Кризис сбыта 1923 года

Кризис сбыта 1923 года

1923 год был годом серьезных хозяйственных и политических трудностей внутри страны при значительном обострении международной обстановки.

 

Именно в 1923 г., когда продовольственный, транспортный, топливный кризисы остались позади и Советская страна вступила в полосу хозяйственного подъема, возникли новые трудности экономического строительства. Если в 1921—1922 гг. речь шла о кризисах бестоварья и бесхлебья, то в 1923 г. разразился так называемый кризис сбыта. Под знаком борьбы с ним прошли весь 1923 и начало 1924 года. «Кризис сбыта» характеризовался расхождением между непомерно высокими ценами на изделия промышленности и низкими ценами на продукты сельского хозяйства («ножницы» цен).

 

В 1921 —1922 гг. цены на продукты сельского хозяйства по сравнению с довоенным уровнем были значительно выше, чем цены на промышленные товары. Но уже с конца 1922 г. конъюнктура рынка серьезно изменилась. Голод остался позади. В условиях хорошего урожая 1922—1923 гг. началось постепенное снижение цен на сельскохозяйственные продукты. В то же время рост доходов городского и сельского населения обусловил повышение спроса на промышленные изделия. К концу 1922 г. было восстановлено довоенное соотношение цен, после чего цены на сельскохозяйственные продукты все более резко начали снижаться, цены же на промышленные товары — непомерно возрастать.

 

«Кризис сбыта» возник прежде всего на основе несоответствия темпов восстановления крестьянского хозяйства, с одной стороны, и государственной промышленности — с другой. Это явление было объективно обусловлено тем, что восстановление сельского хозяйства требовало меньших затрат, нежели восстановление промышленности. Поэтому сельское хозяйство раньше, чем промышленность, приближалось к довоенному уровню. Кроме этой объективной основы, обострению хозяйственных трудностей способствовал и ряд других обстоятельств. Положение усугублялось состоянием денежной системы и непрерывным падением стоимости денежных знаков (совзна-ков). В 1923 г. действовали две параллельные валюты. При этом количество твердой валюты (червонцев), находившейся в обращении, было ограничено, что не обеспечивало должной стабилизации денежной системы. Частный торговец умело лавировал, приспосабливался и спекулировал на падающей валюте, а молодая и неопытная советская торговля шла путем страховых накидок на цены, не умея приспособиться к конъюнктуре рынка и овладеть ею.

 

Изношенность оборудования, тормозившая подъем производительности труда в промышленности, недостаток оборотных капиталов и т. п. приводили к большим издержкам производства и к сравнительно высокой себестоимости товаров. Таким образом, известное повышение цен на промышленные товары по сравнению с сельскохозяйственными товарами в условиях восстановительного периода имело серьезные причины. Цены на промышленные товары, сложившиеся к началу 1923 г., не обеспечивали не только накопления в промышленности, но даже и простого восстановления основных капиталов. Курс Советского правительства, взятый в конце 1922 г. на некоторое перераспределение национального дохода в интересах выравнивания темпов восстановления промышленности и сельского хозяйства, более ускоренного развития промышленного производства, был необходим.

 

Но в ходе его проведения государственными и кооперативными торговыми организациями были допущены серьезные ошибки. Ряд работников ВСНХ, руководителей трестов, синдикатов, стремились до предела поднять цену на «свой» товар. Политика чрезмерного повышения цен «обосновывалась» якобы интересами самой промышленности. Такую точку зрения активно отстаивал член Президиума ВСНХ троцкист Г. Л. Пятаков. На деле попытка реализации этой линии наносила удар как промышленности, так и всему народному хозяйству. «Кризис явился результатом несоответствия между... отдельными отраслями народного хозяйства и, в первую очередь, неумения нашей госпромышленности и торговли проложить себе дорогу к крестьянскому массовому рынку» указывалось в решении XIII партийной конференции.

 

Раствор «ножниц» достиг наибольшей величины в октябре 1923 г. Цены на промышленные товары выросли более чем в 3 раза по отношению к сельскохозяйственным. Если на 1 пуд ржи в 1913 г. крестьянин приобретал в среднем более 5 аршин ситца, то в 1923 г.— всего 1,5 аршина. В результате крестьяне перестали покупать дорогие промышленные товары, несмотря на большую нужду в них. Товарооборот значительно снизился, увеличивались запасы нереализованных товаров.

 

Продукция сельскохозяйственного машиностроения в 1922/23 хозяйственном году была в 5 раз меньше, чем до войны. Тем не менее реализовано было лишь 25% этой продукции, а остальная часть осталась на складах. «„Кризис сбыта11,— писал Ф. Э. Дзержинский,— коснулся не только сельскохозяйственных машин, но даже самых простых средств сельскохозяйственного производства: как кос, борон, плугов, т. е. наше крестьянское хозяйство лишено фактически самого необходимого и того, что должно быть общедоступно. И все это лежит мертвым капиталом, ржавеет и ломается в переполненных складах, где инвентарь сложен в 6 ярусов» *.

 

В условиях, когда угольная промышленность достигла в 1923 г. только 44% довоенного уровня, возник «кризис сбыта» донецкого угля. Падение спроса на уголь объяснялось высокими ценами на топливо при тяжелейшем отставании металлургии, которая наряду с транспортом была основным потребителем донецкого угля. Повышение цен на топливо и металл срывало восстановление транспорта.

 

Темпы роста промышленного производства резко снизились. Продукция не находила сбыта — значит предприятия оставались без средств. Несвоевременная выплата заработной платы вызывала недовольство рабочих, а высокие цены на промышленные товары и низкие на сельскохозяйственные продукты — недовольство широких слоев крестьянства. «Ножницы» тяжелее всего отражались на бедняцко-середняцком хозяйстве, ибо бедняки и середняки вынуждены были продавать хлеб, несмотря на низкие цены, а кулацкая часть деревни имела возможность придерживать хлеб в ожидании повышения цен. «Кризис сбыта» оказывал, следовательно, влияние и на расстановку классовых сил в деревне.

 

В условиях роста рыночных отношений и развития денежного хозяйства вопрос о ценах имел огромное не только экономическое, но и политическое значение. От правильного соотношения цеп на промышленные и сельскохозяйственные товары зависели смычка между социалистической промышленностью и мелкотоварным крестьянским хозяйством, укрепление экономического союза рабочего класса и крестьянства. Дороговизна обостряла «кризис сбыта» при огромной нужде страны в промышленных товарах. Поэтому подъем покупательной способности населения мог быть достигнут прежде всего за счет решительного снижения цен на продукцию промышленности.

 

Несоответствие в темпах восстановления сельского хозяйства и промышленности, вызвавшее трудности сбыта, было временным, а сам «кризис» принципиально отличался по своей природе от кризисов капиталистического перепроизводства.

 

Партия указала единственно правильный путь — путь активного вмешательства государства в процесс ценообразования. По указанию ЦК партии в конце 1923 — начале 1924 г. было проведено снижение цен на промышленные товары, особенно в легкой промышленности, обслуживающей массового потребителя. Если в среднем за 1923/24 г. отпускные цены в промышленности были снижены на 25,3%, го по шерстяной промышленности это снижение составило 46,5%, по хлопчатобумажной — 31,4% и т. д.

 

Учитывая низкую покупательную способность бедняцко-середняцких слоев деревни, правительство, предоставив дотацию заводам, выпускавшим сельскохозяйственный инвентарь, особенно резко снизило цены на сельскохозяйственные машины и орудия. Они продавались по довоенным ценам с предоставлением крестьянам долгосрочного кредита. Эцо обеспечило растущий опрос крестьянства. Почти весь запас сельскохозяйственных машин и инвентаря был быстро распродан. Одновременно были повышены закупочные цены на сельскохозяйственные товары, организован дешевый кредит для крестьянства.

 

Местные партийные организации и Советы усилили деятельность по укреплению государственной и кооперативной торговли, снижению себестоимости продукции и уменьшению накладных расходов.

 

Наряду с мерами экономического воздействия на цены частного рынка усилилась борьба со спекуляцией. Эти и ряд других мер позволили сравнительно в короткий срок усилить товарооборот в стране, укрепить экономическую смычку социалистической промышленности и крестьянского хозяйства.



Источник: http://История, СССР
Категория: История | Добавил: fantast (03.11.2018) | Автор: Кризис сбыта 1923 года
Просмотров: 9 | Рейтинг: 0.0/0