Взаимовлияние передовых элементов русской культуры и культур народов России в начале 20 века

Взаимовлияние передовых элементов русской культуры и культур народов России в начале 20 века

Российская революционная социал-демократия напряженно боролась и с великодержавным шовинизмом, и с буржуазным национализмом, боролась за сплочение и сближение трудящихся и эксплуатируемых всех наций и народностей России. Естественно, что прогрессивные, демократические деятели национальных культур видели в российской социал-демократии своего надежного союзника и соратника.

 

Лучшие деятели культуры России и Украины давно понимали, что действительного объединения украинского народа на началах демократизма можно достигнуть только через всероссийскую революцию. В таком понимании сближались друг с другом и с революционной Россией М. Коцюбинский и Леся Украинка (Л. П. Косач) с «галичаниным» Иваном Франко и «буко-винкой» Ольгой Кобылянской. Поэт и публицист П. Грабовскип, находясь на рубеже XIX и XX вв. в якутской ссылке, писал: «Теперь все, что только есть в России живого, подвижного и работающего, идет под знаком марксизма». Л. Украинка, обращаясь к соотечественникам, говорила: «Сознательные рабочие не должны обращать внимания на то, кто из них какой веры, какой национальности... для каждого рабочего должны быть святы слова: рабочие из всех стран, соединяйтесь!» Восторженно приветствовал первую русскую революцию И. Франко в своем «Открытом письме к галицкой украинской молодежи». Против буржуазных украинских националистов и консервативных «мос-квофилов» западноукраинских земель, находившихся тогда под гнетом Австро-Венгрии, было направлено заявление Франко в 1905 г.: «Мы все русофилы, слышите, повторяю еще раз: мы все русофилы. Мы любим великорусский народ и желаем ему всяческого добра, любим и изучаем его язык и читаем на этом языке... Мы любим в русской духовной сокровищнице драгоценные золотые зерна, но отличаем их от половы, от шлака, от плодов темноты... И в этом мы чувствуем себя солидарными с лучшими сынами русского народа. И это прочная, устойчивая и светлая основа нашего русофильства» *.

 

События русской революции усиливали стремление масс украинского народа в России и Австро-Венгрии к культуре и просвещению, усиливали процесс национальной консолидации украинцев и белорусов.

 

Как бы навстречу таким стремлениям народных масс Украины, Ленин в 1914 г. от имени российской революционной социал-демократии выдвинул задачу «пробудить, просветить и встряхнуть украинцев и австрийских, и российских» 1 2. Накануне падения царизма в России (1916 г.) Ленин писал: «Для украинцев и белорусов, например, только человек, в мечтах живущий на Марсе, мог бы отрицать, что здесь нет еще завершения национального движения, что пробуждение масс к обладанию родным языком и его литературой — (а это необходимое условие и спутник полного развития капитализма, полного проникновения обмена до последней крестьянской семьи) — здесь еще совершается» 3.

 

Примерно ги населения русской Украины и Белоруссии в начале XX в. было неграмотным. Число школ увеличивалось медленно. Преподавание на родном языке преследовалось.

 

Один только ретивый попечитель Киевского учебного округа за семь лет после начала первой революции (1905—1912 гг.) закрыл в подопечном округе 12 гимназий и уволил почти тысячу не угодных ему учителей4. Во всех школах Белоруссии перед первой мировой войной числилось 266 тыс. учащихся, что составляло менее 1/5 всех детей школьного возраста '. Значительное число детей обучалось на дому разными перехожими грамотеями, но сеть школьного образования была крайне недостаточна. Свыше 78% населения Белоруссии было неграмотным 1 2. По данным всеобщей переписи населения 1897 г., в Бессарабии было 82% неграмотных, а среди женщин этой основной территории Молдавии — 96% 3. Так же обстояли дела на Кавказе, прежде всего среди мусульманского населения Северного Кавказа и Азербайджана, еще хуже — в Средней Азии и у народов Дальнего Востока и Сибири. Число грамотных казахов среди населения Казахстана не превышало 1— 2% 4. В русских средних школах Туркестана в 1908/09 учебном году учащиеся местных национальностей — узбеки, таджики, киргизы, казахи, туркмены — составляли в мужских гимназиях 1,7%, в женских — 0,8, в коммерческих училищах (Кокандском и Ташкентском) — 16,7 % 5.

 

В условиях национально-колониальной политики самодержавия университеты Киева, Харькова и Одессы официально оставались русскими учебными заведениями. И все же, несмотря на все преграды, они становились заметными средоточиями национально-культурной жизни Украины. Научные общества и издания, связанные с ними, разрабатывали преимущественно вопросы природы, общества, истории Украины, Крыма, Бессарабии, Белоруссии, вообще юга и юго-запада России. В таких обществах и изданиях объединялись передовые кадры украинской, белорусской, молдавской и русской интеллигенции. Труды выдающихся естествоиспытателей А. А. Богомольца, М. Т. Кащенко, Н. Ф. Гамалеи, Д. К. Заболотного, Н. А. Димо, историков, филологов, экономистов Д. И. Багалея, В. Н. Перет-ца, Е. Ф. Карского, Н. Ф. Сумцова, К. Г. Воблаго, В. В. Хвойко явились важнейшими вкладами в развитие науки на Украине, в Белоруссии, в Молдавии. В историческом Обществе Нестора-летописца при Киевском университете плодотворно трудились по изучению Украины, Белоруссии, всего юга России видные историки В. С. Иконников, М. Ф. Владимирский-Буданов, М. В. Довнар-Запольский и В. Б. Антонович. После долгих хлопот и усилий передовых ученых и общественных деятелей был восстановлен Северо-Западный отдел Русского географического общества (1910 г.). Начали действовать новые опытные сельскохозяйственные центры в Белоруссии: Минская болотная станция, Беняконьская станция на минеральных почвах. Горыгорецкий сельскохозяйственный институт стал важным центром научной мысли в Белоруссии.

 

Новые культурные начинания и организации возникали, в основном на общественных началах, в Грузии, Армении, Азербайджане, Казахстане и Средней Азии.

 

В борьбе за освобождение и духовное развитие родного народа передовые деятели украинской и белорусской культур, естественно, тянулись к всероссийским идеям демократизма и социализма.

 

Поэма И. Франко «Моисей» (1905 г.)—непосредственный отклик украинского демократа и просветителя на события первой русской революции. Идеи беззаветного служения народу и борьбы против угнетателей получили высокохудожественное воплощение в величественных образах поэмы. Сборник стихотворений Франко «Semper firo» («13ечпый новичок»), его публицистика, плодотворная научная работа по истории украинской литературы — все было проникнуто гражданским и патриотическим пафосом украинского демократа-просветителя и общероссийского патриота. В чествовании сорокалетия литературно-общественной деятельности Франко (1916 г.) участвовали и русские писатели (М. Горький, В. Короленко), и представители чешской и болгарской общественности. Вступление в литературу Л. Украинки приветствовал И. Франко, заявивший в 1898 г. в печати: «Со времен шевченковского: „Схороните и вставайте, оковы порвите..." Украина не слыхала такого сильного, горячего и поэтического слова» ’. Лирика Л. Украинки («Думы и мечты», 1899 г.), драмы и поэмы 1905—1911 гг. («Осенняя сказка», «В катакомбах», «Лесная песня») были страстными, боевыми призывами к революционной борьбе. Сближение с русской революционной социал-демократией, знакомство с сочинениями К. Маркса и В. И. Ленина помогли молодой писательнице вступить на путь революционной борьбы.

 

Художественная проза М. М. Коцюбинского обогатила украинскую литературу. Сочные по краскам, отточенные по языку рассказы Коцюбинского («Смех», «Тени забытых предков», «Кони не виноваты») принесли ему славу новеллиста, его имя современники ставили рядом с Чеховым и Горьким. В повести «Fata morgana» (1904—1910 гг.) Коцюбинский правдиво показал жизнь и быт украинской деревни эпохи буржуазно-демократической революции в России. Коцюбинский вошел не только в историю украинской культуры. Много писал он и на русском языке. Крепкая дружба связывала Коцюбинского с Горьким. Она укрепилась в совместной работе и беседах на Капри, в гостеприимном горьковском доме. «Мы читали друг другу черновики наших работ, и оба очень искренно говорили друг другу, что каждый думает о работе другого. Если говорить о „влиянии", оно, вероятно, было взаимным»,— засвидетельствовал сам Горький1 2.

 

Крупнейшие белорусские писатели той эпохи Я. Купала (И. Д. Луцевич), Я. Колас (К. М. Мицкевич), А. С. Пашкевич, М. А. Богданович принадлежали к революционно-демократическому направлению; их произведения составили золотой начальный фонд классики реалистической белорусской литературы первого десятилетия XX в. Белорусский фольклор послужил основой искусства этих писателей.

 

Крупными успехами отмечено развитие реалистического искусства Украины и Белоруссии. С блеском выступало несколько высокоталантливых украинских театральных групп (П. Сакса-ганского, М. Садовского, театры Львовский и Буковинский). Братья Тобилевичи, известные по сцене под фамилиями II. К. Саксаганский, М. К. Садовский и И. К. Карпенко-Карый, внесли огромный вклад в развитие украинского театрального искусства. Драматург, режиссер и актер Карпенко-Карый своими правдивыми пьесами («Мартын Боруля», «Наймычка» и др.), постановками и игрой на сцене сделал реализм господствующим направлением в украинском театре. Пьесы этого драматурга не сходят со сцен наших советских театров, часто ставятся и за границей. Сакеаганокий создал галерею характерных образов (Возного и Макагоненко в «Наталке-Полтавке» Котля-ревского, Гната в «Назаре Стодоле» Шевченко, Шельменко в «Шельменко-денщике» Квитко-Основьяненко). Руководимая им труппа сделала украинские пьесы и украинский театр любимыми во всей России. Популярности украинского театра, той любви, с которой относились к нему все народы нашей страны, сильно содействовала игра обаятельной актрисы М. К. Занько-вецкой. В 1911 г. К. С. Станиславский писал: «Такие украинские актеры, как Кропивницкий, Заньковецкая, Саксаганский, Садовский — блестящая плеяда мастеров украинской сцены, вошли золотыми буквами на скрижали истории мирового искусства и ничем не уступают знаменитостям — Щепкину, Мочалову, Соловцову, Неделину. Тот, кто видел игру украинских актеров, сохранит светлую память на всю жизнь»

 

Труппа белорусского актера и театрального деятеля И. Т. Буйницкого возникла в 1907—1910 гг. Она объездила всю Белоруссию, выступала в Петербурге и Варшаве с белорусскими, украинскими, русскими, польскими пьесами, с белорусскими народными песнями и плясками. Деятельность этой труппы положила начало белорусскому профессиональному театру. Я. Купала под влиянием успехов коллектива Буйницкого написал первую свою пьесу-комедию «Павлинка» (1912 г.), позднее получившую широкую известность среди народов нашей страны. Так усилиями демократической интеллигенции на основе народного творчества зарождался белорусский национальный театр.

 

Богатство народного мелоса Украины и Белоруссии предопределило развитие национальной музыкальной культуры. Н. В. Лысенко обратился к народной украинской музыке. Творчески соединил он традиции украинского народного мелоса и реалистические заветы русской «могучей кучки». К началу XX в. он был уже известным украинским композитором. Долго и упорно создавал Н. В. Лысенко любимую свою оперу «Тарас Бульба», но не дождался постановки ее на сцене. Активный музыкально-общественный деятель своими усилиями подготовил открытие первой консерватории на Украине (в Киеве в 1913 г.). Под его влиянием выросла большая группа украинских и белорусских композиторов и музыкальных педагогов. Еще при жизни композитора Станиславский писал: «Я горячо люблю украинскую музыку. Если Чайковского мы называем чародеем русской музыки, то Лысенко — этого чудесного и пленяющего красотой своей музыки композитора — мы смело можем назвать солнцем украинской музыки»

 

Идеи русской революционной демократии сильно и благотворно повлияли на новую еврейскую литературу, особенно на формирование мировоззрения Менделе-Мойхер-Сфорима, одного из создателей еврейского литературного языка. Весьма заметны их отголоски в творчестве Авраама Гольдфадена, драматурга и основателя еврейского народного театра. Революционные еврейские рабочие поэты (М. Винчевский, И. Бовшевер, М. Розенфельд) и творчество такого выдающегося художника, как Шолом-Алейхем (III. Н. Рабинович), связаны с идеями всероссийского революционного движения начала XX в.

 

На стороне народных масс Прибалтики и Литвы выступали выдающиеся писатели и общественные деятели: Я. Райнис и А. Упит, П. Стучка и П. Дауге, Р. Блауман, Э. Бирзниек-Упит в Латвии, Э. Вильде, В. Кингисепп и Ю. Лилиенбах в Эстонии, Жемайте (Ю. Жемантене), И. Билюиас, Ю. Янонис, В. Миц-кявичюс-Капсукас в Литве. Многие из них участвовали в революционном и демократическом национально-освободительном движении, были связаны с крепнущим русским рабочим движением и российской революционной социал-демократией.

 

Великий латышский поэт и драматург Я. Райнис дал классические образцы латышской лирической и гражданской поэзии (сборник стихотворений «Дальние отзвуки синего вечера»), героической и народной драматургии. Передовые общественно-политические позиции Райниса прямо противостояли порядкам российского самодержавия. Его газета «Dienas Бара» («Ежедневный листок») распространяла идеи марксизма в Латвии уже в середине 90-х годов. В царской ссылке окрепли марксистские взгляды молодого Райниса. В канун первой революции в России Райнис, вернувшийся в родную Латвию из ссылки, создал бессмертную героическую трагедию «Огонь и ночь» (1904 г.). Она была поставлена на сцене Нового рижского театра в 1911 г. Г срой трагедии Лачплесис — сказочный образ латышского народного эпоса — был воспринят общественностью как символ революционного рабочего класса. Творчество Райниса эпохи первой революции в России (особенно мятежная романтическая лирика и мощные образы драматургии) сделало его самым любимым и самым известным поэтом Латвии периода империализма. Известность Райниса перешагнула далеко за пределы Латвии и привлекла внимание мировой общественности к историческим судьбам и культуре его родины. Органически тесно связанный с национальными традициями родной латышской культуры, с народной поэзией Латвии и поэтическим наследием писателей Аусеклнса и Пумпура, Райнис позднее испытал определенное воздействие творчества Горького, отчасти Брюсова и Блока.

 

Писатель А. Упит явился создателем современной художественной латышской прозы. Потрясения первой русской революции помогли Упиту расстаться с «крестьянским идеализмом» его ранних рассказов. Монументальная эпопея-трилогия романов «Робежниеки» дала реалистически правдивую картину быта и социальной борьбы в Латвии эпохи империализма. В творчестве Упита проявились начатки будущей социалистической латышской литературы.

 

Гуманистическое просветительство было мировоззрением классика литовской литературы, выдающейся демократической писательницы Жемайте (Ю. Жемантене). Живой, сочный по краскам реализм Жемайте сложился на основе больших и длительных житейских наблюдений, личного горького опыта жизни и под влиянием русской литературы, особенно Гоголя, а также польских писателей-реалистов Б. Пруса и Э. Ожешко. Писательница сочувственно изображала недовольство литовских крестьян, их стихийную борьбу против помещичьего землевладения. Религиозные верования и предрассудки и довольно сильное влияние в Литве той эпохи реакционного католического духовенства и вообще клерикализма обличались писательницей в художественных образах, очерках и статьях.

 

Самое яркое явление в эстонской литературе начала XX в.— это творчество демократического писателя-реалиста Э. Вильде, близкого в 90-е — начале 900-х годов к революционной российской социал-демократии. Романы, рассказы и очерки Вильде утвердили реализм в эстонской художественной культуре.

 

Талантливые композиторы Латвии (А. А. Юрьян, Я. И. Ви-тол), Литвы (Ч. Саснаускас, М. Петраускас), Эстонии (А. Капп, А. Ляте) на основе народного литовского, латышского, эстонского мелоса создавали новую национальную музыкальную культуру народов Прибалтики и Литвы. Возникло много национальных хоровых объединений и оркестров народных инструментов. В Риге был основан латышский оперный театр (1912г.). Петербургская консерватория и Н. А. Римский-Корсаков помогали воспитанию музыкальных деятелей Прибалтики. В своем творчестве композиторы Прибалтики ориентировались на принципы русской реалистической музыки.

 

Новые общественно-идейные направления, культурные начинания и организации на Кавказе, в Казахстане и Средней Азии возникали в эпоху империализма в процессе взаимного творческого общения и сотрудничества деятелей русской и других национальных культур. Так было в Грузии, Армении, Азербайджане, так было в Казахстане, так же было и у народов Узбекистана, Таджикистана, Туркмении и Киргизии.

 

Кавказ все более входил в общероссийскую хозяйственную, общественно-политическую и культурную жизнь. Большие города — Тифлис, Баку, Эривань, Кутаис, Владикавказ — становились важнейшими центрами общественного движения и культурной жизни. Здесь, а также по линиям железных дорог Кавказа, в бакинском промышленном районе жили и трудились грузины, армяне, азербайджанцы, осетины, татары, евреи, украинцы и русские. В Тифлисе издавались журналы и газеты на грузинском, армянском и русском языках. В Баку выходили русские, армянские и азербайджанские периодические издания. В годы первой русской революции здесь появилась большевистская печать на азербайджанском, армянском и русском языках.

 

Революционное движение и на Кавказе, и в Казахстане, и в Средней Азии выполняло свою великую просветительную роль. В нем участвовали лучшие, передовые люди всех наций и народностей. В 1913 г. Ленин писал Горькому: «У нас и на Кавказе с.-д. грузины + армяне + татары + русские работали вместе, в единой с.-д. организации больше десяти лет. Это не фраза, а пролетарское решение национального вопроса» !. То же наблюдалось и в культурно-историческом процессе на Кавказе в эпоху империализма.

 

Демократическими идеями оплодотворено творчество молодых грузинских писателей-демократов Э. Ниношвили, И. Евдо-швили, публициста С. А. Цулукидзе. К прославленным классикам грузинской литературы И. Чавчавадзе и А. Церетели, продолжавшим и в эпоху империализма стойко держаться своих прогрессивных демократических убеждений и реализма «шестидесятников», присоединились замечательные писатели В. Пша-вела и А. Казбеги. С восторгом встретил Церетели революционные бои начала века. Его поэтический перевод на грузинский язык «Интернационала» (1905 г.) имел большое общественнокультурное значение. Огромное идейно-воспитательное значение в общественно-культурной жизни Кавказа приобретала настойчивая в то время борьба Церетели за сближение азербайджанского и грузинского народов. Поэт и писатель И. Евдошвили (Хоситашвили), участник революционного движения на Кавказе, дал первые в грузинской литературе изображения труда и быта пролетариата.

 

Для осетинского поэта и публициста К. Хетагурова, основоположника осетинской литературы, родным языком наряду с осетинским был и русский. Много произведений он написал по-русски. Его стихи, посвященные памяти Лермонтова и Островского, были данью признательности народов Северного Кавказа мастерам русской культуры.

 

В Азербайджане и Грузии жил и создавал свои произведения выдающийся армянский писатель-реалист А. Ширванзаде (А. М. Мовсесян). Творчество его воспринималось как близкое, родное и азербайджанским народом. Глубокие основания имели крылатые слова А. Ахвердова, азербайджанского драматурга, театрального и общественного деятеля, любившего повторять, что Ширванзаде настолько же армянин, насколько и азербайджанец, что его имя и Александр и Искендер, а фамилия (псевдоним) сама за себя говорит: Ширванзаде — сын Шнрвана ’.

 

Црославленный азербайджанский революционно-демократический журнал «Молла Насреддин» издавался в Тифлисе (1906—1917 гг.). Одним из главных сотрудников этого журнала, влияние которого выходило далеко за пределы Азербайджана и Грузии, был азербайджанский писатель-демократ Сабир (Мирза Алекпер Зейналабдин оглы Таирзаде). На страницах «Молла Насреддина» Сабир метко и ядовито обличал антинародные порядки царской России, султанской Турции и шахской Персии. Выдающийся азербайджанский писатель-реалист и демократический общественный деятель Н. Нариманов много сделал для преодоления национальной розни между азербайджанским и армянским народами. Популярный роман Нариманова «Бахадур и Сона» показывает близкие судьбы и тесные связи армян и тюрок Кавказа. Националистической идеологии тюркской буржуазии — пантюркизму — Нариманов противопоставил идеи дружбы народов Кавказа. Поборником взаимосближения народов Кавказа между собой и дружбы их с русским народом выступал азербайджанский писатель и публицист Д. Мамедгули-заде.

 

Юбилейные даты Толстого, Гоголя, Шевченко с любовью отмечались в Грузии, Армении, Азербайджане как свои празднества. В юбилейном стихотворении «Памяти Гоголя» грузинский поэт А. Церетели писал:

 

Не может автор «Ревизора»

 

Чужим остаться для грузин,

 

Его всем краем без разбора Мы чтим и славим, как один '.

 

Огромное значение для совершенствования и развития культуры и музыки армянского стихосложения имела поэзия

 

B.            Теряна. Публицисты и деятели большевистской партии

 

C.            Шаумян и С. Спандарян наладили армянскую партийную печать в 1905—1917 гг. К этому же времени относится начало творческого пути и первых армянских пролетарских писателей. Акоп Акопян — зачинатель пролетарской литературы в Армении — дал своим соотечественникам перевод «Интернационала».

 

Из Московского училища живописи, ваяния и зодчества вышел М. Сарьян, буйная красочная гамма картин которого сразу же привлекла к себе внимание художников всех наций России. Уроки живописи, которые давал в училище В. А. Серов, навсегда остались в памяти армянского художника. В пользовавшейся популярностью среди населения Кавказа школе живописи и скульптуры Кавказского общества поощрения изящных искусств, находившейся в Тифлисе, обучались грузины, армяне, азербайджанцы и русские; преподавателями были главным образом русские художники.

 

Возникшее в Баку в 1903—1904 гг. Общество мусульманских артистов поставило своей главной задачей развитие театрального искусства у всех тюркоязычных народов Кавказа. Да и не только Кавказа, а всей России. Талантливые азербайджанские артисты и театральные деятели Гусейн Араблинский (Халафов) и Джахангир Зейналов много сделали для укрепления театрального искусства в разных краях Кавказа и в Средней Азии. Азербайджанские артисты играли в Эривани, Тифлисе, Батуме, Владикавказе, Ашхабаде, Мерве, Ташкенте, Казани, Оренбурге. Крупным событием в общественно-музыкальной жизни Москвы был концерт азербайджанских артистов весной 1911 г. Важная роль принадлежала азербайджанским театральным деятелям и артистам в развитии сценического искусства в Иране.

 

Замечательные артисты и театральные деятели Грузии А. И. Сумбаташвили-Южин (Сумбатов), К. А. Марджанишвили (Марджанов), В. С. Алекси-Месхишвили нераздельно связали свои имена как с историей театральной культуры Грузии и вообще Кавказа, так и с историей русской сцены. Драматург-реалист, великий актер и театральный деятель Сумбатов-Южин возглавлял с 1909 г. Малый театр в Москве.

 

Основоположником реализма и революционных мотивов в татарской литературе, зачинателем демократических и социалистических элементов в национальной культуре татар России явился поэт и публицист Габдулла Тукай. Его общественно-литературные позиции и просветительско-издательская деятельность (журналы «Яшен» и «Ялтюлт») сложились под воздействием азербайджанского журнала «Молла Насреддин». Программное стихотворение Тукая «Пушкину» (1905 г.) говорит о любви татарского народа к великому деятелю русской культуры; поэма-сказка «Шурале» (1907 г.) ввела в художественную культуру тюркоязычных народов сокровища народной татарской поэзии. Революционные призывы к борьбе сочетались у Тукая с едкой критикой буржуазного национализма пантюркистов и панисламистов, мещанства, реакционного мусульманского духовенства.

 

Процесс сближения Казахстана и Средней Азии с внутренней Россией в период империализма стал еще более быстрым. Все наиболее проникнутые демократическими устремлениями в деле просвещения родных им народов деятели культурной жизни тогдашнего Туркестана не мыслили себе развития национальных культур народов Средней Азии и Казахстана без постоянного живого общения с русской культурной жизнью. В этом были едины казахский акын Джамбул Джабаев, узбекский поэт, прекрасно писавший и на таджикском языке, Убай-дулла Салих (Завки), узбекский писатель и педагог Хамза Хакимзаде (обязанный своим посвящением в сценическое искусство азербайджанскому артисту Г. Араблинскому), замечательные узбекские поэты и публицисты Закирджан Фуркат (Халмухаммедов) и Мухаммед Мукими (Аминходжа Мирза-ходжа), туркменские народные поэты Вайрам Шахир (Мамедов) и Курбан Шахир, замечательный таджикский писатель, просветитель и общественный деятель Садриддин Айни, также создававший свои произведения и на таджикском, и на узбекском языках. Киргизские народные акыны-демократы Токтогул Сатылганов и Тоголок Молдо (Байымбет Абдурахманов), обличавшие в своих песнях-сказках феодалов, реакционное мусульманское духовенство Киргизии и вообще Туркестана, убеждали своих соотечественников овладевать передовой русской культурой. Обличение баев, мулл, ишанов в художественном творчестве и общественно-просветительской работе обычно сочеталось с горячей симпатией к идеям освобождения и просвещения всех народов России. Передовые деятели Туркестана (Средней Азии и Казахстана), ратуя за сближение с русской культурой, в то же время как боевые демократы выступали против антинародной политики российского самодержавия, боролись против реакционного ислама и влияния джадидов — буржуазно-националистических идеологов эпохи империализма.

 

Музыкальные сочинения композиторов М. А. Баланчивадзе, 3. П. Палиашвили, У. А. Гаджибекова, А. А. Спендиарова заложили основы для развития современной грузинской, азербайджанской и армянской музыки. В этом им помогли деятели русской музыки. Спендиаров был воспитанником Н. А. Римского-Корсакова и Петербургской консерватории; Гаджибеков научал теорию музыки в Москве и Петербурге; Палиашвили учился у С. И. Танеева в Московской консерватории. Долгое время во главе Тифлисского музыкального училища стоял русский композитор М. М. Ипполитов-Иванов. Отрывки из первой грузинской оперы Баланчивадзе «Дареджан Цбиери» были поставлены впервые в Петербурге в 1897 г.

 

Развитие новой музыкальной культуры народов Кавказа обогащало в свою очередь и русскую музыку. Национальные музыкальные элементы народов России расцветили и обогатили музыку Римского-Корсакова, щедро и богато зазвучали восточные мотивы в композициях С. И. Василенко.

 

Упорно и с любовью знакомил русских читателей с латышской, армянской, финской, еврейской, грузинской, украинской поэзией и художественной прозой Горький — инициатор таких известных изданий, как «Сборник армянской литературы» (1916 г.), «Сборник латышской литературы» (1917 г.), «Сборник финляндской литературы» (1917 г.), а также Брюсов, подготовивший богатейшую антологию «Поэзия Армении с древнейших времен и до наших дней» (1916 г.). Блок дал прекрасные переводы стихотворений латышских, финских и армянских поэтов, его современников. Сологуб мастерски перевел стихи Шевченко; Бальмонт сделал первый перевод па русский язык великой поэмы Шота Руставели «Витязь в барсовой шкуре».

 

Так прогрессивные элементы национальных культур находили опору в демократических и социалистических элементах русской национальной культуры эпохи империализма, и одновременно лучшие достижения культурной жизни народов России входили в общерусскую культуру, обогащали ее.



Источник: http://Взаимовлияние передовых элементов русской культуры и культур народов России в начале 20 века
Категория: История | Добавил: fantast (01.11.2018) | Автор: Взаимовлияние передовых элементов
Просмотров: 9 | Рейтинг: 0.0/0