Хазарский каганат. Венгры

В середине VII в. на территории Юго-Восточной Европы появилось новое государство — Хазарский каганат. Оно представляло собой обширную федерацию различных, в основном тюркоязычных племен, подчиненных верховной власти хазарского царя (кагана). Крупнейшими из них, не считая самих хазар, были болгары, савиры, барсилы и отчасти аланы. Племена эти за все время существования каганата сохраняли внутреннюю самостоятельность, управлялись своими князьями и беками, вели войны, заключали сепаратные союзы. Тем не менее небольшому союзу хазарских племен, кочевавшему в VI — VII вв. по территории нынешнего Дагестана, удалось организовать крепкое ядро, силой объединившее вокруг себя соседние, по-видимому, значительно менее активные в политическом отношении союзы.

 

Особенно упорное сопротивление оказали хазарам многочисленные болгарские племена. Теснимые хазарами некоторые болгарские орды отступили на запад — на Дунай и на север — на среднюю Волгу, приняли там участие в сложении государств Дунайской и Волжской Болгарий. Оставшиеся в Приазовье и в Подонье болгары были наиболее крупной этнической группой, входившей в каганат, а территория, по которой они кочевали, примерно в четыре раза превосходила размерами земли самих хазар.

 

К 80-м годам VII в. господство каганата распространилось не только на степи между Азовским и Каспийским морями, но частично и на Северное Причерноморье, включая и Восточный Крым.

 

Помимо расширения границ на север и запад, хазары пытались в этот начальный период своей истории продвинуться за Кавказские горы, в древний Азербайджан. Основную роль в войнах с Албанией играли входившие в состав каганата са-виры, а потому именно об этом племени дошли до нас наиболее подробные сведения различных восточных хроник, в частности знаменитой «Истории Албании», составленной на основании более ранних документов армянским историком X в. Моисеем Каганкатваци.

 

Начиная с 651 г., хазары и савиры постоянно нападали на пограничные земли Албании. Особенно опустошительным было нашествие хазар в 681 г., когда они разорили многие богатые цветущие земли, захватили тысячи пленных и громадную добычу.

 

После этого похода Албания платила в течение 25 лет дань каганату. Албанский князь, стремясь предотвратить дальнейшие жестокие набеги северных соседей, отправил в начале следующего, 682 г. посольство к савирам во главе с епископом Исраилом.

 

Подробное описание миссии Исраила у савиров сделанное Моисеем Каганкатваци, позволяет нам взглянуть на далекий, исчезнувший сейчас народ, познакомиться с его обычаями, верованиями, социальным строем. Основной задачей Исраила было обращение савиров в христианство, чтобы в дальнейшем с помощью религии Албания могла влиять на своих беспокойных соседей. Епископу в короткий срок удалось склонить князя савиров Алп-Илитвера к «вечному миру» с Албанией и к принятию христианства. Далее, с помощью князя и его ближайших вельмож-приближенных епископ Исраил огнем и мечом начал насаждать христианство среди народа, приказав разрушить и разорить древние капища, уничтожить идолов, срубить и сжечь вековые священные дубравы. Священные дубы савиры отождествляли с богом неба — Тенгриханом, которого они особенно почитали. Кроме того, савиры обожествляли гром, солнце, луну, огонь, воду и «все творения, которые в глазах их казались удивительными». И деревьям, и идолам они приносили в жертву лошадей, «кровь их поливали вокруг дерев, а голову и кожу вешали на сучья дерев». Савиры пользовались множеством охранительных амулетов, чаще всего изображавших животных (лошадей, быков, драконов). Были у них и различные служители культа — шаманы, жрецы, знахари. Все они оказали бешеное сопротивление новой религии. Они обращались к князю и народу с угрозами и уговорами, пророчили гибель стране, болезни и засухи.

Однако сильная и чрезмерно разросшаяся жреческая прослойка мешала князю, а громоздкая языческая религия тормозила развитие феодальных отношений, и потому судьба древнего культа была решена. Христианство стало официальной религией, а наиболее активные приверженцы и служители язычества были уничтожены.

 

Из рассказа о христианизации савиров мы получаем и некоторые представления о формах общественных отношений у них. Савиры делились на богатых и бедных, вельмож и простолюдинов. Наследственная знать освобождалась от повинностей, которыми облагались рядовые воины.

 

По-видимому, степень развития общественных отношений у разных племен Хазарии была неодинаковой. Однако сведения о полуоседлых савирах мы можем в какой-то мере перенести и на другие племена, в частности на крупнейшие из них — кочевников болгар или хазар, у которых, несомненно, тогда же, в конце VII в., зарождался и креп кочевой феодализм. Наиболее характерной чертой его было внешнее сохранение патриархально-родовых отношений при самой жестокой эксплуатации сородичей богатой феодализирующейся верхушкой. Эти племена в дальнейшем, в первой половине VIII в., вслед за савирами начали переходить на полуоседлый (полуземледель-ческий) образ жизни.

 

Несмотря на неудачи в продвижении государственных границ на юг, за Кавказский хребет, молодая Хазарская держава стала в начале VIII в. крупнейшим политическим образованием на территории нашей страны, опасным врагом и соперником Византийской империи и Багдадского халифата. Весь VIII век в истории каганата наполнен борьбой с этими мощными и богатыми государствами, перед войсками и золотом которых не могли устоять многие западные страны и владетели.

 

Основным вопросом, вокруг которого развертывались отношения каганата с Византией, был Крым. Борьба разгорелась при кагане Ибузир Гляване (византийская передача какого-то тюркского имени) и императоре Юстиниане II, женатом на одной из сестер Ибузира, названной при венчании на царство Феодорой. Город Херсон (древний Херсонес) несколько раз переходил из рук в руки. Расправы византийцев над жителями Херсона и представителями каганата в городе были столь жестоки, что возмущенные херсониты в конце концов отложились от Юстиниана и провозгласили императором знатного армянина Вардана. Поддержанный Херсоном и хазарами Вардан вступил в переговоры с византийскими войсками, подкупил их военачальников, переправился вместе с ними в Константинополь и захватил власть, короновавшись под именем Филиппа. С этого времени Византия стремится сохранить дружеские отношения с хазарами и использовать их в борьбе со своими врагами, в первую очередь с арабами. Для закрепления союза с Хазарией византийский император Лев Исавр в 731 г. женил своего сына Константина на дочери хазарского кагана (при крещении получившей имя Ирины). В тот же год Хазарин вновь начала наступление на Закавказье, которое к тому времени было уже завоевано арабами. Во главе войска стоял сын кагана Барджал, талантливый и деятельный полководец. Хазары разбили войско арабского наместника и захватили несколько албанских городов. Целью этого похода было, по-видимому, принуждение Албании к дани, которую она перестала выплачивать каганату, надеясь на силу и помощь халифата.

 

Для борьбы с хазарами, грозной тучей нависшими над всем Закавказьем, были посланы из Багдада крупнейшие полководцы Маслама и Мерван. Оба они проводили политику не только вытеснения хазар из Закавказья, но и полного разгрома их на их собственной территории, то есть в степях Северного Кавказа и Дона.

 

Масламе быстро удалось организовать отряды из местного населения, возглавляемые местными князьями, и вторгнуться с большим объединенным войском в пределы Хазарии. Хазары несколько раз были разбиты. Барджал погиб в одной из битв. С большим трудом каган, вставший во главе армии, приостановил продвижение арабов в глубь страны.

 

Следующие два похода на Хазарию были возглавлены Мер-ваном — преемником одряхлевшего Масламы. Особенно сокрушительным был второй поход Мервана в 737 г. Численность его войска достигала 120 тыс. человек. Мерван стремительно вторгся в страну хазар и двинулся на их столицу — Семендер. Каган и его свита бежали на север, к берегам Дона и Волги. Высланное навстречу арабам войско было разбито. Каганат находился на краю гибели, необходимо было заключить мир на любых условиях, продиктованных победителями. Основным требованием халифата было обращение «неверных» хазар в мусульманство. Каган безоговорочно принял новую религию, а Мерван, получив богатые дары, занялся покорением племен горного Кавказа.

 

В результате похода Мервана во внутренней жизни каганата произошли значительные изменения. Прежде всего под давлением арабов многие входившие в него или союзные с ним племена (например, аланы) оказались вынужденными частично отступить из Предкавказья на север — в Подонье. Столица государства была перенесена из Семендера в устье Итиля (Волги) и пазвана, как и река, Итиль. Перемещение на Волгу политического центра Хазарии способствовало оживлению торгового волжского пути, а это в свою очередь в короткий срок сделало Итиль крупным международным торговым городом. В связи с переселением больших групп полуоседлого населения Северного Кавказа в Волго-Донецкое междуречье у кочевников, входивших в Хазарский каганат, начался бурный процесс оседания на землю. Он особенно активизировался из-за постоянных войн, разорявших народные массы и обогащав-щих феодальную верхушку. Обедневшие кочевники, лишенные стад и земель для выпасов, целыми ордами оседали на берегах рек и начинали заниматься земледелием и рыбной ловлей. Недаром рыба и рыбий клей были одним из основных продуктов, экспортируемых каганатом.

 

Переход к земледелию и оседлости привел к тому, что племена, заселявшие Подонье и Приазовье, создали свою яркую и самобытную культуру. В основу ее легли культуры наиболее развитых и многочисленных из них — аланов и болгар.

 

Некоторые из аланских племен, уйдя с Северного Кавказа, расположили свои поселения и белокаменные замки в холмистых, изрезанных оврагами верховьях Северского Донца, Оскола и Дона, болгары же остались на прежних местах — в Приазовье и на берегах нижнего Дона и Северского Донца.

 

В приазовских городах — таких, как Таматарха и Фанагория,— на поселениях и в замках процветали самые разнообразные ремесла: гончарное, кузнечное, ювелирное, косторезное и др. По берегам рек тянулись обширные пашни, а на нижнем Дону — и виноградники, культура обработки которых была перенесена из Закавказья сначала в предгорья Кавказа, в окрестности Семендера, а в VIII в. на Дон, где в наши дни находятся крупнейшие в СССР цимлянские виноградники.

 

Именно в эти десятилетия появилась и распространилась у населения Хазарского каганата письменность, в основу которой было положено тюркское (так называемое орхонское) письмо. Отдельные знаки этого письма и изредка целые фразы, написанные на языке болгарской группы тюркских языков, нанесены на многих обнаруженных археологами предметах, относящихся к той эпохе.

 

Мощный экономический подъем позволил каганату быстро оправиться от тяжелого поражения, нанесенного Мерваном, и отказаться от позорного договора, навязавшего каганату мусульманскую религию. Уже во второй половине VIII в. хазары вновь становятся опасной и грозной силой, с которой халифату приходится считаться. Возобновились набеги хазар на Закавказье. В арабских и грузинских хрониках неоднократно упоминаются сокрушительные нашествия хазар, при которых опустошались не только многочисленные селения, но и крупные крепости и города (Дербент, Тбилиси). Хазарский каганат охотно вмешивался во всякие местные смуты, направленные против арабского владычества. В 80-х годах VIII в. он поддержал восстание феодальной знати в Дербенте, с трудом подавленное арабами. Тогда же хазары вели переговоры с князем Картли Нерсе, пытавшимся поднять народное восстание и освободить Грузию от арабов.

 

Арабы, как в свое время Византия, и военными действиями, и мирными переговорами пытались обезвредить беспокойных северных соседей. Дважды наместники халифа женились на хазарских царевнах (в 50-х и 90-х годах VIII в.), неоднократно откупались от хазар и бесчисленное множество раз высылали против них свои испытанные войска, сдерживавшие легкую хазарскую конницу у всех горных проходов через Кавказ.

 

Несмотря на неудачные попытки каганата проникнуть в Закавказье, другой могущественный сосед хазар — Византия всячески стремилась к дружбе с ними, пытаясь приобрести как можно большее влияние на своего восточного союзника, отвлекавшего внимание арабов от ее границ. Племена Крымского полуострова, савиры и аланы Северного Кавказа к концу VIII в. стали христианскими. Византия посылала в эти области своих ставленников — епископов, проводивших там угодную Константинополю политику. Несомненно, что этот же путь избрала Византия и в самой Хазарии.

 

В то же время и арабы были крайне заинтересованы в том, чтобы прибрать к рукам своих постоянных северных противников с помощью религии — путем обращения их в мусульманство.

 

По-видимому, хазарский каган и феодалы отлично понимали всю опасность религиозной зависимости от своих могущественных соседей и поэтому медлили с решением заменить устаревшую языческую религию более подходящим для нового феодального строя вероисповеданием. Необходимо было найти такую религию, которая бы обеспечивала самостоятельность государства и наиболее соответствовала новым формам жизни. Религией этой стал иудаизм, заимствованный от евреев, переселившихся в некоторые области Хазарского каганата (на Кавказ, в Крым, на Таманский полуостров) в начале VII в. из Византии, где в это столетие началось особенно активное преследование и избиение евреев. Евреи, несомненно, играли большую роль в торговле Хазарии и составляли существенную часть населения в ее городах, влияя тем самым и на внешнюю политику каганата.

 

Новая официальная религия, принятая каганом и всей феодальной верхушкой, чрезвычайно подняла международное значение каганата. Однако она не превратилась в религию народов, входивших в состав каганата. Полуоседлое-полукочевое ведение хозяйства, полуфеодальный-полупатриархальный быт, большие расстояния и почти полная политическая самостоятельность отдельных областей не способствовали распространению новой религии. Народные массы по-прежнему оставались языческими. В областях, ранее обращенных в христианство, оно оставалось господствующей религией, а в городах огромное влияние приобрели мусульмане, проникшие даже во дворец, поскольку именно из мусульман состояла двухтысячная постоянная конная гвардия кагана.

 

Во всех описаниях Итиля арабские авторы с удивлением констатируют необычайную веротерпимость хазарских властей, допускавших даже, чтобы судопроизводство велось по разным законам (христианскому, «обычному» — языческому, иудейскому и мусульманскому).

 

Дружеские отношения между каганатом и Византийской империей не были прерваны и после принятия хазарами иудаизма. Только браки между царствующими домами прекратились. В IX в. нет ни одного сообщения о брачных договорах между каганом и императором, зато известно, что по просьбе хазар в 834 г. император Феофил послал в Хазарию своего сановника Петрону для сооружения на Дону крепости. Крепость, названная Саркел, что означает «белая крепость», была построена на левом берегу Дона на искусственном, образованном проточными рвами острове. Стены крепости, склады и помещения для гарнизона сложили из кирпича. Петрона и прибывшие с ним специалисты были советниками хазар; однако строительство производилось местными жителями. Характерно, что в крепости нет ничего специфически византийского, вся архитектура ее связана с местными и закавказскими строительными традициями.

 

Основной целью миссии Петроны было, конечно, не построение крепости, а ознакомление на месте с обстановкой, которая сложилась в те десятилетия в Восточной Европе в связи с формированием Русского государства на Днепре и с появлением в степи новых кочевников — венгров. По возвращении в Константинополь Петрона представил властям проект, смыслом которого была военизация всех византийских владений в Крыму, в частности Херсона. Таким образом, очевидно, Русь и венгры показались византийскому чиновнику опасными не только для хазар, но и для далекой Византии.

 

Как мы видим, хазары тоже приняли меры для борьбы с Русью и венграми. Саркел построили на границе наганского домена, на сухопутной дороге при переправе через Дон. Он должен был укрепить пошатнувшееся положение хазар в западных и северо-западных владениях, куда вела эта дорога из центра домена — Итиля и куда в первые десятилетия IX в. вторглись кочевники-венгры.

 

Появление на северо-западе молодого, с каждым годом крепнущего государства — Руси — и орды венгров, кочевавших у самых границ домена и ставивших свои стойбища между болгарскими поселениями на берегах нижнего Дона, Северского Донца и в Приазовье, положило начало ослаблению Хазарского каганата. Объединившее множество народов и племен, это государство начало постепенно терять наиболее далекие и развитые провинции. Феодальная знать на местах стремилась к политической самостоятельности и полному освобождению от центральной власти. Прежде всего от каганата откололись крымские земли. Еще в конце VIII в. в Крыму произошло народное восстание, направленное против господства хазар. Восстание было быстро подавлено, руководители его казнены; однако уже в начале IX в. каганат был вынужден отказаться от большинства крымских земель и городов. Херсон вновь стал византийской провинцией и в 30-х годах IX в. превратился в сильно военизированную фему (провинцию) империи.

 

Поскольку история Хазарин восстанавливается только по отрывочным сведениям византийских и арабских рукописей и по археологическим данным, нам трудно составить правильное представление о существе междоусобных противоречий, раздиравших и ослаблявших Хазарию. Византийский император Константин Багрянородный кратко сообщает о междоусобной войне хазар с родственным им племенем кабаров. Кабары были разбиты, их уцелевшие отряды ушли в степи, к венграм, и присоединились к ним, хотя управлялись по-прежнему своим князем.

 

Источники дают нам право говорить о развитом феодальном строе у хазар со всеми типичными для него чертами: делением на «белых» и «черных» (знать и чернь), частным владением земельными угодьями, натуральной податью, вассалитетом. Наряду с феодальной зависимостью у хазар существовало рабство, причем в рабов превращали не только иноплеменников, но и разорившихся хазар. Все это свидетельствует о весьма сильном развитии классовых противоречий.

 

Одной из основных причин внутренней слабости Хазарского каганата был дуализм верховной власти. Управление государством находилось в руках царя (бека), но кроме него во главе государства стоял еще и каган, всеми почитаемый, но не имеющий реальной власти.

 

Сведения арабских писателей об этой странной структуре управления относятся к первой половине IX в. Причина его возникновения лежит, по-видимому, в том, что династия каганов, не имевшая среди местной аристократии корней и дискредитированная неудачной борьбой с арабами, должна была уступить руководство государством представителям выросшей в условиях бурной феодализации местной знати.

 

В IX в. Хазарское государство вступило в новую стадию развития— период феодальной раздробленности. Когда-то грозная хазарская армия всадников, которых поставляли кагану согласно феодальным вассальным законам крупные землевладельцы, распалась на отдельные дружины. В распоряжении кагана и бека осталась только наемная гвардия, состоявшая в основном из хорезмийцев-мусульман, имевших право не сражаться со своими единоверцами. Эта гвардия, естественно, не могла противостоять наступавшим с востока кочевникам, орда за ордою прорывавшимся в черноморские степи. Так, уже в начале IX в. каганат вынужден был мириться с занявшими часть его северных владений венграми.

 

Древней родиной венгров было Южное Приуралье, которое в средние века называли Великой Венгрией. Сородичи венгров — ханты и манси — остались на Урале и поныне. Движение на запад венгерских отрядов началось, по-видимому, в VI—VII вв.; однако основная их масса переселилась на территорию Подонья и Приазовья в первой половине IX в. и образовала здесь племенной союз, во главе которого стало венгерское племя мадьяр. Страна, занятая венграми у границ Хазарин, называлась Лебедией, как сообщает Константин Багрянородный в своем знаменитом трактате «Об управлении государством», написанном в середине X в. Размеры Лебедии, по определению персидского географа Гардизи, достигали около 300 тыс. кв. км.

 

Этот же автор пишет, что располагалась она между двумя реками, впадающими в Черное море. Сопоставляя отрывочные сведения различных восточных и византийских писателей, можно думать, что реками этими были Дон и Днепр. Поскольку венгры могли выставить войско в 20 тыс. всадников, вероятно, что общее количество населения всей Лебедии составляло примерно 150 тыс. человек. Несомненно, в союз входили, помимо самих венгров, и обитавшие здесь до их прихода болгарские орды, и аланы, и даже, возможно, славяне. Причем в то время как венгры оставались кочевниками, вое остальные племена на этой территории уже давно перешли к оседлому образу жизни. Поэтому говорить о каком-либо культурном преобладании венгров мы не можем. К тому же каганат, обеспокоенный появлением на своей территории нового сильного союза, принял все меры, чтобы подчинить его своему влиянию. Интересно, что организационные формы Лебединского союза были созданы по хазарскому образцу, под прямым военным и административным нажимом хазар. Так, у венгров, как и у хазар, существовало двоевластие: верховная власть принадлежала «кенде», а реальная—«джиге». Особенно усилилась «ха-заризация» венгров после перехода к ним кабаров, восстание которых венгры всячески поддерживали, надеясь, по-видимому, ослабить каганат и выйти из-под его влияния. Однако во все время пребывания венгров в Лебедии они находились под номинальной властью Хазарии, оставаясь ее вассалами, как и все остальные входившие в каганат области и племенные союзы.

В то время как венгерский союз постепенно подпадал под влияние Хазарского каганата, с востока, из-за Волги, надвигалась новая мощная волна кочевников — печенегов. Для борьбы с венграми печенеги заключили союз с Дунайской Болгарией и, воспользовавшись тем, что основные силы мадьяр находились в походе на Дунае, вторглись в их земли и почти полностью вырезали оставшееся там население (женщин, стариков, детей). Вернувшиеся из похода венгры нашли свою землю «пустою и разграбленною»,— писал Константин Багрянородный, и потому вынуждены были отступить на Дунай, в Панно-нию. С Паннонией связана дальнейшая история венгров, их взаимоотношения с местными племенами, оседание на землю, становление государственности.

 

Что касается Хазарского каганата, то на первых порах, в конце IX в., борьба его с печенегами была довольно успешной. Хазарам, объединившимся с восточными соседями печенегов — гузами, удалось разбить передовые печенежские отряды и отбросить их от границ собственно Хазарии, то есть домена хазарского кагана. Печенеги хлынули вдоль его северных рубежей в Волго-Донецкое междуречье. В начале X в. они разгромили все северные и западные владения каганата, разрушили десятки замков, сотни поселений, разграбили и сожгли крупнейшие торговые города (в том числе Таматарху — Тмутаракань, Фанагорию и др.), истребили и угнали в рабство население. Большинство торговых путей, приносивших немалый доход, было перерезано. От этого поражения каганат уже не смог оправиться, хотя по-прежнему устье Волги и нижний Дон находились в его руках и торговые караваны, вынужденные пользоваться этими реками, платили ему богатые пошлины. Так Хазарское государство просуществовало до середины X в.

 

Один из его последних каганов — Иосиф, памятуя о прежнем величии своего государства, оставил нам подробный перечень народов Подонья, подчиненных каганату. Однако, очевидно, в X в. эти народы были уже фактически уничтожены или же включены в новый кочевой союз — печенежский.

 

Смертельный удар Хазарии был нанесен Русью в 965 г., и поход князя Святослава положил конец существованию каганата как государства. Святослав разбил хазар, захватил их города, в том числе Итиль и Саркел. Итиль уже не оправился от этого удара, а Саркел стал русской крепостью — Белой Вежей.

 

Гибель каганата, раздираемого внутренними противоречиями, разбитого и наполовину разграбленного печенегами, была неизбежна. Более сильная молодая феодальная держава — Русь — стремилась в те годы к расширению торговли и контролю над главными торговыми путями и городами. Естественно, что глаза умного политика и талантливого полководца — Святослава обратились на юго-восточного дряхлого, неспособного к сопротивлению соседа. Могущество Руси росло, несмотря на соседство опустошавших ее южные окраины диких печенежских полчищ, кочевавших в причерноморских степях.

Категория: История | Добавил: fantast (20.11.2018)
Просмотров: 16 | Рейтинг: 0.0/0