Картли-Иберия и Лазика в III—VI века. Грузия

Кризис рабовладельческих отношений, охвативший все государства Средиземноморья, с которыми Грузия была тесно связана, затронул и ее. Но здесь его ослабляли наличие свободных сельских общин, отсутствие крупных земельных владений типа латифундий, обрабатываемых рабами, сохранение городов — ремесленных и торговых центров.

 

О появлении феодальной собственности на землю и формировании феодально-зависимых слоев населения приходится судить лишь по косвенным данным. В Грузии в III—IV вв. формируется феодальный класс азнауров, известны случаи земельных дарений, покупки земельных участков, есть сведения о борьбе между феодалами и царем за превращение условных земельных держаний в наследственные, то есть о борьбе за иммунитет.

 

Подобно тому как это было во многих других странах, охваченных кризисом рабовладельческого способа производства, в Грузии в IV в. землевладельцы предпочитают использовать труд свободных земледельцев (мдабио). Постепенно землевладельцы приобретают все больше и больше пахотных участков и богатеют. Возрастает и крепнет их влияние в обществе. Они становятся обладателями дорогих коней и железного оружия, которыми раньше владели лишь царские всадники. Это свободные и знатные люди — азнауры.

 

Так возникают новые общественные силы, способствующие дальнейшему развитию зарождающегося феодального способа производства. Однако рабовладельческий способ производства еще не скоро сходит на нет; и не только в сельском хозяйстве, но и в городском, ремесленном, довольно долго наряду с трудом свободных применяется рабский труд.

 

Весь период грузинской истории от IV до VII в. следует считать временем постепенного превращения грузинского общества в феодальное.

 

В Грузию рано проникает христианство. Уже в начале IV в. в приморских городах Колхиды возникают христианские общины и даже епископские кафедры.

 

В Картли-Иберии небольшие христианские общины существовали задолго до крещения всей страны. Официальной датой начала христианства считается 337 г., а крещение царской семьи произошло во второй трети IV в.

 

Укреплению христианства способствовал ряд обстоятельств. Во-первых, христианство в IV—V вв. выступало с положениями о равенстве людей, о возможности общего счастья в потустороннем мире. Эта проповедь создавала христианству прочную социальную базу среди самых широких слоев общества. Проповедь божественности светской власти и необходимости повиновения ей обеспечивала христианству поддержку феода-лизирующейся части общества и возможность стать государственной религией. У царей, кроме того, имелась и материальная заинтересованность в изменении религиозной системы. Они нуждались в землях для раздачи ленникам-азнаурам, а жреческая каста была крупнейшим собственником земли. Принятие христианства давало возможность провести секуляризацию (изъятие в пользу светской власти) храмовых владений.

 

Свободное сельское население Иберии, особенно ее горных областей, где были сильны порядки первобытнообщинного строя, встало на защиту язычества. И только после карательных экспедиций царя и воевод оно признало новую религию.

 

История Иберии, или, как стали ее называть, Картли, от IV в. до арабского завоевания в VII в. наполнена борьбой грузин против римлян, византийцев и Ирана. Однако противостоять этим могущественным державам молодое грузинское государство не могло. Во второй четверти V в. картлийские цари становятся вассалами Сасанидов. Для контроля над Картли-Иберией Иран учреждает специальную должность картлийского питиахша. Утверждению политического влияния Сасанидов в Картли способствовали дальнейшее развитие в стране феодальных отношений и рост антагонизма между царем и знатью. Особенно обостряется внутренняя борьба в Картли-Иберии во второй половине V в., в царствование Вахтанга Горгасала. Вахтанг был сильным и храбрым воином, разумным и деятельным правителем. Персы прозвали его Горгасалом, что значит Волчья Голова, так как Вахтанг носил шлем с изображением головы волка. Вступив на престол в качестве вассала Ирана, Вахтанг направил все усилия на освобождение страны от сасанидского ига. Господство Ирана было так же тяжело для Картли-Иберии как и для Армении. Персы взимали с населения обременительную дань. Помимо дани, страна несла еще и тяжелые военные повинности.

 

Борьба против Ирана затруднялась тем, что Сасаниды успели к этому времени заключить союз против картлийского царя с некоторыми группами местной знати. Вахтанг, однако, также не был одинок в борьбе. Широкие народные массы, которые в первую очередь страдали от поборов и военных повинностей в пользу Сасанидов, составляли главную силу в борьбе против чужеземных поработителей за освобождение Картли. Различие интересов знати и народа проявлялось в рассматриваемое время в обострении классовой борьбы между этими двумя общественными силами. В народном фольклоре сохранились песни и сказания, в которых воспевается идеализированная фигура Вахтанга, противопоставляемого другим знатным феодалам.

 

Движение против Ирана нашло поддержку и в соседних странах. К Вахтангу, в частности, примкнули повстанцы из Армении. Начиналось всеобщее восстание (481—484 гг.) против Сасанидов. Однако предательство части грузинских и армянских феодалов привело к тому, что сопротивление восставших в конце концов было сломлено, а Вахтанг вынужден был укрыться в Западной Грузии — Лазике. В самом начале VI в. он погиб в бою с персами от руки убийцы, подосланного противником.

 

После смерти Вахтанга Горгасала царская власть в Картли-Иберии сохранялась недолго. В 523 г. царь Гурген, потомок Вахтанга, поднял новое восстание против Ирана. Когда восстание потерпело поражение, Гурген с семьей и свитой бежал в Лазику. Так наступил конец царской власти в Картли.

 

Картли-Иберия в VI в. превратилась в одно из марзпанств Ирана. Марзпаны вначале назначались только из персов. Резиденцией их был Тбилиси. Возвышению Тбилиси благоприятствовало его выгодное положение на древнейших магистральных путях и мощиое экономическое развитие города в то время. В военно-стратегическом отношении Тбилиси также представлял важнейший пункт, должным образом оцененный и коренным населением, и всеми завоевателями, в том числе и Ираном. В 506 г. в Тбилиси существовала епископская кафедра, а в конце того же столетия был построен Тбилисский Сион (кафедральный собор). Во второй половине VI в. византийцы считали Тбилиси столицей Картли-Иберии.

В Тбилиси размещался главный персидский гарнизон. Гарнизоны находились и в остальных крупных городах Картли-Ибе-рии. Начальники гарнизонов были облечены не только военной, но и административной властью.

 

Картлийская знать всячески использовала новый режим в корыстных целях. Назначенные иранским правительством на многие должности местные аристократы безжалостно грабили народ. Недовольство в стране нарастало.

 

В 572 г., воспользовавшись вооруженным выступлением армян против Ирана под предводительством Вардана Мамиконя-на, Картли примкнула к Византии. Армяно-грузинское восстание положило начало новой византийско-иранской войне, которая продолжалась 20 лет.

 

К концу VI в. Сасаниды фактически уже не пользовались влиянием в стране. Картли-Иберия была предоставлена самой себе.

 

Византийские, армянские и грузинские источники рисуют ее очень богатой страной. Развитие сельского хозяйства, ремесла и торговли указывает на дальнейший рост производительных сил. Города Картли (Мцхета, Уджарма, Рустави, Болниси, Ман-глиси и др.) превращаются в крупные торговые и ремесленные центры. О богатстве их свидетельствуют сохранившиеся замечательные памятники материальной культуры, а также сообщения письменных источников. С расширением торговых операций увеличилось и количество денег, находившихся в обращении. С 80-х годов VI в. в Картли начинается чеканка местной монеты.

 

Одновременно идет процесс концентрации земельных владений. Земля становится предметом отчуждения и постепенно сосредоточивается в руках феодализирующейся знати. Легко представить, какие жестокие формы должна была принимать борьба за землю между феодализирующейся знатью и свободными крестьянами. Для подавления крестьян персидская административная машина была уже недостаточной. Важнейшей политической задачей картлийской земельной аристократии становится создание собственного государственного аппарата. Для установления относительной централизации политической власти знать «избирает» из своей среды главу государства, первого среди равных. Вначале он носит титул «эрисмтавари». Термин «мтавари» приблизительно соответствует древнерусскому «князь».

 

Монеты с грузинскими надписями выпускались, начиная с конца VI в., от имени картлийского эрисмтавари, с его инициалами. В этом уже сказывалось стремление картлийских эрисмтавари к расширению своих прав. Зависимость Западной Грузии (Лазики) от Рима, а затем от Константинополя, в IV—V вв. носила гораздо более тяжелый характер, чем зависимость Картли от Ирана. Западная Грузия не только платила империи дань. Во всех важнейших пунктах Лазики стояли римские гарнизоны, грабившие местное население. В поисках помощи Лазика неоднократно обращалась к Ирану.

 

Этим, видимо, объясняется тот факт, что к началу VI в. цари лазов упоминаются уже в качестве вассалов Ирана, причем нет сомнения, что эта зависимость носила поверхностный характер. Однако после того как иранские завоеватели захватили крайний западный город Картли-Иберии — Аргвети, лазский царь Цатэ, осознав нависшую над ним опасность, в 523 г. отправился в Константинополь. Там, дав согласие принять христианство со всей своей семьей, он был утвержден на лазском престоле. С тех пор христианство окончательно утвердилось в Лазике в качестве официальной религии.

 

В VI в. Византия проводила в Лазике политику, подобную той, которую проводили персидские наместники в Картли. На непосильные государственные повинности, произвол чиновников, военные повинности и нескончаемые походы народ отвечал восстаниями, которые кончались кровавыми репрессиями. Византия укрепилась в прибрежных пунктах, куда легко было доставлять провиант и военное снаряжение для гарнизонов. На берегу Черного моря сооружалась крепость Петра — основная база византийских военных сил в Лазике. Здесь был размещен главный византийский гарнизон и находилась резиденция стратига — командующего военными силами Лазики. Византийские правители вмешивались во внешнюю торговлю лазов: монополизировали торговлю, стали устанавливать цены, чем окончательно восстановили лазов против себя.

 

Внешняя торговля в это время имела большое значение для правящих кругов Лазики, принося им большие доходы. Лазы ввозили соль, пшеницу, вино, дорогие ткани, оружие и пр., а экспортировали кожу, пушнину, рабов, мед, воск, лес. В восточные страны вели сухопутные дороги, а в Византию и ее провинции — преимущественно морской путь.

 

Внешняя торговля Лазики сосредоточилась в руках знати и царя. Естественно поэтому, что ее монополизация Византией чувствительно ударила по материальным интересам правящих кругов Лазики.

 

Не менее существенную роль для знати играли и политические соображения. Ее не устраивало стремление Византии покончить с независимостью Лазики. В интересах борьбы против насилий и притеснений со стороны Византии царь лазов Губаз обратился через послов за помощью к Ирану, а также заключил союз с северокавказскими полукочевниками: аланами и савирами.

 

Персидское правительство давно уже осознало военно-стратегическое и экономическое значение Лазики. Кроме того, ему представлялось нежелательным существование рядом с Картли-Иберией единокровной и единоверной Лазики, развивавшейся по существу вне русла сасанидской политики. Поэтому царь Ирана Хосров принял предложение Губаза и в 542 г., несмотря на «вечный», «бессрочный» мир с Византией, вторгся в Лазику. Встреченный царем Губазом, он вместе с лазским войском двинулся на Петру, главную военную базу Византии. После кровопролитных боев, в которых персы применяли боевые осадные машины, Петра пала. В 545—546 гг. был заключен пятилетний мир между Византией и Ираном. Вследствие захвата Сасанида-ми прибрежных и пограничных пунктов прекратились торговые сношения Лазики с византийскими областями. Это вызвало явное недовольство лазских правящих кругов и самого царя. Тогда Хосров поручил военачальнику Фавризу тайно убить царя Губаза и начать выселение лазов в центральные районы Ирана. Губаз и правящие круги Лазики, возмущенные вероломством Сасанидов, снова обратились к Юстиниану, с радостью обещавшему поддержку. Положение лазов осложнялось тем, что, борясь за собственные интересы, они не могли избежать значительных разногласий со своими военными союзниками — византийцами, преследовавшими иные цели и руководимыми к тому же продажными, трусливыми и бездарными начальниками.

 

Силы лазского народа в борьбе с врагами были ослаблены и внутренними противоречиями и несогласиями, вполне закономерными для раннефеодального общества многоплеменной Лазики. Знатные лазы неоднократно предавали родину и выполняли поручения врагов. Тем не менее военные действия лазов против Ирана развивались со все возрастающим успехом. Благодаря храбрости и самоотверженности народа из страны были изгнаны остатки персидской армии. В руках Сасанидов оставалась лишь Петра. В 550 г. Хосров прислал в Лазику лучшего своего военачальника Хориана с огромным войском. Жестокий бой окончился, однако, полным поражением персов. Хориан был убит, большая часть его воинов погибла, оставшиеся были обращены в бегство. Персидский лагерь попал в руки лазов и византийцев. Новый иранский полководец Набед попытался использовать междоусобицу в Лазике и опереться на Абазгию (Абхазию).

 

Абазгия в IV в. входила в состав Лазики. Восточноримской империи долгое время удавалось сохранять свое политическое влияние в Абазгии. В Питиунте и Сухуми были размещены римские гарнизоны. В конце 20-х или в начале 30-х годов VI в. знать и все население Абазгии приняли христианство.

 

Власть абазгийских князей постепенно приобретала деспотический характер, чему способствовало широкое развитие работорговли. По сообщению Прокопия Кесарийского, князья абаз-гов отнимали у своих подданных красивых детей, превращали их в евнухов и продавали за большие деньги в Византию. Их отцов, чтобы обезопасить себя от мести, убивали. Возмущенный народ восстал и сверг власть абазгийских князей. Однако византийцы по-прежнему грабили страну. Учитывая сложившееся в Абазгии положение, Иран, пытаясь удержаться в Лазике, начал переговоры с абазгами о военном союзе. Абазги охотно перешли на сторону иранских войск для борьбы с ненавистными византийцами.

 

Однако это не помогло Ирану. В 550 г. союзное лазско-византийское войско осадило Петру, последний оплот Сасани-дов в Лазике. После двухдневного ожесточенного боя крепость пала. Большая часть персидских войск была перебита. Победители получили богатые трофеи — огромное количество военного снаряжения и запас провианта, рассчитанный на пять лет. Но, по-видимому, союзники еще не были в состоянии удержать Петру, и по приказу стратига Бессы ее стены были сравнены с землей.

 

В 552 г. между Византией и Ираном был заключен пятилетний мир. В 553 г. византийцы вероломно убили Губаза и этим вновь оттолкнули от себя лазов. Правители Лазики, озабоченные дальнейшей судьбой страны, созвали в одном из ущелий народный сход для обсуждения вопроса об отношении к Ирану и Византии. Руководившие народным собранием знатные лазы раскололись на две группы. Давнишний враг Византии и сторонник Ирана Айет обратился к соотечественникам с призывом порвать окончательно с Византией. Однако вождь противной партии Фартаз, пользовавшийся влиянием и уважением, утверждал, что убийство Губаза — дело рук местных византийских властей, а сам император к нему непричастен, и что связь с Византией все-таки более приемлема для Лазики, чем связь с персами. Фартаз предлагал сообщить о случившемся императору, чтобы он принял соответствующие меры против преступников, и только после его отказа обсудить целесообразность иного пути.

 

Мнение Фартаза восторжествовало. Лазская знать, связанная своими экономическими интересами с Византией, сообщила Юстиниану обо всем происшедшем и просила как о наказании убийц, так и об утверждении на лазском престоле жившего в то время в Константинополе Цатэ, младшего брата Губаза. Юстиниан удовлетворил просьбу лазов. Цатэ взял власть в Лазике в свои руки.

Военные действия в Лазике продолжались еще несколько лет. Только в 562 г. Сасаниды отказались от своих притязаний на Лазику в пользу Византии.

Категория: История | Добавил: fantast (19.11.2018)
Просмотров: 11 | Рейтинг: 0.0/0