Скифы. Описание народа

События, связанные с пребыванием киммерийцев на Востоке, происходят после того как в Северном Причерноморье появились скифы. В одной из легенд о происхождении скифов Геродот говорит, что «кочевые скифы, жившие в Азии, будучи теснимы войной со стороны массагетов, перешли реку Араке и удалились в киммерийскую землю».

 

Далее Геродот сообщает о разногласиях, возникших в среде киммерийцев по поводу того, следует ли вступить в борьбу со скифами или удалиться из страны без боя. Заканчивается передача легенды сообщением о том, что «вторгнувшиеся скифы заняли страну, уже лишенную населения».

 

Конечно, текст Геродота нельзя принимать на веру целиком. Очевидно, только часть киммерийцев ушла из Северного Причерноморья. Другая часть осталась на месте и была ассимилирована скифами.

 

Появление скифов в Северном Причерноморье исследователи относят к IX—VIII вв. до н. э. Сложение скифского племенного союза, включавшего не только кочевые, но и земледельческие племена, происходило в VIII—VII вв. до н. э. Объединение племен, известное у античных авторов под наименованием «Скифия», просуществовало в Северном Причерноморье до III в. до н. э. Скифы создали яркую и самобытную культуру, оказавшую сильное влияние на население Восточной и Центральной Европы. Роль скифов была настолько велика, что весь этот период в истории юга нашей страны назван «скифским».

 

Вопрос о происхождении скифов в науке пока не решен. Одни исследователи считают их потомками носителей срубной культуры, постепенно и несколькими волнами, начиная с XIV в. до н. э., продвигавшихся с территории Поволжья на запад. Другие склонны думать, что основное ядро скифов вышло из Средней Азии или из Сибири. Ученые полагают, что в этногенезе скифских племен участвовало местное население Северного Причерноморья.

 

По языку скифы принадлежат к североиранской языковой группе и родственны сарматам, жившим в степях Поволжья и Приуралья, и среднеазиатским сакам.

 

О территории Скифии много сведений мы находим у Геродота. Он очерчивал эту территорию в границах от Истра (Дуная) до Танаиса (Дона), включая в нее и земли степного Крыма. Северная граница Скифии неясна. Южная проходила по берегу Черного моря. Сообщения Геродота о территориях, занятых отдельными племенами Скифии, далеко не полны, не точны и поэтому локализация некоторых из них на современной карте вызывает большие споры. С уверенностью можно говорить лишь о том, что основное ядро скифских племен размещалось в степи между Бугом на западе и р. Молочпой на востоке.

 

Главным племенем были скифы царские, которые, согласно сообщению Геродота, считали прочих скифов своими рабами и жили на левом берегу нижнего Днепра, возможно вплоть до Азовского моря и нижнего Дона; скифы-кочевники обитали на правом берегу нижнего Днепра; между Пантикапом (Ингулом) и Днепром вперемежку с кочевниками жили скифы-земледельцы. В бассейне Южного Буга поблизости от греческого г. Ольвии Геродот поместил каллипидов, или эллино-скифов. Севернее каллипидов обитали алазоны, а еще севернее — скифы-пахари. Многие исследователи считают, что скифы-пахари жили в лесостепной полосе Украины, между Днестром и Днепром. Но существует и другое мнение, что это племя расселялось в пределах стопной полосы Украины, на ее северной окраине.

 

На территории Скифии, вероятно, жили не только собственно скифские, но и другие племена, отличавшиеся от скифов по происхождению и языку. Соседями скифов на нижнем Дону были меоты, за Доном — савроматы, или сарматы, севернее сарматов, вероятно в пределах современной Воронежской области, обитали будины, а к северо-востоку от них — фиссагеты и иир-ки, за ними далее на восток — исседоны.

 

В горном Крыму жили тавры, соседями скифов-пахарей на севере были невры, к северу от Дуная, в бассейне Мароша, жили агафирсы.

 

Историю Скифии можно разделить на два периода: первый из них охватывает VII—V вв. до н. э., второй — конец V— III в. до н. э.

 

Племена Скифии VII—V вв. до н. э. жили в условиях разложения первобытнообщинного строя. Скифское общество состояло из свободных общинников — кочевых скотоводов и оседлых земледельцев. Кочевые скифы, правда, пользовались и трудом рабов, которых они добывали себе во время войн и походов. Но роль рабского труда была очень незначительной. Экономической единицей скифского общества была патриархальная семья. Несколько таких семей составляли родовую общину. Род, родовая община владели землей и выделяли каждой семье участок земли по жребию. Частной собственности на землю еще не было. У кочевых племен каждая семья имела стада, но земля, так же как у земледельцев, была общинной, племенной собственностью. Родовая организация у кочевников играла большую роль при распределении пастбищ, перекочевках и т. д.

 

Скифский союз племен, как можно судить по одной из легенд, переданной Геродотом, состоял из трех основных группировок. Каждую из них возглавлял вождь — «царь». Один из них считался главным и ему подчинялись остальные. Вожди были военными стратегами и возглавляли скифское войско во время походов. Власть царя уже передавалась по наследству и ее обожествляли, но она ограничивалась союзным советом и народным собранием. Постепенно идет процесс расслоения населения Скифии. Выделяются военная аристократия, дружинники, жреческая прослойка.

 

Начало истории скифов отмечено военными походами на богатые страны Передней Азии. С 70-х годов VII в. до н. э. скифы (ашкузы, или шпкузы, древневосточных документов) появляются в странах Древнего Востока рядом с киммерийцами, однако действуют изолированно, хотя также враждебны Ассирии. Конные воины-кочевники, к которым примкнула и часть воинов из среды земледельческих племен, потерпели поражение в столкновении с ассирийским царем Асархаддоном II. Но некоторое время спустя тот же Асархаддон II, чтобы привлечь на свою сторону скифов, заключил союз со скифским «царем» Пар-татуа (Прототий, как называл его Геродот) и женился на его дочери. Скифы оказались не слишком верными союзниками. Когда в 614 г. до н. э. индийский царь Киаксар осадил столицу Ассирии Ниневию, то скифы выступили сначала как союзники ассирийцев, а затем присоединились к Киаксару. В 612 г. до и. э. они участвовали в захвате столицы Ассирии. В 611 г. до н. э. скифы гнались за последним ассирийским царем Ашшурбани-палом, дошли до Египта, но были здесь остановлены.

 

Геродот сообщает, что скифы 28 лет господствовали в Передней Азии, взимая дань и совершая грабительские набеги. Закончилась эта эпопея скифских походов в Переднюю Азию так, как часто закапчивались на Востоке подобные отношения с сомнительным союзником или врагом. Киаксар (или его преемник Астиаг), пригласив на пир и напоив скифских воинов, перебил большинство из них. Остальные скифы ушли на родину.

 

Скифы оставили вещественные следы своего пребывания в странах Передней Азии. Среди археологических материалов из многих мест Закавказья, через которое проходили скифские воины, имеются бронзовые скифские наконечники стрел. Иногда их находят при раскопках оборонительных сооружений. Так, раскапывая урартскую крепость Тейшебаини (близ Еревана), археологи обнаружили скифские стрелы начала VI в. до н. э. в кладке крепости и в слое глиняной обмазки, покрывавшей каменный фундамент стены. Этими стрелами скифы обстреливали осажденную крепость снаружи.

 

Большое влияние оказали скифы на население Северного Кавказа, по земле которого проходили, двигаясь па Восток. Скифские вещи, особенно оружие, широко здесь распространились в среде местной знати.

Походы скифов в страны Передней Азии содействовали усилению связей племен Северного Причерноморья со странами Закавказья и Древнего Востока. Скифская культура обогатилась рядом восточных элементов. Появились более совершенные формы наступательного и защитного вооружения; восточное влияние ясно чувствуется и в раннем декоративном искусстве скифов. Большую роль сыграло и то обстоятельство, что по скифским заказам работали некоторые древневосточные мастера-металлурги. Так, в кургане, сооруженном скифами у станицы Ке-лермесской на Северном Кавказе, и в Мельгуновском кургане на юге Киевской области были найдены железные мечи с золотыми рукоятками и ножнами, изготовленные, скорее всего, урартскими мастерами. В орнаментации восточные элементы сочетались со скифскими, что свидетельствует о приспособлении древневосточных мастеров к вкусам скифских заказчиков.

 

В VI в. до н. э. скифы не совершали далеких военных походов. В это время как кочевые, так и земле^ дельческио скифские племепа начинали втягиваться в торговые отношения с возникшими на берегах Северного Причерноморья греческими городами. В степных и лесостепных областях Украины стали распространяться импортные греческие вещи.

 

Скифы отправляли в греческие города скот, хлеб, меха и рабов, а взамен получали вино, дорогую керамику, ювелирные изделия. Часть этих товаров они передавали своим соседям, а те доставляли им продукты своего хозяйства (скот, зерно, меха) и рабов. Таким образом, устанавливались широкие торговые связи. Торговля с греками была одной из статей доходов скифской аристократии. С началом взаимоотношений скифов с греческими городами скифская знать воспринимает некоторые черты эллинской культуры. Однако из переданной Геродотом истории о скифах Анахарсисе и Скиле, наказанных соотечественниками за приверженность к греческому образу жизни, видно, что основная масса скифов враждебно относилась к чужеземным обычаям.

 

Наиболее значительным событием истории Скифии VI в. до н. э. следует считать войну скифов с персидским царем Дарием I Гистаспом в 514—513 гг. до н. э. Геродот подробно рассказывает об этой войне, освещая одновременно и политическую обстановку в Скифии. Дарий I, захватив весь Передний Восток, стремился овладеть и Северным Причерноморьем с его торговыми греческими городами. Здесь ему пришлось столкнуться со скифами. Поводом для похода, как сообщает Геродот, было желание отомстить скифам за то, что некогда они вторглись в Мидию. Дарий усиленно готовился к походу. Пройдя через Балканский полуостров и подчинив себе непосредственных соседей скифов на западе — гетов, он переправился через Дунай и вступил на скифскую землю. Скифы, узнав о приближении врагов, обратились за помощью к соседям. Гелоны, будины и савроматы согласились принять участие в войне, тогда как андрофаги, ме-ланхлены, невры, агафирсы и тавры отказались быть союзниками скифов.

 

Не имея достаточных сил, чтобы вступить в открытое сражение с персами, скифы начали отступать в глубь страны, засыпая по пути колодцы и уничтожая пастбища. Повозки с продовольствием, женщин, детей и большую часть стад они отправили на север. Согласно трехчленному делению Скифии, силы скифов состояли из трех войск, каждое из которых возглавлял свой вождь—«царь». Один из них, Иданфирс, был главным, и ему подчинялись два других вождя — Скопасис и Таксакис. Завлекая персов в глубь страны, скифы и их союзники умышленно убегали в земли племен, отказавшихся участвовать в войне. Тогда агафирсы, как пишет Геродот, «отправили к скифам глашатая с требованием не переступать их пределов, так как в случае попытки вторжения им придется прежде всего выдержать битву с агафирсами.

 

Одновременно с этим агафирсы послали войско к границам для отражения нападающих». Скифам из-за этой угрозы пришлось вернуться в свои владения.

Однако стратегический план партизанской войны, рассчитанный на изматывание сил противника, все же имел успех. Дарий был вынужден покинуть Скифию и уйти за Дунай. Несмотря на некоторые преувеличения, подлинность рассказа Геродота не вызывает сомнений. Геродот черпал свои сведения от греков и скифов — близких потомков участников войны с Дарием. Победа над Дарием была серьезным ударом по престижу персидского царя, а скифам она принесла славу непобедимых. Несколько лет спустя скифы, желая отомстить фракийцам за выступление на стороне Дария, дошли до Херсонеса Фракийского.

 

Борьба с Дарием должна была способствовать политическому самосознанию скифов и укреплению скифского союза племен. Кроме того, в этой борьбе кочевые племена, и прежде всего скифы царские, наиболее сильные в военном отношении, выступили на защиту всего союза. Это привело к значительному увеличению роли скифов царских.

 

История Скифии V в. до н. э., то есть периода, непосредственно следовавшего за войной с Дарием, плохо известна. Можно предполагать, что грабительские походы и в это время были главным источником обогащения скифской знати. Однако теперь все большее значение приобретают другие источники. Во второй половине V в. до н. э. увеличивается вывоз хлеба из греческих городов Северного Причерноморья в метрополию. Это создает стимул для усиления эксплуатации земледельческих племен со стороны кочевой аристократии скифов. Оседлое земледельческое население, по-видимому, стали облагать данью. Господствующее положение скифов царских в союзе обеспечивало им возможность эксплуатировать остальные племена. Таким образом, начинают складываться новые производственные отношения, характерные уже для следующего периода истории Скифии. Положение земледельческих племеп при новых отношениях напоминало положение гелотов в Спарте — порабощенных земледельцев, плативших господам натуральную дань (или оброк) и выполнявших в их пользу различные повинности.

 

Одновременно с накоплением богатств в руках скифской аристократии происходит обеднение семей рядовых общинников. Особенно остро это сказывается у кочевых племен. Изучение этнографического материала показывает, что ведение кочевого скотоводства возможно только при определенном минимуме скота. Разорившиеся скотоводы не могли вести кочевого хозяйства и вынуждены были переходить к оседлому образу жизни. Возможно, в результате оседания на землю обедневших кочевников в степном Крыму, где они ранее обитали, в IV в. до н. э. появились земледельцы. Труд земледельцев обеспечивал скифской верхушке важную статью доходов — экспорт хлеба через греческие города Северного Причерноморья.

В конце V — начале IV в. до н. э. в результате развития производства, увеличения торговли и изменений в производственных отношениях в Скифии происходит становление классового общества и возникает государство.

 

Скифское государство и в этот и в следующий периоды было примитивным, в его организации сохранялись пережитки первобытнообщинного строя. Однако по основным чертам оно может быть отнесено к государствам рабовладельческого типа.

 

Скифский царь Атей на рубеже V—IV вв. до н. э. устранил других царей и узурпировал всю власть. Судя по письменным источникам, Атей прожил долгую, девяностолетнюю жизнь и к 40-м годам IV в. до н. э. уже закончил объединение всей страны от Моотиды (Азовского моря) до Истра, а несколько позднее начал продвигаться на запад, за Дунай. Возможно, к этому периоду относится рассказ греческого географа и историка Страбона о постепенном переходе скифов через Дунай и о занятии ими части современной территории Добруджи. Дипломатические переговоры Атея с македонским царем Филиппом II ясно свидетельствуют о том, что скифский царь чувствовал себя не менее могущественным и сильным, чем македонский правитель. При сложившихся обстоятельствах столкновение между двумя царями было неизбежным. Филипп II стремился обезопасить северные границы Фракии, находившейся под его властью. Атей, закрепившись на левом берегу Дуная, пытался захватить задунайские области. В 339 г. до н. э. Филипп II вторгся в придунайские владения Атея, разбил его в бою, во время которого сам Атей был убит, и угнал большой полон — 20 тыс. женщин и детей и 2 тыс. племенных жеребцов.

 

Несмотря на поражение и гибель Атея, скифское царство сохранилось, хотя, возможно, размеры его несколько сократились. Скифия оставалась еще сильной в военном отношении. В 331 г. до н. э. наместник Александра Македонского во Фракии Зопирион с многотысячным войском прошел через западные районы Скифии и неудачно осаждал Ольвию. На обратном пути войска Зопириона были уничтожены скифами.

 

Письменные и археологические источники свидетельствуют о том, что царство, созданное Атеем, существовало около полутораста лет (IV—III вв. до н. э.). Центр этого царства находился на нижнем Днепре, где в конце V в. до н. э. возникло крупное укрепленное поселение, так называемое Кайенское городище. Более ранние городища в степной части Украины не известны. Это вполне соответствует сообщениям Геродота о том, что в землях кочевых скифов нет городов и поселений, что вся жизнь кочевников связана с их кибитками.

 

Кайенское городище занимало площадь 12 кв. км. Оно было окружено высоким валом и рвом. Сохранились следы кладки из сырцового кирпича от некогда существовавшей на гребне вала стены. В юго-западной части городища было сооружено дополнительное укрепление — акрополь, где располагались дома знати. В момент обороны он играл роль цитадели. Рядовое население на городище жило в землянках и в легких наземных постройках, скифская знать — в каменных домах. Огромное количество шлака, обломков криц, развалины сыродутных горнов, хорошие и бракованные железные и бронзовые изделия свидетельствуют о том, что металлургия была одним из основных занятий жителей городища. В IV—III вв. до н. э. металлургия стала ремеслом, отделенным от сельского хозяйства. Мастера-металлурги снабжали своими изделиями жителей всей степной Скифии. Кайенское городище было не только металлургическим, но одновременно и административным, и торговым центром Скифии, ведущим интенсивную торговлю с греческими городами Северного Причерноморья.

 

Резкие изменения, происшедшие в социальном строе Скифии к IV в. до н. э., отразились в появлении грандиозных курганов скифской знати, известных в литературе под названием царских курганов. Некоторые из них достигают в высоту более 20 м, а в диаметре — около 400 м. Многие были ограблены еще в древности, но то, что в них уцелело, говорит об удивительном богатстве погребенных людей. Особенно знамениты найденными в них вещами курганы Чертомлык в 20 км от Никополя, Солоха возле с. Большая Знаменка и Мелитопольский. Цари и другие знатные лица похоронены здесь в глубоких и сложных по конструкции погребальных сооружениях. С ними были положены насильственно умерщвленные жены или наложницы, слуги и лошади вместе с конюхами. Расшитые золотыми бляшками одежды и покрывала, мечи с рукоятями, обложенными золотыми пластинами, стрелы в горитах с золотыми обивками, золотая и серебряная посуда, греческая художественная керамика, разнообразные украшения, вино в греческих амфорах, жертвенное мясо в больших бронзовых котлах сопровождали знатных покойников в загробную жизнь.

 

Каких размеров достигло к этому времени социальное неравенство, ясно показывает контраст между царскими курганами и могилами рядового населения Скифии. Простых людей хоронили под невысокими курганными насыпями со скромным набором вещей: мужчин — с оружием, главным образом колчанами со стрелами и копьями; женщин — с незатейливыми украшениями и пряслицами; иногда ставили тем и другим один-два греческих сосуда для питья.

 

Изучение скифских древностей раскрывает перед нами редкое своеобразие скифского прикладного искусства. Многочисленные ювелирные изделия из металла и кости выполнены в так называемом зверином стиле. Скифские мастера любили украшать вещи изображениями различных зверей, как бы застывших в движении. Встречаются изображения оленей, козлов, лосей, коней, барсов, львов, медведей, а также фантастических животных, птиц, иногда рыб. Особенно скифские художники подчеркивали мускулы, глаза, уши, пасти этих зверей. Известны целые композиции, представляющие зверей в борьбе, терзающими друг друга.

 

Все эти образы, вероятно, имели не только декоративное, но и культовое назначение. Они восходят, по-видимому, к древ-

ним тотемистическим представлениям, по которым каждое животное считалось тотемом-прародителем определенного племени. Сцены борьбы, может быть, отражали межплеменную борьбу скифов в древности.

 

Звериный стиль был распространен в искусстве не только собственно скифских, но и родственных скифам племен, населявших огромные степные пространства от Подунавья до Алтая. Поэтому в литературе его часто называют «скифосибирским» звериным стилем.

 

Некоторые из ювелирных изделий, найденных в царских скифских курганах, сделаны в греческих мастерских и привезены в Северное Причерноморье. Среди них выделяется группа вещей, выполненная по скифским заказам в городах Боспора. Эти предметы, например серебряная амфора из кургана Чер-томлык, электровые кубки, найденные один в кургане Куль-Оба, а другой — под Воронежем, гориты с золотыми обкладками, украшены сценами из скифской жизни или сценами из греческой мифологии, очевидно понятными скифам. Обилие (высокохудожественных ювелирных изделий в царских скифских курганах свидетельствует об интенсивной торговле скифов с греками. Такие дорогостоящие вещи скифская знать могла получить в обмен на большое количество хлеба, вывозимого в Грецию через Боспор.

 

К концу III в. до н. э. размеры скифского царства сильно сокращаются в результате движения на запад сарматских племен. Замирает жизнь на Каменском городище. Центр Скифии переносится в Крым. Столицей нового государства стал г. Неаполь. Он был основан на р. Салгир на рубеже III и II вв. до н. э., как предполагают, скифским царем Скилуром. Одновременно с Неаполем в степных и предгорных районах Крыма существовали другие города и поселения. Из них нам известны по письменным источникам Хабеи около Инкермана и Пала-кион (Балаклава).

 

Кроме Крыма, скифы владели землями в низовьях Днепра и Буга, где сохранились остатки укрепленных и неукрепленных поселений. Остальная территория степи, ранее принадлежавшая скифам, находилась в руках сарматов. Наивысшего расцвета скифское царство в Крыму достигло во II в. до н. э. Скифские цари и аристократия стремились захватить в свои руки внешнюю торговлю хлебом, предпринимали военные действия против греческих городов Северного Причерноморья. На некоторое время им удалось подчинить Ольвию, Керкинитиду и Прекрасную Гавань. Под угрозой скифского вторжения находились Херсонес и Боспор. Однако здесь скифам пришлось встретить решительный отпор. Около 115 г. до н. э. Херсонес обратился за помощью к царю Понтий-ского царства Митридату Евпатору. «Митридат,— писал Страбон,— охотно послал войска в Херсонес и стал воевать со скифами, бывшими тогда под властью Скилура и его сына Пала-ка... Он силой подчинил их себе и сделался властителем Боепора». После этого жестокого поражения скифы долгое время не проявляли политической активности.

 

Во второй половине I в. н. э., во время царствования царей Фарзоя и затем Инисмея, скифское царство вновь усилилось. В декретах Боепора I—II вв. н. э. неоднократно упоминается о столкновениях со скифами.

 

Скифское царство с центром в Крыму просуществовало вплоть до второй половины III в. н. э. и было сметено готами.

 

Культура скифов позднего периода известна по материалам раскопок прежде всего Неаполя скифского. Этот город сильно отличался от Каменского городища высокой эллинской культурой, проникшей во все области его жизни. Город был окружен сложными оборонительными сооружениями, отвечавшими требованиям того времени. Толщина внешней стены, сложенной из необработанных камней на глиняном растворе, достигала 2,5 м, а в отдельных местах — даже 12 м. Главные ворота, укрепленные двумя башнями, находились в центральной части южной стены. Неаполь, по-видимому, имел планировку, характерную для античных городов. Жилые дома строились из камня и покрывались черепицей. Они состояли обычно из нескольких помещений и внутреннего двора с хозяйственными постройками. Стены богатых домов были оштукатурены и украшены росписью.

 

Большую ценность для понимания культуры поздних скифов имеет каменный мавзолей с погребениями скифской аристократии. В основном погребении был похоронен царь, рядом находились гробницы его приближенных и захоронения лошадей, убитых на похоронах. На скелетах было найдено около 1300 золотых предметов. Золотые изделия представлены здесь главным образом привозными вещами, хотя встречены и местные подражания им. Особенно интересны в этом комплексе местные произведения — украшения, изготовленные в зверином стиле, представляющие поздний, завершающий этап скифского искусства.

 

Категория: История | Добавил: fantast (16.11.2018)
Просмотров: 24 | Рейтинг: 0.0/0