Грузинские земли в VII - IX веке

В VII в. в грузинских землях оформились и укрепились феодальные отношения. Расширились связи между западной и восточной группами грузинских племен; влияние Картли в Лазике было теперь значительно большим, чем раньше. Однако вскоре нормальное развитие молодых феодальных княжеств было нарушено новым вторжением внешнего врага. На этот раз угроза исходила от Арабского халифата. Первый арабский отряд под начальством Хабиба ибн-Масламы появился в Картли в 642—643 гг., но потерпел неудачу и вернулся обратно. В 40-х годах VII в. арабы ограничиваются отдельными набегами, и страна подчиняется еще верховной власти византийского императора. Положение изменилось в начале 50-х годов.

 

В 654 г. между халифатом и Картли был заключен договор. Согласно этому договору, арабы обещали свободу вероисповедания и требовали только уплаты подворного налога (джпзьи). Обе стороны обязывались оставить без изменения число дворов-плателыциков — грузины лишались права объединять их, арабы — делить. Население должно было помогать мусульманам вооруженной силой и предоставлять им кров и пищу в случае нужды. Относительная сдержанность требований, предъявляемых арабами к подчиненным странам в начальном периоде их завоеваний, объясняется тем, что они не располагали еще силой для более интенсивного угнетения.

 

Византия всячески стремилась вернуть себе свои закавказские владения. В 685 г. византийский полководец Леонтий истребил военные силы арабов в Закавказье и подчинил его Византии.

 

Неустойчивость положения арабов в странах Закавказья в это время была связана также с активностью хазар, которые начинают играть доминирующую роль на Северном Кавказе. С конца VII в. хазары нередко организуют набеги на земли, лежащие южнее Кавказского хребта, особенно на грузинские и албанские княжества.

 

Лишь в самом конце VII в. в Закавказье вновь появляются арабы. Если до тех пор арабы старались овладеть в Грузии только Картли, то теперь они пропикли и в Западную Грузию, пользуясь антивизантийскими настроениями масс и поддержкой правящих слоев Лазики. В 697 г. патрикий Лазики восстал против византийцев и призвал на помощь арабов. В начале VIII в. значительная часть Западной Грузии перешла в их руки. Придавая большое значение Лазике, халифат и Византия неоднократно посылали туда значительные военные подкрепления; в конце концов арабы не смогли удержаться здесь и вынуждены были уйти.

 

Ведя войну с хазарами, арабские халифы неоднократно проводили карательные экспедиции в Закавказье. Так* в 736— 738 гг. в Грузию пришел с большим войском Мерван ибн-Му-хаммед (впоследствии халиф), прозванный грузинами «кру» (глухой) за свой неумолимый и беспощадный характер. Войска Мервана прошли по всей Грузии, сея смерть и опустошение. В Восточной Грузии была разрушена, как говорят грузинские летописи, большая часть городов и крепостей. Это было одно из самых больших опустошений, когда-либо испытанных Грузией. Недаром поход Мервана оставил память о себе в народе до наших дней. Несмотря на то, что в Западной Грузии арабы удержаться не сумели, в Картли сопротивление народа было сломлено надолго. С конца 30-х годов VIII в. и до конца столетия там господствует халифат.

 

В Картли, как и в других захваченных странах, арабских завоевателей интересовала главным образом дань. В VIII в. Картли платит как подушную подать (джизью), так и поземельную подать (харадж). Джизья и харадж во второй половине VIII в. достигли чудовищных размеров, причем джизью арабы превратили из подворной подати в поголовную.

 

Только в области религии арабы проявляли достаточную терпимость, жестоко преследуя лишь собственных ренегатов. Это объясняется тем, что арабы не хотели уменьшать число налогоплательщиков, а принимавшие ислам должны были освобождаться от государственных платежей.

 

Чем тяжелее становилось иго халифата, тем с большей силой подымалась грозная волна народного гнева против иноземных завоевателей. Выразителем народных настроений и устремлений явился замечательный общественный деятель Иоанн, сын Сабана (Сабанисдзе), написавший в 80-х годах VIII в. «Мученичество Або Тбилисского» — выдающееся произведение древнегрузинской литературы.

 

В нем Иоанн Сабанисдзе как прогрессивный представитель своего времени старается не только поставить, но и разрешить вопрос о месте Картли среди других стран мира. Облеченное в церковно-религиозную форму, его произведение, однако, выходит за рамки чисто религиозного сочинения, поднимается до проповеди народной борьбы против иноверных поработителей.

 

Власть завоевателей была более или менее прочна лишь в Центральной Картли, по долинам главных рек страны. Вся Западная Грузия оставалась вне досягаемости арабов. Абхазия в это время добивается освобождения от византийской зависимости, и абхазские правители становятся царями. Горные районы Картли также оставались независимыми и служили убежищем населению равнин, скрывавшемуся здесь от арабов. Чрезвычайно затрудняла положение арабов в Закавказье постоянная борьба с хазарами, которые становились все более активными. В 764 г. хазары даже заняли, правда на короткое время, Тбилиси, опустошив страну, разрушив города и взяв в плен карт-лийского князя Джеваншира.

 

В конце VIII — начале IX в. борьба за освобождение от ига халифата обостряется и приносит закавказским областям большие перемены, о которых подробно рассказывают как арабские, так и местные (грузинские и армянские) источники. «С этого времени,— говорится в летописи,— стала уменьшаться власть великих царей Хосроидов (так называет летопись древнюю царскую династию Картли.— Ред.). Усилилось господство сарацин, время от времени страна подвергалась набегам и опустошениям, появилось множество мтаваров (князей.— Ред.) в стране Картли, которые стали враждовать друг с другом». Известия летописи о «появлении множества мтавари в стране Картли» свидетельствуют о возникновении отдельных феодальных княжеств различной величины. Их становление происходило в условиях жестокой борьбы против арабских завоевателей и было вызвано ростом общественно-хозяйственной мощи отдельных периферийных районов.

 

Раннефеодальные государства на территории Грузии представлены в VIII—IX вв. небольшими разобщенными княжествами, что объясняется как условиями натурального хозяйства, так и нивелирующим характером власти завоевателей, препятствовавших созданию сильной власти местных феодалов.

 

Раньше других в борьбе против арабов выделяется в самостоятельное княжество Кахетия. Она была в это время многоплеменной областью: рядом с основным, грузинским по языку, племенем кахов тут жили туши, суджи, санары и др. К концу VIII в. особенно активизируются воинственные горцы-санары, причиняющие много беспокойства арабам. Санары-кахетинцы были в IX в., по сообщениям арабских авторов, одним из наиболее свободолюбивых, независимых и опасных для арабов племен Закавказья. Во второй половине VIII в. кахетинцы изгнали арабов из своей страны.

 

На рубеже VIII—IX вв. в Кахетии берет власть в свои руки Григол—представитель одного из знатнейших родов страны. При нем Кахетия была уже довольно крупным княжеством. Она включала в свой состав ряд значительных городов и крепостей: Телави, Некреси, Череми, Уджарма и др.

 

Во втором десятилетии IX в. возникло еще одно грузинское феодальное княжество — Тао-Кларджети. Основание ему положил Ашот, один из представителей княжеского рода Багратио-ни, которые с конца X и до начала XIX в. занимали царский трон Грузии. Родовым их уделом был Спер на р. Чорох. При арабах Багратиони сумели выдвинуться благодаря осторожной и гибкой политике. Одна ветвь этой фамилии обосновалась в Армении, другая — в Картли. Представителем последней и был Ашот, находившийся в начале IX в. на арабской службе и носивший в Картли титул мтавари. Арабы, опасаясь усиления энергичного картлийского правителя, решили разделить Картли. Ашот, будучи не в силах противостоять им, бежал с семьей и небольшим отрядом вассалов в юго-западные области Закавказья, где были родовые имения родственных ему Багратиони в Кларджети.

 

Эта область, находившаяся в номинальной зависимости от византийского императора, была труднодоступна для арабов. Прежнее население, послужившее ядром возникавшего княжества, было усилено переселенцами из Картли.

 

Для успехов молодого государственного образования большое значение имело признание власти Ашота со стороны Византии. Император Византии дал Ашоту высокий придворный чин куропалата. С этого времени Ашот в грузинских летописях нередко называется царем.

 

Ашот восстановил древнюю крепость Артануджи в долине Чороха и превратил ее в свою резиденцию. Находясь на важнейшем торговом пути, ведшем из Феодосиополя (Эрзерума) к Черноморскому побережью, Артануджи вырос в крупный торговый город.

 

Таким образом, куропалатство уже при Ашоте успело получить значительный удельный вес в экономической и политической жизни Закавказья. Выгодное географическое положение, обладание торговым путем в Византию, высокое культурное развитие княжества предопределили дальнейший рост его влияния на соседние территории.

 

При детях Ашота княжество окончательно оформилось в довольно сильную политическую единицу. По наименованию двух важнейших его районов — Кларджети и Тао — княжество стали называть Тао-Кларджети. Князья Тао-Кларджети титуловали себя «картвельскими (то есть грузинскими.— Ред.) куропа-латами», претендуя тем самым на наследство древнейших царей Картли.

 

Третье политическое образование — Абхазское царство — возникло на территории Западной Грузии. В конце VIII в., воспользовавшись внутренней смутой в империи, абазги (абхазы) освободились из-под власти Византии. Абхазские цари уже в начале IX в. проявляют стремление распространить свое политическое влияние на Восточную Грузию. Интересы и задачи общегрузинской политики побуждают их с самого начала избрать себе резиденцией древний Кутатиси (Кутаиси), который представлял собой естественный центр всей Западной Грузии и лежал на важной торговой магистрали.

 

Помимо охарактеризованных выше трех княягеств, были еще более мелкие, иногда совсем маленькие феодальные образования, которые пытались вести самостоятельную политику. В конце концов они примыкали к тому или иному более крупному владетельному князю.

 

Среди этих местных феодальных образований Тбилисский эмират с конца первой четверти IX в. также обнаруживает тенденцию к политическому выделению из халифата. Однако только в 60-х годах IX в. тбилисские эмиры окончательно превращаются в самостоятельных владетелей территории, находящейся в пределах Нижней Картли. В конце IX в. в Тбилиси утвердилась династия наследственных эмиров из рода Джафаридов, чеканивших собственную монету, на которой ставили имя правящего эмира, подчеркивая тем самым его политическую самостоятельность.

 

На протяжении VIII—IX вв. феодальный строй Грузии продолжал развиваться. Господствующим сословием был класс аз-науров (дворян), которые делились на ряд иерархических категорий. Высшей иерархической категорией являлись «великие азнауры» — самые богатые и сильные феодалы. Те, кто получил азнаурство по наследственной линии, назывались «потомственными азнаурами»; те, кто за службу—«царскими». Наконец, самые бедные азнауры, зависевшие от более сильных, назывались «предстоящими» или «собственными».

 

Наряду с укреплением каждого отдельного княжества в Гру-зии начался процесс постепенного объединения этих княжеств в одно экономическое, а затем и политическое целое.

 

Более прочной стала в это время взаимозависимость внутренних областей страны. Распределение различных отраслей сельского хозяйства по отдельным районам, экономическая зависимость горных и равнинных районов друг от друга, распределение отдельных отраслей домашней и ремесленной промышленности по разным городским и сельским пунктам Грузии привели к тому, что внутренняя торговля неизбежно стала гораздо более интенсивной, чем в предыдущий период.

 

В то же время бесчисленные таможенные рогатки и постоянная внутрифеодальная борьба вызывали недовольство торговых слоев общества, заинтересованных в нормальном развитии обмена. Бесконечные притеснения со стороны «великих азнауров» вынуждали мелких феодалов искать покровительства могущественного суверена. Против феодально-политической раздробленности страны выступила и картлийская церковь, которая владела землями во всех разрозненных княжествах и стремилась объединить их под единой политической крышей.

 

Таковы основные предпосылки к объединению Грузии в централизованную феодальную монархию.

 

В начале раннефеодальной эпохи свободные сельские земледельческие общины постепенно становятся под покровительство богатых азнауров, но не теряют на первых порах личной свободы. С течением времени большинство членов общины беднеет и постепенно становится подвластным феодалу. Они перестают участвовать в походах на правах свободных воинов и образуют сословие глехов — крепостных крестьян. В разряд глехов попадали не только разорившиеся свободные общинники, но также рабы и военнопленные, то есть совершенно бесправные люди, стоявшие на самой нижней ступени общественной лестницы.

 

К началу X в. большая часть земель Грузии была уже захвачена феодалами. Народные массы сопротивлялись захвату земли. Однако внутренние раздоры между различными имущественными группами ослабляли общину, и она уже не могла единодушно защищать свои интересы от феодалов-захватчиков. Постепенно в руки феодалов попадали общинные и частные земли: сперва пашни (приносившие наибольшие доходы), затем луга и пастбища, леса. Из-за земли, являвшейся основным источником богатства, постоянно шла борьба и между самими феодалами. Особенно обострилась она в конце VIII — начале IX в., когда в Грузии возникли новые крупные феодальные княжества и началась борьба между их правителями. Каждый из них пытался расширить свои владения за счет соседа.

Категория: История | Добавил: fantast (19.11.2018)
Просмотров: 9 | Рейтинг: 0.0/0