Рост разрухи после Февральской революции и Первой мировой войны

Рост разрухи после Февральской революции и Первой мировой войны

Война, как ненасытный спрут, высасывала все соки из ослабленного организма страны. В 1917 г. она съедала 86% бюджетных расходов — больше, чем в любой предшествующий год. 4/s всей промышленной продукции составляли вооружение, боеприпасы и военное снаряжение.

В феврале 1917 г. Временное правительство призвало в армию еще около 800 тыс. человек. Недостаток рабочей силы в промышленности и сельском хозяйстве возрос. Материально-техническая база народного хозяйства была подорвана: изнашивались промышленное оборудование и земледельческие орудия. Машиностроительная промышленность, переключившаяся на производство вооружений, резко сократила выпуск обычной продукции. Поставки оборудования из-за границы в 1914— 1916  гг. были в среднем ниже довоенного уровня, а в 1917 г. союзники, утратив веру в то, что Россия сможет долго тянуть упряжку войны, почти совсем прекратили ввоз станков и машин для ее промышленности. Понижение квалификации рабочих, износ оборудования неизбежно вели к падению производительности труда. Гибель части производительных сил в результате военных действий, использование экономических ресурсов на военное производство привели к упадку важнейших отраслей промышленности и к дезорганизации хозяйства.

 

Положение железнодорожного транспорта к началу лета настолько ухудшилось, что министр путей сообщения Н. В. Некрасов в докладе Временному правительству от 7 июня сам признал его «угрожающим».

 

Железнодорожный транспорт — эта кровеносная система хозяйственного организма России — разрушался. На транспорте не хватало угля. Запасы его на железных дорогах в течение зимних месяцев совершенно истощились. Веспа не принесла улучшения. В июне Московско-Виндавско-Рыбинская дорога имела запасов угля лишь на 4 дня, Московско-Киевско-Воронежская — на 5 дней, Юго-западные дороги — на 8 дней. План перевозок систематически срывался. За март—апрель железные дороги перевезли на 225 тыс. вагонов меньше, чем за этот же период 1916 г.

 

В тяжелом положении находились финансы страны. Весной

 

1917      г. бумажных денег выпускалось ежемесячно в среднем в 2,5 раза больше, чем в 1916 г. Это вело к быстрому обесцениванию рубля и росту цен, поощряло спекуляцию. Но даже печатный станок не мог покрыть бюджетного дефицита. Государственный долг увеличивался с катастрофической быстротой. Если на 1 января 1917 г. он равнялся 33,58 млрд, руб., а на 1 марта — около 35 млрд., то к 1 июля — уже 43,9 млрд. руб. Значительную часть его составляла задолженность иностранным государствам, которую предстояло оплачивать в золоте. Страна приближалась к государственному банкротству.

 

Обострялся продовольственный кризис. Временное правительство не сумело улучшить снабжения даже фронта и столиц. Доставка продовольственных и фуражных грузов для фронта в марте—апреле сократилась почти на половину требуемой нормы. Между тем ко времени революции продовольственные запасы на фронте были почти полностью исчерпаны. Уже 20 марта исполняющий обязанности главковерха генерал Алексеев сообщил в приказе по фронту о решении Временного правительства «в виде временной меры» сократить суточные нормы выдачи хлеба, крупы и зернофуража. Войскам рекомендовалось силами солдат разводить в прифронтовой полосе огороды.

 

Весной 1917 г. уменьшилась доставка продовольственных грузов в Петроград и Москву. В целом тыл получал в марте-апреле лишь Чз назначенной нормы продовольствия. Нормированное потребление хлебопродуктов было распространено на всю страну, кроме Закавказья и Туркестана. Трудящиеся часами стояли в «хвостах», чтобы получить свой скудный паек.

 

Не хватало топлива, металлов, сырья. Падение производст ва охватило новые, прежде «благополучные» отрасли промышленности, включая металлообрабатывающую.

 

Тяжелый кризис переживало и сельское хозяйство. Война подорвала его производительные силы. По данным переписи 1917 г., деревня в результате мобилизаций лишилась 47,4% трудоспособного мужского населения '. Принудительное использование на сельскохозяйственных работах военнопленных и беженцев лишь в небольшой мере покрывало эту убыль. Число рабочих лошадей в деревне, по данным той же переписи, сократилось почти на ‘/з. Сильно уменьшилось и поголовье крупного рогатого скота. В 1916 г. урожай хлебов был примерно на 10% ниже среднего довоенного. Виды на урожай 1917 г. были еще менее благоприятны. Посевная площадь под озимыми осенью 1916 г. сократилась по сравнению с 1913 г. на 28%. Уменьшились и весенние посевы в 1917 г. Это вызывалось не только экономическими, но и политическими причинами. Многие помещики весной 1917 г. не засевали поля, проводили своеобразную «стачку», рассчитывая голодом задушить революцию. Временное правительство, вместо того чтобы принять срочные меры к спасению сельскохозяйственного производства, сконцентрировало вое усилия на сохранении помещичьего землевладения.

Категория: История | Добавил: fantast (09.10.2018)
Просмотров: 8 | Рейтинг: 0.0/0