Колхозное движение в СССР в конце 20-х годов

 

Наиболее сознательные представители деревенской бедноты все активнее включались в строительство колхозов. К середине 1927 г. в СССР существовало 14 832 колхоза, в которых объединились 194,7 тыс. крестьянских семей (0,8% общего их числа).

 

Большинство колхозов того времени не были еще действительно круппыми хозяйствами. Как правило, они состояли всего из 10—15 крестьянских семей. Размеры площади обобществленного посева колхозов колебались от 50 до 80 десятин, но по сравнению с мелким единоличным хозяйством они представляли собой все же качественно новое явление. Они могли уже использовать целый ряд преимуществ коллективного хозяйства.

 

Обобществленные средства производства большей части колхозов возникли в результате простого сложения обычного крестьянского инвентаря — рабочего скота и конно-ручных орудий.

 

Осповная масса колхозов находилась на мануфактурной стадии развития, их производство базировалось на использовании живой тягловой силы и ручного труда. Однако, несмотря на однородность материально-технической базы большинства колхозов и единоличных бедняцко-середняцких хозяйств, между ними и в этом отношении имелись существенные различия. Колхозы были в 4—5 раз лучше оснащены сельскохозяйственными машинами и орудиями.

 

Опираясь на превосходство совместного труда, располагая большим числом машин и орудий, рациональнее используя их, колхозы расширяли посевы и увеличивали урожайность. Объединяя в основном бедняцкие хозяйства, колхозы в 1927 г. довели размеры посевных площадей до уровня середняцких (из расчета на одно хозяйство). Урожай колхозных полей был заметно выше: в 1927 г. единоличные хозяйства получили с гектара в среднем на 1,2 центнера меньше, чем колхозы.

 

Представляя собой первые ростки нового общественного строя, колхозы наряду с совхозами начинали служить для трудящихся крестьян примером, наглядно указывающим выход из нищеты и кулацкой кабалы. Не удивительно, что призыв XV съезда партии о развертывании колхозного строительства нашел живой отклик в деревне. На III Всероссийском съезде колхозов в мае 1928 г. представитель коммуны «Красная звезда» из Архангельской губернии сказал: «После громкого клича нашей партии и правительства... закопошились бедняки, как муравьи в муравейнике, для того, чтобы путем строительства коллективов улучшить свое положение и выйти из кабальной зависимости»

 

В деревне была развернута широкая пропаганда идей коллективизации. Партийные и советские организации все более активно стали выступать в роли прямых организаторов новых коллективных хозяйств, начали предприниматься попытки планирования колхозного строительства. Эти попытки не всегда были удачны. На III Всероссийском съезде колхозов в ряде докладов и выступлений отмечались факты бюрократического планирования сверху без учета действительных настроений деревни — своего рода разверстки по организации колхозов. Вместе с тем представители мест решительно выступили против попыток пустить колхозное движение на самотек, отказаться от планирования и т. п. Главный недостаток в колхозном строительстве весной 1928 г. состоял не в отдельных фактах администрирования, а в том, что партийно-организаторская работа еще отставала от действительного размаха и требований колхозного движения, государственные и кооперативные органы не справлялись с налаживанием нормального обслуживания вповь возникавших колхозов.

 

Особенно широкий размах колхозное строительство получило в ходе подготовки и проведения весеннего сева. К началу июня 1928 г. число колхозов увеличилось до 33 258, т. е. за год более чем удвоилось. В колхозах было уже 416,7 тыс. крестьянских хозяйств. Особенно быстро росли колхозы в основных зерновых районах страны. На Северном Кавказе за 1928 г. число колхозов увеличилось более чем в 3 раза: в колхозы вступило 5,2% крестьянских хозяйств края. В степной зоне Украины число колхозов удвоилось, а уровень коллективизации поднялся до 3,8%. В Среднем Поволжье к началу лета 1928 г. было коллективизировано 2,3% крестьянских хозяйств.

 

Итоги первого опыта широкого колхозного строительства были подведены на краевых, областных и республиканских съездах колхозов, а в начале июня 1928 г.— на I Всесоюзном съезде колхозов. Съезды обобщили практику местных организаций, выявили недостатки в строительстве колхозов, приняли ряд важных рекомендаций.

 

Основные мероприятия по дальнейшему вовлечению широких крестьянских масс в социалистическое строительство были разработаны в решениях июльского и ноябрьского пленумов ЦК ВКП(б) (1928 г.) и XVI партийной конференции (апрель 1929 г.). Сочетание партийного руководства и творческой инициативы практиков колхозного строительства, внимательное изучение опыта колхозного движения обеспечили развитие коллективизации на здоровой основе.

 

Осенью 1928 г. с завершением уборочных работ волна коллективизации охватила деревню еще более широким фронтом. К началу июня 1929 г. в стране насчитывалось уже 57 045 колхозов, объединявших свыше 1 млн. крестьянских хозяйств (3,9% общего их числа). Ведущая роль сохранилась за основными зерновыми районами страны. Важно отметить, что в ряде районов, где было организовано особенно много колхозов, весной 1928 г. главное внимание было уделено не столько дальнейшему увеличению их числа, сколько налаживанию хозяйства и укреплению уже созданных.

 

Одновременно в ряде мест выявились отрицательные тенденции. В некоторых экономически и культурно отстававших районах появилось стремление «догнать» передовые районы. За один год в Бурят-Монгольской АССР уровень коллективизации крестьянских хозяйств поднялся с 1,2% до 5,7%, в Башкирской АССР — с 1,4% до 5,5%, в Казахстане — с 1,8% до 5,3%, в Киргизии —с 1,7% до 5,1%. Эти республики по уровню коллективизации «догнали» и «перегнали» Украину и зерновые районы Поволжья.

 

На эти отрицательные моменты не было своевременно обращено внимание. На страницах газет все явственнее начинает доминировать одно требование, один лозунг: «Даешь колхозы!» Колхозное движение выходит на путь развития по преимуществу «вширь».

 

Однако в первой половине 1929 г. наблюдались еще только первые проявления этой отрицательной тенденции. В основной массе своей колхозы создавались на основе ленинских принципов добровольности и материальной заинтересованности; задаче их организационно-хозяйственного укрепления уделялось должное внимание.

 

Как и прежде, колхозное строительство развивалось в трех, определившихся ранее организационно-хозяйственных формах. На 1 июня 1927 г. в составе колхозов было 6,2 тыс. товариществ по совместной обработке земли, 7,2 тыс. сельскохозяйственных артелей и 1,4 тыс. коммун

 

Товарищества по совместной обработке земли (ТОЗы) характеризовались весьма высоким уровнем обобществления посевных площадей (58,6%) и техники, машин (81,1%), при сохранении в частной собственности основной массы всех остальных средств производства (рабочего и продуктивного скота, простейшего инвентаря, хозяйственных построек и т. д.). Крестьянин, особенно середняк, вступая в колхоз, стремился сохранить за собой более или менее значительные элементы собственного мелкого хозяйства. Именно этим объясняется особенно быстрый рост товариществ по совместной обработке земли накануне сплошной коллективизации. На 1 июня 1929 г. в составе колхозов было 60,2% ТОЗов.

 

Производство в товариществах развивалось по линии все большего увеличения роли коллективного хозяйства. К лету 1929 г. уровень обобществления посевных площадей в товариществах по совместной обработке земли поднялся до 74%, хотя рабочий скот был обобществлен всего на 23,1 %.

 

В артели степень обобществления была еще выше (в 1929 г. средства производства были обобществлены на 79,3%, посевы— на 97,7%). Труд в коллективном хозяйстве приносил члену артели около 70—75 % средств существования.

 

В сельскохозяйственных коммунах уровень обобществления производства был наиболее высоким. У коммунаров, как правило, отсутствовало всякое личное хозяйство. Здесь полностью обобществлялись не только основные средства производства (земля, тягловая сила, машины), но также продуктивный скот, птица, жилые постройки и т. н. Коммуны не получили значительного развития, крестьяне не решались на обобществление всего производства, не хотели полностью отказываться от личного хозяйства. В 1928—1929 гг. удельный вес коммун начал заметно снижаться (с 9% в 1927 г. до 6,2% в 1929 г.).

 

Общественная собственность и коллективный труд в общем хозяйстве означали, что в колхозах складывались новые, социалистические производственные отношения, отношения сотрудничества и взаимопомощи. В условиях обострения международных отношений, в обстановке усилившихся хозяйственных трудностей и нарастания классовой борьбы внутри страны Коммунистическая партия должна была одновременно осуществлять и индустриализацию и социалистическое преобразование сельского хозяйства. Жизнь требовала колоссального напряжения сил партии, советского народа, вынуждала идти на жертвы. Надо было ускорить осуществление социалистической перестройки сельского хозяйства при всемерном убыстрении темпов промышленного строительства. Партия подняла весь народ на решение этих важнейших задач социалистического строительства.

Категория: История | Добавил: fantast (08.11.2018)
Просмотров: 13 | Рейтинг: 0.0/0