Поиски единой системы планирования в 20-е годы в СССР

Поиски единой системы планирования в 20-е годы в СССР

В 1921 —1922 гг. особую важность приобрел вопрос об усилении планового начала в руководстве экономикой страны, о создании и укреплении единой системы планирования в масштабе всей федерации.

 

Между тем в договорах между РСФСР и другими советскими республиками, создание единого планового органа для всех советских республик не было предусмотрено, а в декрете о создании Госплана РСФСР, опубликованном в феврале 1921 г., ничего не говорилось о том, что его полномочия распространяются и на договорные республики.

 

Отсутствие законодательного оформления единой системы планирования серьезно мешало хозяйственному строительству. Поэтому в соглашении между РСФСР и Азербайджанской ССР по экономическим вопросам (1920 г.) отмечалась необходимость согласованности планирования, а в резолюции V Всеук-раинского съезда Советов (февраль 1921 г.) указывалось, что «хозяйственный план УССР должен быть составной частью единого хозяйственного плана Союза, федерации Советских республик». Все эти предложения были учтены в утвержденном ВЦЙК й Совнаркомом РСФСР 8 июня 1922 г. «Положении о Государственной общеплановой комиссии». Госплан РСФСР превращался в общефедеральный орган экономического планирования, его компетенция распространялась на все советские республики.

 

Это был важный шаг. Но все же он не решал окончательно проблемы создания единой общефедеральной системы планирования. Взаимоотношения Госплана РСФСР с планирующими органами договорных республик не были урегулированы.

 

Все решения Госплана РСФСР, чтобы стать обязательными для республик, должны были проводиться через Совнарком РСФСР и совнаркомы договорных республик. Такая неопределенная и громоздкая система планирования затрудняла оперативное руководство экономикой страны. Длительные согласования и обсуждения рекомендаций Госплана в многочисленных инстанциях РСФСР и других республик мешали работе и порождали у работников Госплана РСФСР стремление решать вопросы без участия соответствующих органов договорных республик, подчас без учета их мнений и интересов.

 

Особенно ярко эти настроения проявились в ходе обсуждения вопроса об экономическом районировании страны. Схема районирования, предложенная членом Президиума Госплана РСФСР профессором И. Г. Александровым, была обоснована экономически, но в ней недооценивались национальные моменты. По этой схеме Украина делилась на две экономические области — Юго-Западную с центром в Киеве и Южную (горнопромышленную) с центром в Харькове. Белорусская ССР включалась в состав Западной области с центром в Смоленске, а все закавказские республики вместе с Северным Кавказом входили в одну Кавказскую экономическую область с центром во Владикавказе. Экономикой каждой из этих областей должны были руководить органы ВСНХ и СТО РСФСР. Схема Александрова вызвала серьезные возражения. Партийные и советские органы Украинской ССР настойчиво возражали против деления Украины на две экономические области.

 

В. И. Ленин опасался, чтобы при проведении районирования не были нарушены суверенные права советских республик. В начале февраля 1922 г. он писал: «Украинские товарищи беспокоятся насчет плана районирования Украины. По их убеждению, надо сохранить Укр. Соц. Сов. Респ., как единый район.

 

Как стоит дело? Где и когда будет окончательно решаться?». Вопрос об экономическом районировании Украины после личного вмешательства В. И. Ленина детально обсуждался как в Госплане РСФСР и Украинском экономическом совете, так и в партийном порядке. ЦК РКП (б) дал директиву внести коррективы в схему районирования в соответствии с предложениями украинских товарищей. Украина стала единым экономическим районом. Республики Закавказья также возражали против объединения их в едином экономическом районе с Северным Кавказом. И здесь тоже потребовалось вмешательство ЦК партии, чтобы правильно решить этот вопрос.

 

Неоформленность взаимоотношений плановых и финансовых органов советских республик вела и к тому, что многие работники договорных республик иногда проявляли местничество, составляли свои экономические планы, не считаясь в достаточной степени с общефедеральными планами, необходимостью концентрировать средства на первоочередном восстановлении важнейших объектов.

 

Таким образом, хотя Госплан РСФСР и стал общефедеральным плановым органом, но проблема создания единой общефедеральной системы планирования в 1921—1922 гг. так и не была решена.

 

Интересы планирования единого социалистического хозяйства требовали создания авторитетного, наделенного широкими полномочиями общего центра планирования, которым, как показала практика, не мог стать Госплан одной из республик.

 

В условиях договорной федерации создать такой центр планирования было чрезвычайно трудно. В. И. Ленин еще в своем «Первоначальном наброске тезисов но национальному и колониальному вопросам (для Второго конгресса Коммунистического Интернационала)» связывал задачу создания единого, по общему плану регулируемого, социалистического хозяйства с укреплением государственного единства советской федерации. Система взаимоотношений между республиками, сложившаяся к 1921—1922 гг., практически не обеспечивала должного хозяйственного единства. Это определило экономическую необходимость перехода от договорной федерации к новой форме объединения.



Источник: http://История, СССР
Категория: История | Добавил: fantast (03.11.2018) | Автор: Поиски единой системы планирования
Просмотров: 9 | Рейтинг: 0.0/0