Наступление контрреволюции летом 1917 года. Московское совещание

Наступление контрреволюции летом 1917 года. Московское совещание

События, бурно развернувшиеся в стране после VI съезда партии, подтвердили правильность оценки момента, данной съездом. Как и предвидели большевики, империалистическая буржуазия попыталась установить в стране режим контрреволюционной военной диктатуры. Лидер кадетов Милюков на одном из заседаний ЦК своей партии призвал произвести «хирургическую операцию», чтобы раз и навсегда избавиться от опасности большевизма. На роль военного диктатора был выдвинут генерал Л. Г. Корнилов, назначенный 13 июля верховным главнокомандующим. Корнилов «прославился» не воинскими талантами, не доблестью на поле брани, а лютой ненавистью к революции. Этот выбор одобрили правящие круги союзных держав. «Корнилов гораздо более сильный человек, чем Керенский»,— с удовлетворением отмечал английский посол Бьюкенен. Корнилов вместе с Керенским ввел смертную казнь на фронте. В августе он издал приказ о расформировании ряда дивизий, как небоеспособных. В число «небоеспособных» попали главным образом революционно настроенные части. В то же время широко развернулось формирование специальных контрреволюционных частей. К концу августа было организовано 33 ударных батальона, предназначенных для борьбы с «внутренним врагом». В Ставке, находившейся в Могилеве, действовал «Главный комитет офицерского союза» — штаб контрреволюционных организаций армии и флота. К Петрограду стягивались казачьи части.

 

Фабриканты и заводчики, купцы и банкиры, съехавшиеся 3 августа в Москву на II Всероссийский торгово-промышленный съезд, требовали «сильной власти», способной разгромить революцию. Миллионер Рябушинский призвал «костлявой рукой голода» задушить Советы и комитеты. Временное правительство собиралось ввести корниловские порядки и в тылу.

 

Наступление контрреволюции должно было быть узаконено государственным совещанием всех «живых сил» страны, назначенным правительством на 12 августа в Москве. Под «живыми силами» подразумевались деятели старого, умирающего мира: депутаты всех четырех государственных дум, царские генералы и офицеры, промышленные и финансовые воротилы, духовенство, купцы, помещики, кулаки. Вместе с ними в работе совещания участвовали эсеры и меньшевики, представлявшие Советы, кооперацию, местные органы самоуправления.

 

Большевики призвали рабочий класс протестовать против контрреволюционного сборища. В постановлении ЦК РСДРП (б) от 5 августа указывалось, что следует проводить митинги, демонстрации, забастовки протеста. Форму выступления ЦК рекомендовал определять в зависимости от местных условий.

 

8 августа расширенное заседание Московского комитета РСДРП (б) решило во время Государственного совещания провести однодневную забастовку. Аналогичную резолюцию приняло общее собрание Московского центрального совета профсоюзов и правлений 41 профсоюза. В тот момент демонстрации могли быть использованы контрреволюционерами для вооруженной расправы с московским пролетариатом. К городу приближались казачьи части, а весь район Большого театра, где заседало Государственное совещание, был в несколько рядов оцеплен солдатами, юнкерами, милицией. По призыву большевиков началась забастовка протеста. В ней участвовало свыше 400 тыс. рабочих Москвы и ее окрестностей. 12 августа замерли заводы и фабрики. Остановились трамваи. Пролетариат Москвы продемонстрировал решимость идти за большевиками. Забастовки и митинги протеста были проведены в Киеве, Харькове, Екатеринбурге, Саратове и других городах.

 

Совещание открыл Керенский. В своей вступительной речи он грозил «железом и кровью» подавить все попытки сопротивления правительству. Но его истеричные вопли уже не производили впечатления на «избранную» публику во фраках, сюртуках и мундирах. Делегаты Государственного совещания ждали появления своего нового кумира. Корнилова встретили бурей аплодисментов. Изложив свою программу установления военной диктатуры, он потребовал введения смертной казни не только на фронте, но и по всей стране, установления военных порядков на железных дорогах, фабриках, заводах.

 

От имени националистических организаций: Всероссийского мусульманского совета, Всероссийского военного шуро, Комитета бакинских мусульманских общественных организаций, Центрального комитета объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана, Туркестанского краевого совета, Крымского, Киргизского и Башкирского областных советов на совещании выступил Топчибашев, заявивший о полной поддержке Временного правительства в борьбе «с анархией».

 

Представитель армянской партии «Дашнакцутюн», армянской Народной партии и Московского армянского комитета Назарьянц заверил Временное правительство, что в «грозный час» великой опасности эти организации воздержатся от национальных требований. Церетели и Чхеидзе от имени меньшевиков обещали поддержать любую сильную власть, способную установить «порядок» в стране.

 

В роли миротворца выступил Плеханов, призывавший пролетариат и буржуазию совместно искать пути для экономического и политического соглашения. В приветственной телеграмме совещанию президент США обещал материальную и моральную поддержку Временному правительству в борьбе с внутренними и внешними врагами.

 

Московское совещание помогло контрреволюции организоваться во всероссийском масштабе. Заговорщикам стало ясно, что их планы одобряют все «живые силы» реакции. Но московская стачка рабочих и демонстрации в других городах страны свидетельствовали о том, что народные массы настроены революционно и решительно выступают против военной диктатуры. Контрреволюция решила отложить на время выступление, чтобы лучше подготовиться.

Категория: История | Добавил: fantast (11.10.2018)
Просмотров: 13 | Рейтинг: 0.0/0