Государство Колхида на Кавказе

Юго-Восточное и Восточное Причерноморье населяли с глубокой древности племена колхов, принадлежавшие к западногрузинской ветви картвельских племен. В горных областях Западного Закавказья жили в основном абхазско-адыгейские племена, а по соседству с ними в горах — племя сванов, занимавшее также, по-видимому, и часть Рионской низменности.

 

Вторжение кочевников Северного Причерноморья — киммерийцев (VIII в. до н. э.) и скифов (VII в. до н. э.) — имело, вероятно, своим последствием значительные этнические перемещения и изменения в соотношении сил между отдельными группами племен. Археологические материалы позволяют наблюдать интенсивные связи древнегрузинских племен со скифами Северного Причерноморья через горные перевалы Абхазии и Рачи. К этому же периоду относится важнейший исторический факт, сыгравший большую роль в жизни Западного Закавказья, а именно: возникновение греческих колоний на юго-восточном и восточном побережье Черного моря.

 

Первые греческие поселенцы появились на кавказском побережье еще в VII в. до н. э. Они селились сначала в поселках местных племен, создавали мелкие торговые фактории, а затем, в VI в. до н. э., выходцы из малоазийского греческого города Милета основали на кавказском побережье две колонии — Фасис (в районе современного Поти) и Диоскуриаду (на месте современного Сухуми). Оба города представляли собой обычные рабовладельческие полисы: труд рабов широко применялся в хозяйственной жизни колонистов. Кроме того, греки вели работорговлю, покупая у окрестных племен пленников, захваченных в столкновениях с другими племенами. Наряду с ремеслом и торговлей греческие колонисты занимались и земледелием на земле, силой отнятой у местных жителей. Местное, «варварское», население принимало значительное участие в жизни греческих городов и факторий, составляя, по-видимому, органическую и довольно большую часть их населения. В последующее время роль и удельный вес местного элемента в жизни городов постоянно возрастали.

 

Для ведения торговли внутри страны и с другими городами Причерноморья прибрежные города чеканили монету. Выпуск монет следует приписать скорее всего Фасису, ведшему широкий торговый обмен с племенами, обитавшими в глубине страны. Однако в период VI—IV вв. до н. э. денежное обращение в Колхиде было, видимо, развито еще сравнительно слабо; монеты ценились больше как металл, чем как эквивалент обмена. Об этом свидетельствуют многочисленные клады серебряных монет, так называемых колхидок, в районах, удаленных от морского побережья.

 

В VI в. до н. э. многие грузинские племена Причерноморья были подчинены персам и включены в состав XIX сатрапии Ахеменидской империи. Только колхи остались относительно свободными. Они были освобождены от дани, но обязаны присылать в Персию рабов (по свидетельству Геродота, 100 мальчиков и 100 девочек каждые пять лет) и выставлять военные отряды в армию империи. Однако к концу V в. до н. э. большинство племен полностью освободилось из-под власти Персии.

 

Последующие два века (IV—III вв. до н. я ) были временем наивысшего расцвета греческих городов Черноморского побережья Закавказья. Речной торговый путь по Риону и Куре через Закавказье обеспечивал транспортировку товаров из портов Причерноморья и Средиземноморья в страны Востока, а отсутствие крупных местных политических образований давало этим городам возможность извлекать для себя все выгоды от этой торговли.

 

Рионская низменность, которую греческие и римские писатели называли Колхидой, была густо заселена. Население Колхиды занималось земледелием. Помимо хлебных растений, кол-хи возделывали прославленный в древности колхидский лен, а также виноградники и сады. Характерно, что и религия населения Западной Грузии соответствовала его основному занятию — это были земледельческие культы небесных светил и богини плодородия. Святилище этой богини находилось в Фасисе. Активно развивались ремесла: ткачество, обработка металлов, дерева, гончарное дело, кожевенное и ювелирное. Оживленный обмен с греческими городами осуществлялся в основном по рекам Риону и Квириле. Кроме того, в Колхиде существовала сеть сухопутных дорог. Отдельные сельские поселения, например поселение возле Вана, превратились в крупные и благоустроенные населенные пункты городского типа.

 

Благодаря высокому развитию хозяйственной жизни и имущественному неравенству в IV в. до н. э. во внутренних областях Колхидской низменности создались предпосылки для возникновения местных государственных образований.

 

На территории Западной Грузии на рубеже IV—III вв. до н. э. возникли два государства. Одно из них объединило районы Восточной Колхиды, другое — области Южной Колхиды и приморские области, лежавшие непосредственно у Фасиса. Однако политические объединения Колхиды не отличались ни прочностью, ни силой и в скором времени оказались в зависимости от более сильного соседа — Иберийского царства.

 

Кризис греко-македонских эллинистических государств во II в. до н. э. нарушил широкие торговые связи и явился причиной захирения греческих городов Колхиды. Связи их ограничиваются обменом лишь с прилегающими областями Колхиды. Прекращается чеканка колхидок и приток греческих монет. В прибрежных городах возрастает роль местных элементов.

 

В конце II в. до н. э. Колхида, как и Малая Армения и Бос-порское царство, вошла в состав владений Митридата Евпатора. После гибели Митридата Колхида, отданная в управление римскому ставленнику, подвергалась страшным опустошениям. Только после того как Марк Антоний включил страну в состав так называемого Полемоновского Понта, объединившего области Юго-Восточного Причерноморья и Малую Армению, в Колхиде наступило относительное затишье. Вторая половина I в. до н. э. и I в. н. э. были временем больших этнических сдвигов, сильно изменивших этническую карту всего Причерноморья и Западного Закавказья. Прочных и жизнеспособных государственных объединений, созданных на местной основе, там не существовало. Политическое объединение, возникшее в результате иноземных завоеваний, было поверхностным. В стране появились благоприятные условия для активизации части горных племен, переживавших распад первобытнообщинных отношений, и для передвижения их в прибрежные и низменные районы. Продвижение это сопровождалось частичным выселением и ассимиляцией колхов. Племена объединялись в новые крупные союзы, внутри которых происходил усиленный процесс этнической консолидации. Главная роль в этом процессе принадлежала лазам. Правители Полемоновского Понта, как видно, фактически не располагали силой для вмешательства в этот процесс и не могли оказать реальной помощи городам, находившимся под постоянной угрозой разбойничьих набегов.

 

В 63 г. и. э. Полемоновский Понт был превращен в римскую провинцию, и в прибрежных городах разместились римские гарнизоны. Тяжелые трудовые и материальные повинности, легшие на плечи городских низов, своеволие римской военщины, вымогательства дельцов и обостренные социальные противоречия вызвали восстание народных масс в Трапезуйте летом 69 г. н. э Восстание это возглавил Аникет, царский вольноотпущенник, бывший ранее начальником царского флота. Римский гарнизон в Трапезуйте был перебит и римская военная эскадра сожжена. К повстанцам примкнули окрестные горцы. Только с помощью сильного военного отряда, присланного императором Веспасиа-ном, удалось захватить Аникета и подавить восстание.

 

В начале II в. н. э. Колхида была включена в состав римской провинции Каппадокии. Во всех пунктах, пригодных для стоянки судов, были построены крепости и размещены военные гарнизоны. Страна распалась на владения мелких царьков, состоявших под формальным протекторатом Рима. Города находились под постоянной угрозой набегов «варваров». Это было время экономического упадка Колхиды, связанного с упадком рабовладельческого хозяйства прибрежных городов.

 

В III в. н. э. господство римлян в Колхиде стало чисто номинальным, а среди местных племенных княжеств особенно усилилось княжество лазов. Центром их господства была Рионская низменность, в которой сосредоточивались основные городские центры княжества. Столицей Лазики стал Цихе-Годжи на берегу р. Техур, известный у греческих и римских писателей под названием Археополь. Расцвет и могущество Лазского царства относится уже к периоду раннего средневековья.

Категория: История | Добавил: fantast (15.11.2018)
Просмотров: 23 | Рейтинг: 0.0/0