Печенеги и торки

Печенеги по образу жизни не отличались от других кочевников, проходивших или кочевавших в степях Евразии. Вот как характеризует их перс Гардизи: «Эти печенеги владеют стадами; у них много лошадей и баранов, а также много золотых и серебряных сосудов, много оружия; они носят серебряные пояса. У них есть знамена и копья, которые они поднимают во время битв».

 

Родо-племенная структура печенежского общества подробно описана в середине X в. Константином Багрянородным. Из его рассказов видно, что печенежский союз делился на восемь округов или племен, а племена в свою очередь дробились на более мелкие части — роды (в племя входило пять родов). Во главе племен стояли «великие князья», во главе родов — «меньшие князья». Князья выбирались на племенных советах, в которые входила вся разбогатевшая родовая верхушка. Совету старейшин некоторые источники противопоставляют сходки — народные собрания. Сходка, совет рядовых воинов, устраивалась в исключительных случаях, чаще всего во время походов, когда аристократии приходилось считаться с мнением рядовых кочевников. Таким образом, у печенегов прослеживаются все признаки военной демократии, а именно: совет старейшин, выбранные на совете военачальники и народное собрание.

 

Печенеги были одним из крупных племен среднеазиатского кочевого союза канглов. Захватив заволжские земли, принадлежавшие ранее сарматским племенам, печенеги образовали новый племенной союз. В него вошли и сами печенеги-канг-лы, и покоренные ими сарматы, и отчасти лесные угро-финские племена.

 

Наиболее могущественными и упорными врагами печенегов в IX в. были огузский и кипчакский союзы. Самым слабым звеном в окружавшем их кольце был распадающийся на части Хазарский каганат. Именно с ним столкнулись печенеги, отступая под давлением юго-восточных соседей. Оставив в Заволжье наиболее разоренные, бедные, а потому безынициативные орды, печенеги двинулись на запад. Оставшиеся печенеги подчинились гузам и вошли в их племенной союз.

Годы завоевания печенегами южнорусских Степей не получили достаточного отражения в источниках. Только в персидском географическом труде — «Книге пределов мира», — составленном неизвестным автором X в. «из книг и рассказов умных людей», говорится несколько слов о двух ветвях печенегов: хазарской и тюркской.

 

«Тюркские» печенеги кочевали, по-видимому, в междуречье Дона и Донца, «хазарские» — у берегов Азовского моря и в Нижнем Подонье. Названия «тюркские» и «хазарские» автор дал им, вероятно, по основному, наиболее опасному для печенегов соседу: у «тюркских» печенегов это были гузы-тюрки, у «хазарских» — хазары.

 

«Хазарские» печенеги, вклинившиеся между основной территорией Хазарии и Крымом, прервали всякую связь между ними. Хазары всячески старались вытеснить печенегов с захваченных ими земель. Они постоянно нападали на печенегов, уводили их в плен и продавали в рабство, угоняли скот и т. п. К каким-либо явственным результатам это не привело — печенеги оставались в междуречье Кубани и Дона вплоть до XI в.

 

После завоевания северных и западных земель каганата и вытеснения венгров печенеги начали упорную борьбу за расширение своей территории. Движение на восток, откуда их только что вытеснили гузы, было невозможно, движению на юг препятствовали хазары. Поэтому печенеги вновь обратились на запад. На этот раз противником их оказалась Русь.

 

Инициатива в продвижении на северо-запад принадлежала, по-видимому, «тюркским» печенегам, в течение 10—15 лет захватившим земли Прутско-Днепровского степного междуречья. «Хазарские» печенеги остались у границ каганата, в Приазовье. Константин Багрянородный писал, что границей между западными и восточными печенегами был Днепр.

 

Действия восточного, или левобережного, объединения не отражены в письменных источниках. В силу географического положения оно было связано с Хазарским каганатом, об истории которого в этот период не сохранилось почти никаких сведений. Можно предполагать, что «хазарские» печенеги участвовали в походе Святослава, поскольку озлобленные на хазар из-за постоянных поражений они были, несомненно, рады воспользоваться столь могущественным союзником для освобождения от сильного соседа.

 

Тем не менее не прошло и 20 лет после разгрома каганата, как восточное объединение, по-видимому разросшееся и окрепшее в богатых степях Подонья, сделало попытку захватить пограничные земли своего бывшего союзника — Руси. Русская летопись под 992 г. сообщает: «Печенези придоша по оной стороне от Сулы». Битва печенегов и русских началась со знаменитого единоборства Кожемяки с «печенежином» и кончилась разгромом печенежского войска и бегством его. Поражение оказалось гибельным для восточного объединения. В дальнейшем печенеги уже ни разу не нападали на Русь с левой стороны Днепра. Епископ Бруно, проезжавший по Печенегин в начале XI в., творил только о четырех племенах западного печенежсжого союза. О существовании заднепровских печенегов он даже не слышал.

 

Западное печенежское объединение оказалось более сильным и устойчивым. Все соседящие с ним страны постоянно подвергались опустошительным набегам печенежских полчищ. Болгария и Венгрия с трудом могли противостоять им. Оба эти государства вели по отношению к печенегам пассивную оборонительную политику, поскольку, «будучи многократно... побеждены и ограблены ими, они по опыту познали, что хорошо и полезно жить всегда в мире с ними»,— писал Константин Багрянородный.

 

Отношения печенегов с приморскими портами в значительной степени обусловливались отношениями с Византией. Помимо оживленной торговли, которую вели печенеги с портами, они, по сообщению того же Константина Багрянородного, «делали набеги и грабили самый Херсон и так называемые климаты...» Сама Византия, отделенная от печенегов двумя странами (Венгрией и Болгарией), менее страдала от их грабительских налетов. Византийский император, предотвращая попытки кочевников проникнуть в его государство, постоянно посылал печенегам подарки и получал от них заложников из влиятельных аристократических семей.

 

Русские князья также различными способами пытались обезопасить свои земли от кочевников. Наиболее действенным средством были походы русских дружин в степь, разгром печенежских кочевий. Это хотя бы на время подрывало силы той или иной кочевой орды. Кроме того, русские использовали печенегов как военную силу в своих походах. Константинополь всеми средствами старался влиять на политику печенегов по отношению к Руси. Особенно активизировалась деятельность византийских дипломатов во времена княжения Святослава, который, захватив болгарские земли, угрожал Византии. Весьма вероятно, что в 968 г., когда Святослав овладел болгарским городом Преславой, именно в результате их хитрых наговоров и интриг печенеги предприняли большой поход на Русь и впервые подошли к Киеву. Поэтому Святослав вынужден был вернуться, оставив на время придунайские земли. Второе столкновение западных печенегов со Святославом, во время которого князь был убит (972 г.), также, по-видимому, подготовили византийцы, сообщив печенегам о возвращении Святослава из Болгарии с богатым полоном и малой дружиной. Печенеги, с которыми Святослав, отправляясь в поход, но заключил мира, «заступиша пороги». Святослав вынужден был перезимовать в лагере на берегу Днепра, что окончательно подорвало силы его дружины, а весной сделал попытку прорваться сквозь печенежское окружение, но «напа-де на нь Куря, князь печенежьский и убиша Святослава, и взята главу его, и во лбе его сделаша чашю, оковавше лоб ого, и пьяху из него».

 

Следующий период печенежской истории связан исключительно с Русью. Он начался в княжение Владимира Святославича на киевском столе, в конце X в. Несмотря на попытки печенегов отодвинуть границу Русского государства к северу, он укрепил ее и к концу своего княжения увеличил расстояние между Русью и печенежскими кочевьями с одного дня пути, как было при Константине Багрянородном, до двух дней.

 

В начале княжения Ярослава напор печенегов значительно ослабел. Русские не замедлили воспользоваться передышкой, и в 1032 г. «Ярослав поча ставити городы по Роси». Русь заняла территорию, долгое время остававшуюся нейтральной зоной, отделявшей ее границы от кочевников.

 

Теснимые с востока новым кочевническим союзом — торнами (узами, как называли их византийцы), печенеги, пытаясь удержаться на прежних землях, предприняли в 1036 г. большой поход на Русь и осадили Киев. Ярослав, бывший в то время в Новгороде, поспешил к Киеву с сильной дружиной. «И бысть сеча зла, и одва одоле к вечеру Ярослав. И побего-ша печенези разно..., а прок их пробегоша и до сего дне». Победа Ярослава фактически уничтожила западное печенежское объединение, а вместе с тем и печенежскую опасность.

 

В середине XI в. четыре «округа» западных печенегов распались, и самой крупной административной единицей стала считаться «часть», как называл ее Константин Багрянородный, или колено. По сообщению византийца Кедрина, 13 печенежских колен кочевали по берегу Черного моря между Днепром и Дунаем. Номинальный правитель — «хаан» — еще возглавлял печенежские орды. Это был Тирах — правитель безынициативный, а потому не пользовавшийся популярностью у соплеменников. На борьбу с Русью у печенегов уже не хватало силы, отдельные восточные колена отражали натиск напиравших с востока торков. В схватках с ними выделился новый вождь — Кеген. Он попытался захватить власть над всеми 13 коленами, но знать, видимо, воспротивилась этому и поддержала Тираха. Кеген бежал от Тираха в Византию, за ним последовал и сам Тирах (возможно, под давлением торков). Орды Тираха были разбиты и поселены Византией между Балканамя и Дунаем в качестве пограничных войск. Оставшиеся небольшие роды печенегов влились в орды торкского союза. Происхождение нового кочевнического племенного союза тор-ков, или уэов, трактуется современными историками по-разному. Одни считают его северной ветвью сельджукских орд, двинувшихся в первые десятилетия XI в. на запад из Средней Азии, другие — передовым отрядом кипчакского, или половецкого, племенного союза. Как бы там ни было, но и средневековые хронисты, и историки наших дней, анализирующие древние источники, сходятся на том, что торки, изгнав печенегов в конце IX в. из Заволжья, некоторое время мирно там кочевали. В этот период они неоднократно заключали военные союзы с Русью и участвовали в ее походах, но ни разу не отважились на самостоятельные действия.

 

Тем не менее, несмотря на кажущуюся миролюбивость тор-ков, русские князья прекрасно учитывали опасность, которая грозила Киеву в случае соединения торкских отрядов с южными сельджуками в Византии. Надо полагать, что немало дипломатических усилий приложили для организации разгрома торкского союза греки. Характерно, что борьбу с торками начал в 1055 г. Всеволод Ярославич, женатый на «царице гре-кыне». В 1060 г. его поддержали князья Изяслав, Святослав и Всеслав Полоцкий, которые «совокупиша вой бещислены, и поидоша на коних.и в лодьях, бещислено множество, на тор-кы». Торки, не приняв битвы, «убояшася, пробегоша», и, как замечает летописец, «бог избави хрестьяны от поганых».

 

Разгромленные орды торнов в массе своей двинулись на Византию. В 1064 г. они появились на Дунае. Однако византийское золото и повальные болезни заставили их уйти с правого берега Дуная. Подавляющее большинство вернулось назад в южнорусские степи и перешло в подданство к русскому князю, заселив пограничные русские земли (в основном берега Роси). В XII в. эти разрозненные отряды образовали новый союз — «Черных Клобуков». Черные Клобуки на протяжении более 100 лет, до самого татаро-монгольского нашествия, были верными вассалами великих киевских князей, которые часто использовали их не только в борьбе с кочевой половецкой степью, но и в междоусобных распрях.

Категория: История | Добавил: fantast (20.11.2018)
Просмотров: 25 | Рейтинг: 0.0/0