего времени армянскую версию Библии называют «царицей переводов». Ранняя армянская литература вообще чрезвычайно богата переводами по всем отраслям знания того времени — богословию, философии, истории, риторике, грамматике, географии, астрономии и т. д. Эти переводы дали возможность следующим поколениям приобретать научные познания на родном языке. По всей Армении в V—VII вв. стали открываться школы. В них обучались богословию, риторике, поэтическому искусству и философии.

 

Самостоятельное армянское творчество в этот период особенно полно сказалось в области истории. Наиболее крупными историками того времени были Фавстос Бузанд, Елише, Лазарь Парбеци и, наконец, «армянский Геродот» — Мовсес Хоренаци. Для написания своей «Истории» он использовал не только труды предшественников, но и древнейшие мифы и сказания, великолепные поэтические отрывки народного эпоса. Все это под его пером превращалось в целостное историческое повествование. Написанная в период политического возрождения Армении при Ваане Мамиконяне «История» проникнута единой концепцией, преследующей цель укрепления Армянского государства. Этот труд по праву считается сокровищницей духовной жизни армянского народа древнейшего времени.

 

В области историографии ближайшим последователем Мов-сеса Хоренаци был историк Себеос, а в области науки — Анания Ширакаци, жившие в VII в. Свое сочинение Себеос посвятил истории Армении и Ближнего Востока, начиная с появления армян до утверждения арабской династии Омейядов.

 

Анания Ширакаци был наиболее выдающимся представителем эллинистической науки в Армении. Это был энциклопедически образованный человек: математик, космограф, географ и историк. Математику он называл «основой всего человеческого знания и мудрости». Он стал основателем «искусства счисления», разработал и развил его и тем самым способствовал распространению математики среди всех народов Закавказья. Составленный им для школ учебник по арифметике «Вопросы и решения» является древнейшим из дошедших до нас учебников. Таблицы сложения, вычитания и умножения в нем на семь веков древнее известных таблиц XIV в. Анании Ширакаци принадлежат многие труды по космографии, астрономии, географии, истории, а также календари. В его «Географии» дано широкое описание всего средневекового мира. В космографических и географических трудах Айании Ширакаци отразились наиболее передовые воззрения на мироздание, характерные для эллинистической эпохи. Так, например, в своих космогонических воззрениях он исходил из представления о шарообразности Земли в противоположность господствующему в то время в Византии мнению, что Земля — четырехугольная плоскость.

 

Особенного развития достигло в Армении той поры врачебное искусство. В то время, когда в Греции в области медицины эллинистические традиции заглохли, в Армении они, наоборот, развились. Причем армяне не только переводили медицинские сочинения древних греков, но с VI в. у них стала зарождаться и оригинальная медицинская литература.

 

Наряду с науками в Армении развивались и искусства.

 

С утверждением христианства появляется духовная поэзия — гимны. Поскольку поэт, как правило, был и музыкантом, то одновременно с гимнотворчеством возникла и культовая музыка, основные мотивы которой, несомненно, восходят к дохристианским языческим песнопениям.

 

Погребальные языческие обряды сопровождались театральными представлениями, изображающими умершего, его подвиги и обстоятельства смерти. Вот из этих-то народных представлений под влиянием греческого театра еще в эллинистическую эпоху появился в Армении театр. В эпоху раннего средневековья увлечение театральными представлениями продолжалось. По всей стране строились театральные здания. В них | профессиональные актеры играли трагедии греческих и местных драматургов, а также пьесы фарсово-буфонного характера. Любовь к театру не смогли подавить в народе никакие преследования и проклятия церковников. Количество театров и актеров постоянно росло, и духовенство с горечью убеждалось, что представления комедиантов привлекают население значительно больше, чем пышные службы в церквах и соборах. Здания театров строились под влиянием греков амфитеатром.

 

Под тем же влиянием находилось и храмовое христианское зодчество. Характерно, что первоначально под христианские церкви использовались здания старых языческих храмов — базилики. Затем базиличный план стали применять и при возведении новых церквей. Однако уже в V—VI вв. на основе трех-нефной базилики выработался местный архитектурный стиль. Сначала это были купольные базилики, а затем центральнокупольные здания. Они стали типичными для храмового зодчества всего Востока в отличие от Запада, где утвердился базиличный тип. Центрально-купольный храм представляет собой в плане равносторонний крест, образующий четыре выступа, на которых и покоится купол. Здания эти строились монументально, простота и скромность украшений, группирующихся вокруг наличников подковообразных окон, придавали им величественный вид. Расцвет армянской феодальной архитек- [ туры относится к VII в. Центром архитектуры был Двин — столица страны. Двин славился великолепнейшими постройнами. Одним из наиболее грандиозных зданий был кафедральный собор, представляющий собой видоизмененную композицию — синтез купольной базилики с храмами крестообразного типа.

 

В дальнейшем развитии центрально-купольные здания получают многоапсидную форму, снаружи многогранную или круглую. Образцом такого здания является храм Звартноц с трехъярусной центрально-купольной композицией, шедевр армянского зодчества. Он был построен в середине VII в.

 

Светские здания до нас почти не дошли. Тем не менее раскопки патриарших дворцов в Двине и Звартноце, а также дворца Григория Мамиконяна в Аруче позволили сделать вывод о глубоких народных традициях в архитектуре этих построек. Изучение их показало, что при строительстве больших приемных залов пользовались исстари существующим принципом перекрытия народного жилища — накладывали ряды горизонтальных балок с постепенным сокращением их размеров для замыкания купола. Причем, если строился длинный зал, то он делился на несколько квадратов, каждый из которых имел отдельное перекрытие. Промежутки между квадратами поддерживались колоннами с резными капителями. Эти колонны образовывали внутри здания величественные колоннады.

 

Гораздо меньше мы можем сказать о скульптуре и живописи той эпохи. О достижениях в этой области можно судить только по барельефам Звартноца и великолепному барельефу всадника и двух пеших воинов, открытому в Ани и датирующемуся уже VII—VIII вв. Живопись, судя по дошедшим до нас росписям храмов, была подчинена требованиям церкви, однако в ней, как и в скульптуре, отчетливо видна эллинистическая и ирано-сасанидская струя.

 

Развитию тематики жанровой живописи, несомненно, мешали воззрения мусульман-арабов, на несколько веков захвативших власть над землями Армении. Мало того, в период их господства вообще прекратилось всякое монументальное строительство. Старые храмы и дворцы ветшали и только частично подновлялись, реставрировались и перестраивались.

 

Возникновение в IX—X вв. независимых армянских царств послужило стимулом к новому расцвету духовной жизни. Центром ее стало Багратидское царство и его столица — Ани. Быстрый рост Ани уже сам по себе был связан с культурным творчеством народа. Роскошные соборы и церкви украшали этот огромный город, соперничавший с прославленными столицами Европы и Азии. Как только создались сравнительно спокойные условия жизни, все силы народа пришли в движение. Ожили торговля, ремесла, строительство, наука и искусство. Строились новые школы. Большое количество рукописей того времени, дошедших до нас, говорит о широком распространении грамотности среди населения. Но все же литература багратидсжого периода так и не поднялась до уровня литературы «золотого века». Она уступает ей и в стройности замысла и особенно 1в чистоте языка.

 

Тем не менее именно в этот период борьбы с арабскими захватчиками и освобождения от них армянский народ создает свой величественный эпос «Давид Сасунский», проникнутый свободолюбивыми идеями. Не случайно также, что в IX в. в широких демократических слоях населения возникают новые философские системы, направленные против существующих порядков. Так, в середине IX в. вновь возрождается в Армении учение павликиан — тондракийство. Основатель тондракийства Смбат Зарехаванци, образованнейший человек своего времени, проповедовал равенство и свободу. Его учение получило отклик среди всех групп населения, оно было направлено не только против иноземных поработителей, но и против местных феодалов.

 

Культурный расцвет был прерван сельджукским нашествием. Армянский народ выдержал и это испытание, однако линия естественного движения вперед была надломлена, и Армения не могла уже дать того, что можно было ждать от нее при нормальных условиях развития.

 

Борьбу против захватчиков-сельджуков возглавило молодое и сильное Грузинское государство. Мощный национальный подъем привел к росту всех сил и способностей народа. Именно в этот период в Грузии наблюдается взлет различных наук и искусств. Письменность в Грузии появилась почти одновременно с армянской — в V в. К XI в. грузины располагали уже большой переводной и исторической литературой. Обыкновенно культурная жизнь в Грузии сосредоточивалась вокруг монастырей, располагавшихся в гористых, труднодоступных для врагов местах.

 

В XI—XII вв. грузинская литература обогатилась многочисленными переводными и оригинальными произведениями. Особенно большой интерес представляют «Летопись Грузии», «История Афонского монастыря», написанная монахом Георгием Афонским, и выдающиеся труды, посвященные истории Давида Строителя и продолжательницы великого дела объединения Грузии — царицы Тамары. Большое внимание уделяли монахи и развитию церковно-философской мысли. Таков, например, трактат о логике, написанный Давидом Таричисдзе.

 

В начале XII в. при крупном Гелатском монастыре близ Кутаиси была основана Гелатская академия. В ней изучались математика и другие науки, писались труды по философии, астрономии, математике, праву.

Кроме того, грузины создали богатую светскую литературу, которая, несомненно, уходила своими корнями в народную древнеязыческую поэзию. Это были преимущественно рыцарские романы о подвигах феодалов — лихих рыцарей («Амиран Дареджаниани», «Бисрамиани» и др.), а также многочисленные оды, слагаемые опять-таки в честь доблестных и знатных витязей. Поэтические оды Иоанна Шантели и Чахрухадзе свидетельствуют о значительной образованности придворной среды феодального общества XII в.

 

Именно в этом культурном и утонченном обществе с его широкими литературно-философскими интересами мог появиться гениальный поэт грузинского народа — Шота Руставели. Он шил в царствование царицы Тамары (в конце XII — начале XIII в.), в честь которой сложил свою великолепную поэму «Витязь в тигровой шкуре», ставшую в ряд с такими произведениями мировой классической литературы, как «Песнь о Роланде» и «Слово о полку Игореве». В поэме выражены высокие гуманистические идеи, в ней воспеваются дружба, долг перед родиной, храбрость, самопожертвование, любовь. Руставели не только освоил и творчески переработал всю современную ему книжность, но и включил в свою поэму огромный фольклорный материал — сказки, пословицы, поговорки. Читателя поражает богатство рифм, метафор, эпитетов, афоризмов, до сих пор популярных среди народных масс Грузии. Поэма пронизана идеей патриотизма, идеей политического единения страны. Воспевая в условиях феодализма сильную царскую власть и ее основную опору — неродовитых дружинников, Руставели служил делу прогрессивного развития своей страны и своего народа.

 

Поэма сохраняла свое идейное и художественное значение на протяжении всех последующих веков. Когда в Тбилиси впервые заработал типографский станок (1709 г.), первым светским произведением, вышедшим из печати, была именно эта поэма.

 

Не менее оживленная деятельность наблюдалась в это время и в области строительства. Зодчество достигает наибольшего расцвета. К сожалению, до нашего времени дошли только церковные здания — величественные храмы и монастыри. Фасады церквей, как правило, украшались тонкой орнаментальной резьбой, в которой растительные мотивы сочетались с изображениями разнообразнейших зверей.

 

В XI в. были сооружены такие памятники грузинской архитектуры, как соборы в Алаверди, Семтависи, Бочерма, Бедна, храм Баграта III в Кутаиси. Изумительным памятником искусства является высеченный в скале при царице Тамаре Вардзийский монастырь, монументальность скальных работ и художественные достоинства фресковой росписи которого приводили в восхищение и современников, и последующие поколения.

 

Судя по сохранившимся образцам, широко применялась и была доведена до совершенства художественная резьба по дереву. То же можно сказать и о фресковой росписи, и об искусстве книжной миниатюры. Фрески Атенского храма, монастырей Бетани, Гелати, Убиси, Джручское евангелие с массой прекрасных миниатюр дают представление о расцвете грузинского изобразительного искусства. Наконец, великолепные перегородчатые эмали, соперничающие по красоте и тщательности изготовления с эмалями Византии и Руси, многочисленные произведения мастеров-чеканщиков XII в. Бека и Бешкена Олизари говорят о совершенстве прикладного искусства Грузии того времени.

 

Экономический и культурный подъем, вызванный, в частности, завершением освободительной борьбы против сельджуков, переживали наряду с Грузией и другие страны Закавказья. Однако, как мы видели, жестоко страдавшая от систематических грабежей и поборов Армения долго не могла оправиться от разорения. Азербайджанские же княжества того времени характеризуются блестящим расцветом культуры, особенно поэтической. Великими современниками царицы Тамары и Шота Руставели' были два замечательных азербайджанских поэта — Низами и Хакани. Их творчество, как и поэма Руставели, бесспорно занимает почетное место в сокровищнице мировой литературы.

 

Низами родился в 40-х годах XII в. в г. Гяндже в небогатой торгово-ремесленной семье. Он получил солидное по тому времени образование, знал языки, богословие, философию, медицину и за свои познания получил прозвище «хаким» (ученый, философ). Как и Руставели, в своем поэтическом творчестве он вдохновлялся родной историей, преданиями и древними хрониками. Низами создал пять поэм: «Сокровищница тайн», «Хосров и Ширин», «Лейли и Меджнун», «Семь красавиц» и «Искендер-намэ», а также множество од и лирических стихотворений. Всюду он выступает как гуманист и лирик. Поэтические образы, созданные им, известны всему человечеству. Интересно, что, будучи современником походов мужа Тамары, князя Юрия Андреевича, он посвящает «русам» многие строфы своей бессмертной поэмы «Искендер-намэ». Доблестных русских он противопоставляет считавшимся непобедимыми войскам Александра Македонского. Пользуясь историческими сюжетами, Низами изображал современную ему общественную среду, в его произведениях не раз прорываются горькие слова о тиранах, угнетающих беззащитных бедняков. Он дорожил независимостыо и никогда не жил при феодальных дворах. Только нужда заставляла его посвящать свои поэмы государям и получать от них вознаграждение.

 

Таким же свободолюбивым и независимым был и другой гениальный азербайджанский поэт — Хакани. Родился он около 1120 г., умер в конце XII в. Отец его был плотником, мать — рабыней. Однако мальчик получил хорошее по тому времени образование. Уже в юности он стал придворным поэтом шир-ваншахов и прославился как непревзойденный автор хвалебной оды. Тем не менее мятежный темперамент не дал ему сделать придворную карьеру. Он прогневал ширваншаха и очутился в цепях и колодках в крепости Шабиран. Там он создал замечательный цикл стихотворений, известный под названием «Тюремные элегии» (Хабсийэ). Получив свободу, Хакани поселился в Тебризе. Здесь он и умер.

 

Помимо этих гигантов поэзии, в Азербайджане в то же столетие жили и творили такие крупные поэты, как Катран, Фелеки Ширвани, Муджир Бейлакани. Их творчество, как и вся в основном литература Азербайджана, носило светский характер и было тесно связано с культурой других родственных народов Закавказья, прежде всего с творчеством армянских и грузинских поэтов и ученых.

 

В первые десятилетия XIII в. процесс бурного культурного расцвета был надолго прерван хлынувшими в Закавказье дикими полчищами татаро-монголов.

Категория: История | Добавил: fantast (21.11.2018)
Просмотров: 31 | Рейтинг: 0.0/0