Объединение Грузии

Экономическое и социальное развитие Грузии, укрепление ее внешнеполитического положения в связи с ослаблением Арабского халифата в конце X в. явились важнейшими предпосылками политического объединения разрозненных грузинских царств и княжеств.

 

В борьбе князей за главенство над всей Грузией первоначально брали верх абхазские цари, однако уже во второй половине X в. Абхазское царство стало клониться к упадку и уступило первенство Тао-Кларджети.

 

Особенно усилилось Тао-Кларджети в X в. при куропалате Давиде (умер в 1001 г.). Былая вассальная зависимость куро-палатов от Византии при Давиде приняла номинальный характер.

 

Инициатива «избрания» общего грузинского царя принадлежала азнаурам Картли, Кахетии и Тао-Кларджети. Они выставили кандидатом на царство Баграта Багратиони. По династическим соображениям Баграт был законным наследником всех главнейших династов Грузии: Картли, Тао-Кларджети и Абхазии. В 975 г. наиболее влиятельный из грузинских царей того времени, куропалат Давид, на съезде азнаурской знати в Уплис-Цихе (близ Гори) при поддержке войска объявил о воцарении в Грузии Баграта. За время его долгого царствования (до 1014 г.) последовательно осуществлялась политика объединения страны. Новая власть опиралась на поддержку среднего дворянства — азнауров — и использовала стремление к единству широких кругов населения страны, в частности городского купечества. Баграту удалось сломить сопротивление всех крупных феодалов, которые, несмотря на официальное признание его первенства в 975 г., не желали подчиняться никакой власти.

 

После смерти энергичного и умного Баграта в Грузии вновь вспыхнули восстания феодалов, стремившихся к независимости. Их сепаратистские тенденции были поддержаны Византией, которая всячески старалась приостановить процесс объединения Грузии, ослабить ее политически, а затем оторвать пограничные грузинские провинции и захватить их.

 

Тем не менее, в отличие от армянских княжеств, которые, несмотря на отчаянное сопротивление народа, не смогли отстоять свою независимость и превратились в византийские катапанства (провинции), внуку Баграта — Баграту IV (1027— 1072 гг.)—удалось заключить с империей почетный мир. В 1050 г. византийский император пожаловал ему придворный чин севаста.

 

До 1064 г. спокойствие Грузии не нарушалось ни феодальными смутами, ни нападениями внешних врагов. В 1064 г. сельджукский султан Алп-Арслан двинулся походом на Грузию. Кровопролитная война длилась до 1068 г., когда султан принужден был согласиться на мирные переговоры и уйти из Грузии еще до формального заключения мира. Алп-Арслан пожелал взять себе в жены племянницу Баграта и потребовал уплаты ежегодной дани. Но Баграт согласился только на брак племянницы, а вместо дани обещал присылать лишь подарки. Султан удовлетворился этим.

 

При сыне и преемнике Баграта — Георгии II (1072— 1089 гг.) — снова начались мятежи знати. Они были поддержаны сельджуками, которые, вмешавшись в феодальную войну, захватили несколько пограничных грузинских крепостей.

 

После того как сельджуки вынудили Византию подписать мирный договор и заняли все ее прежние закавказские владения, политическое и стратегическое положение Грузии крайне осложнилось. С трех сторон она была окружена враждебными владениями. Сельджуки постоянно совершали опустошительные набеги на Грузию. Были захвачены и разорены многие города, в том числе Тбилиси.

 

Последствия неприятельских нашествий, усугубленные страшным голодом и суровой зимой, принудили грузинского царя согласиться на уплату сельджукам ежегодной дани. Катастрофическое землетрясение, разрушившее ряд городов и селений, еще более осложнило тяжелое положение страны.

 

В это трудное время на престол Грузии вступил Давид IV Строитель (1089—1125 гг.). В первые годы царствования этого умного и деятельного политика была полностью восстановлена хозяйственная жизнь Грузии:- были вновь отстроены разрушенные города, наладилась внешняя и ©нутренняя торговля. Для того чтобы успешнее бороться с центробежными стремлениями родовитых феодалов, Давид, опираясь на рядовых служилых азнауров и население городов, провел ряд административных реформ. Так, в целях укрепления центральной власти он учредил высшую государственную должность советника царя — ве-зира, а также создал верховный коллегиальный суд. Были упразднены все титулы византийского происхождения, напоминавшие о былой зависимости части Грузии от Византии.

 

Особенно сурово обошелся Давид с крупными церковными феодалами, настойчиво добивавшимися освобождения церкви от контроля светской власти царя. Он прежде всего изменил порядок замещения церковных должностей — вместо назначения по признаку знатности происхождения была введена значительно более демократическая система избрания. Таким образом, Давид получил возможность влиять на замещение церковных кафедр. Кроме того, часть наиболее непокорных духовных феодалов была лишена земель и доходов, конфискованных в пользу царской власти.

 

Усиление Грузии совпало по времени с ослаблением военной мощи ближневосточных государств, с распадом, в частности, Сельджукского государства, что благоприятно отразилось на внешнеполитическом положении страны. В 1097 г. Давид прекратил уплату дани султану. Независимость Грузии была восстановлена.

 

Давид IV провел и военную реорганизацию. До этого основой войска было феодальное ополчение. Феодалы всегда чрезвычайно неохотно предоставляли свои дружины в распоряжение центральной власти. Во время войн нередко то один, то другой феодал, подкупленный щедрыми посулами неприятеля, переходил вместе со своим вассальным еойском на сторону врага. Все это ослабляло боеспособность грузинской армии, и часто успешно начатая военная кампания из-за нерадивости или предательства некоторых феодалов кончалась разгромом грузин и гибелью многих сотен людей. Давид создал собственное войско из половцев, переселившихся из южнорусских степей. На дочери их хана Атрака (Отрока, как называли его на Русы) он женился. Давид полагал, что половцы, не связанные с грузинскими феодалами, будут верны царю в его борьбе против феодальной оппозиции. Так он получил возможность на время сломить сопротивление грузинской феодальной знати, а во внешней политике — перейти от обороны к наступлению. В 1122 г., после блестящей победы грузин над соединенными войсками нескольких ближневосточных мусульманских правителей, Тбилиси был окончательно присоединен к Грузии. После этого Грузия стала одним из крупнейших государств Ближнего Востока. Столицей ее Давид сделал Тбилиси.

 

Несмотря на постоянные войны, освобожденная Грузия переживала период мощного экономического и культурного подъема. Необычайно выросли грузинские города, ставшие не только центрами ремесла, внутренней и международной торговли, но и важной опорой царской центральной власти. Города в Грузии принадлежали феодальной аристократии, большинство населения в них было крепостным (в том числе даже многие богатые купцы). Поэтому стремление царей овладеть городами поддерживали обычно все слои населения: купцы, объединенные в цехи ремесленники и городской плебс. При Давиде все освобожденные от сельджуков, все вновь отстроенные города подчинялись уже центральной власти. Управление в них находилось в руках царских чиновников. Два царских города — Гела-ти и Икалто — при Давиде стали крупными научными центрами, в которых работали видные грузинские филологи и философы.

 

Сила Грузинского государства росла в упорной борьбе с сельджукскими захватчиками во всем Закавказье. Уже при Давиде началось постепенное освобождение армянских земель из-под ига тюрок. В управлении этими очищенными от сельджуков и присоединенными к Грузии землями грузинские власти широко использовали местных феодалов. Служба их щедро вознаграждалась, многие играли важную роль среди вассалов Багратидов. Давид и его преемники нередко использовали армянских феодалов в своей борьбе против крупной грузинской аристократии.

 

Несмотря на неоднократные феодальные распри, особенно участившиеся в правление сына Давида — Дэметрэ (1125— 1155 гг.), в Грузии происходило дальнейшее усиление царской власти. Вместе с тем Грузия добилась ряда внешнеполитических успехов. При сыне Дэметрэ Георгии III (1156—1184 гг.) окончательно были освобождены от сельджуков Ани и прилегающая к нему область, а также многие другие города и области Армении.

 

Однако усиление царской власти сильно беспокоило высшую грузинскую знать. Во главе антигосударственного заговора 1177 г. встал один из ближайших придворных Георгия — князь Иванэ Орбели. Заговорщики мечтали взять управление государством в свои руки и восстановить свои привилегии. Однако мятеж был раскрыт и подавлен, а руководители его казнены. После этого Георгий кардинально изменил состав высших должностных лиц. На места замешанных в заговоре везиров, происходивших из высших кругов родовитой знати, царь назначил главным образом мелких, неродовитых феодалов, которые видели в нем своего защитника от покушений знати. Так, военным везиром он назначил половца Кубасара, а управление всем государственным хозяйством вверил Апридону, бывшему крепостному.

 

Вслед за светскими феодалами против усиления царя выступила церковь. Церковники требовали отменить обложение церковного имущества государственными податями и восстановить финансовый иммунитет церкви. Георгий удовлетворил эти требования, поскольку был заинтересован в поддержке со стороны церкви в важном вопросе о престолонаследии. Единственной наследницей Георгия III была его дочь — Тамара. Возникал вопрос, к кому перейдет верховная власть после смерти царя, и вместе с тем вопрос о праве женщины занимать престол. Добившись согласия влиятельнейших церковных феодалов и получив санкцию покорного его воле государственного совета Георгий в 1178 г. возвел Тамару на престол Грузии.

 

Приступив после смерти отца к самостоятельному правлению (1184—1213 гг.), Тамара вновь натолкнулась на сопротивление духовенства и вынуждена была купить его поддержку новыми уступками. В частности, должность канцлера была передана католикосу Микаэлу Мирианисдзе. Таким образом, она отказалась от порядка, установленного Давидом Строителем, который косвенно подчинил церковь светской власти.

 

После коронации Тамара попыталась избавиться от нового канцлера, однако созванный ею для этого церковный собор поддержал Микаэла. Поражением Тамары воспользовалась аристократия, потребовавшая от царицы смещения с государственных должностей неродовитых дворян — ставленников Георгия. Тамара вновь пошла на уступки. Казалось, что царская власть полностью отказалась от политики Георгия III. Однако Тамара, используя борьбу аристократии и придворных сановников за влияние и за должности, сумела склонить на свою сторону государственный совет и не только сохранить суверенность царской власти, но и назначить на государственные посты виднейших сторонников Георгия. Государственный совет за это получил право избирать везиров, Тамара же сохранила за собой право утверждать или отклонять это избрание.

 

Ввиду того, что царица не могла принять на себя верховное командование, которое обычно принадлежало царю, военные круги Грузии были озабочены вопросом о будущем муже Тамары. Выбор феодалов пал на сына владимирского великого князя Андрея Боголюбского, Юрия Андреевича. Изгнанный из Северо-Восточной Руси своим дядей Всеволодом Юрьевичем, он бежал к половцам, которые были постоянно связаны с Грузией.

 

Вскоре после женитьбы Юрий (или Георгий) во главе грузинских и армянских войск и своей русской дружины продолжил начатое его предшественниками дело освобождения Закавказья от сельджуков.

 

Несмотря на то, что Юрий успешно воевал с врагами своего нового отечества, очень скоро между ним и Тамарой возникли серьезные разногласия по вопросам внутренней политики. Юрий стал выразителем взглядов оппозиционной царице аристократии. Опираясь на духовную знать, Тамара добилась высылки Юрия из пределов Грузинского царства и развода с ним. Поднятая им феодальная смута была подавлена.

 

Укреплению центральной власти в Грузии сопутствовали и ее внешнеполитические успехи. Особенно возросло значение Грузии после взятия крестоносцами Константинополя и падения Византийской империи (1204 г.). Грузия не замедлила вмешаться в дела Малой Азии. Войска Тамары заняли пограничные земли малоазийских владений Византии (Лазику, Тра-пезунт, Синоп и др.). Эту территорию Тамара передала своему родственнику Алексею Комнину, который стал первым трапе-зунтским императором. Грузия же использовала новое государство в качестве форпоста против сельджукских и курдских государств. В результате нескольких успешно проведенных военных кампаний Грузия сильно отодвинула к югу границу своих вассальных владений.

 

Таким образом, правление Тамары в политической жизни Грузии ознаменовалось несомненным подъемом. В эти годы продолжался процесс усиления государственной центральной власти, опиравшейся на службу мелких феодалов и на торгово-ремесленную верхушку городов.

 

Тамара была достаточно образована. В ее правление развивались науки и искусства. Феодальная литература того времени уделяла личности и деятельности царицы большое внимание.

 

Тамара была настолько популярна среди современников, что память о ней сохранялась даже на Руси в течение нескольких столетий. Во времена Ивана Грозного русский летописец вспомнил о ней как о «мудрой царице иверской».

 

В первые десятилетия XIII в., во времена преемников Тамары, границы Грузии еще более расширились. Во владения ее, кроме грузинских земель, входили Восточная Армения, большая часть Северного Азербайджана, Вассалами же ее были не только горные племена Кавказа, но и многие мусульманские княжества Малой Азии.

 

Объединение Грузии в относительно единое феодальное царство позволило ей играть видную роль на всем Ближнем Востоке. И только татаро-монгольское нашествие положило конец расцвету грузинского государства и привело его к значительному политическому и экономическому упадку.

Категория: История | Добавил: fantast (19.11.2018)
Просмотров: 13 | Рейтинг: 0.0/0