Политический кризис начала 1921 года в СССР

Политический кризис начала 1921 года в СССР

Основным фактором, который определял сложность обстановки, свидетельствовал о политическом кризисе в стране, было недовольство широких масс крестьянства системой «военного коммунизма». Крестьянство хотело отмены продразверстки, хотело свободно распоряжаться излишками своего производства.

 

Это недовольство возросло к началу 1921 г. в связи с резким ухудшением экономического положения деревни. Окончание войны, исчезновение непосредственной угрозы возвращения помещиков усиливали выступления крестьян против продразверстки. «Крестьянство должно было спасти государство, пойти на разверстку без вознаграждения,— говорил В. И. Ленин,— но оно уже не может выдерживать такого напряжения, и потому в нем растерянность духа, колебания, шатания...» 1

 

Возникла непосредственная угроза союзу рабочего класса с крестьянством. В этом заключалась суть политического кризиса. Недовольство трудового крестьянства было тем более опасным, что во многих районах страны не были еще ликвидированы белогвардейские отряды, вспыхивали кулацкие мятежи. Часть крестьян-середняков в ряде случаев принимала участие в мятежах.

 

Учитывая настроения крестьян, контрреволюционеры, в частности эсеры, организуя мятежи, как правило, не выдвигали открыто лозунга свержения Советской власти. Они заявляли, что выступают якобы за «свободные Советы», за «Советы без коммунистов», за свободную торговлю и отмену продразверстки. На деле руководство мятежами принадлежало махровым контрреволюционерам, стремившимся к восстановлению старых порядков. Перекраска этикеток, как говорил В. И. Ленин о новой тактике классового врага, ничего не меняла по существу. Любая передвижка в сторону от подлинной Советской власти — диктатуры пролетариата — вела бы к установлению диктатуры буржуазии.

 

Многие контрреволюционные выступления в конце 1920 — начале 1921 г. приняли довольно широкий характер. С августа 1920 г. в ряде уездов Тамбовской и Воронежской губерний продолжался кулацкий мятеж, возглавленный эсером Антоновым. Большое число кулацких банд действовало на Украине. Их возглавляли буржуазные националисты — петлюровцы и «атаманы» — анархисты типа Махно. Большой ущерб народному хозяйству нанесли кулацкие мятежи в Среднем Поволжье, на Дону и Кубани. В Туркестане продолжали свирепствовать банды басмачей. В Западной Сибири в феврале-марте 1921 г. вспыхнул мятеж, организованный эсерами вместе с царскими офицерами. Мятежникам удалось сколотить вооруженные силы численностью в несколько тысяч человек, захватить почти полностью территорию Тюменской губернии, города Петропавловск, Кокчетав и др. Железнодорожное сообщение между Сибирью и центром страны было прервано на три недели.

 

Положение в страпе было настолько напряженным, что в феврале 1921 г. ЦК РКП (б) постановил «приостановить общую демобилизацию коммунистов из армии, запретить безусловно всякие отпуска товарищам» *.

 

Самым серьезным из всех контрреволюционных выступлений был Кронштадтский мятеж (март 1921 г.). Подготовленный при участии агентов западных империалистов ярыми белогвардейцами, мятеж в Кронштадте прикрывался псевдорево-люционными лозунгами.

 

Демагогическими речами о борьбе за «власть Советов, а не партий», организаторы мятежа сумели привлечь на свою сторону значительную часть матросов, среди которых было много крестьян, недавно пришедших во флот. То обстоятельство, что они поддержали лозунги контрреволюционеров, отражало недовольство, охватившее в то время массы крестьянства.

 

Захват мятежниками некоторых военных кораблей Балтийского флота и первоклассной крепости создал новую чрезвычайную угрозу для Советской власти.

 

Советское правительство приняло решительные меры для подавления мятежа. К Кронштадту были стянуты значительные воинские силы под командованием М. Н. Тухачевского.

 

По предложению В. И. Ленина под Кронштадт была послана группа участников X съезда партии. Туда же были направлены сотни коммунистов и комсомольцев из городов республики.

 

Среди партийных и военных работников, принявших участие в разгроме мятежа, были видные деятели партии А. С. Бубнов, К. Е. Ворошилов, В. П. Затонский, прославленные командиры В. К. Путна, П. Е. Дыбенко, И. Ф. Федько, Я. Ф. Фабрициус, секретарь Иваново-Вознесенского губкома комсомола молодой поэт Г. Фейгин. Коммунисты были в первых рядах штурмующих колонн.

 

В ночь на 17 марта войска Красной Армии двинулись в атаку на крепость по льду Финского залива.

 

Около 150 крепостных и корабельных орудий, 100 пулеметов вели огонь по наступавшим, пробивали лед, вздымая огромные фонтаны воды и образуя полыньи. Но красноармейские цепи неудержимо шли вперед. Лучи кронштадтских прожекторов, прорезавшие предрассветную мглу, освещали необычайную картину: по всему пространству от острова до побережья ряды красноармейцев шаг за шагом продвигались к фортам я крепости.

 

Весь день 17 марта продолжались ожесточенные схватки за береговые форты, на улицах города. К утру 18 марта мятежники сдались. Кронштадт был возвращен Советской республике.

 

Кронштадтские события показали напряженность политического положения в стране. Залпы мятежных кронштадтских кораблей и фортов свидетельствовали о росте недовольства крестьянских масс, об опасности мелкобуржуазной, анархической контрреволюции.

 

Создавшееся положение В. И. Ленин сжато и четко охарактеризовал так: «Экономика весны 1921 превратилась в политику: „Кронштадт"» *.

 

Трудности, переживаемые страной, усилили колебания среди неустойчивых членов Коммунистической партии, способствовали активизации фракционных групп. Это наглядно проявиЛось в ходе дискуссии о профсоюзах, развернувшейся в конце 1920— начале 1921 г. и носившей крайне острый характер.

 

Сам факт появления различных фракционных групп со своими платформами (троцкисты, явившиеся инициаторами дискуссии, «рабочая оппозиция» во главе с А. Г. Шляпниковым,

 

A.           М. Коллонтай и др., группа «демократического централизма» во главе с Т. В. Сапроновым, «буферная» бухаринская группа) свидетельствовал об опасности, грозившей единству партии.

 

Во время этой дискуссии Троцкий настаивал на «завинчивании гаек» военного коммунизма, требуя «перетряхивания» профсоюзов, насаждения методов администрирования. В. И. Ленин показал, что предложения Троцкого на деле ведут к ликвидации профсоюзов как основных массовых организаций рабочего класса, к замене методов убеждения масс методами принуждения и командования. В. И. Ленин рассматривал профсоюзы как школу коммунизма, школу воспитания, школу управления, школу хозяйствования для широких масс рабочего класса.

 

Одновременно В. И. Ленин дал резкую критику «платформ» бухаринцев, децистов, «рабочей оппозиции». Самым решительным образом В. И. Ленин отвергал синдикалистские попытки «рабочей оппозиции» передать управление промышленностью «Всероссийскому съезду производителей». Он предлагал весь этот синдикалистский вздор бросить в корзину для ненужной бумаги, ибо, «если на этот путь идти, это на деле означает — партию побоку, на деле диктатуры пролетариата в России не может быть».

 

Хотя в подавляющем большинстве партийных организаций оппозиционеры потерпели поражение и партия пошла за

 

B.            И. Лениным, дискуссия была тревожным симптомом, показавшим необходимость решительных мер по обеспечению единства партии и очищению ее от колеблющихся, мелкобуржуазных элементов.



Источник: http://История, СССР
Категория: История | Добавил: fantast (02.11.2018) | Автор: Политический кризис начала 1921 год
Просмотров: 10 | Рейтинг: 0.0/0