Рост национально-освободительного движения после Февральской революции

Рост национально-освободительного движения после Февральской революции

Под влиянием все нараставшего революционного движения рабочего класса в центре страны усиливалась борьба угнетенных народов России. Национально-освободительное движение обогатилось опытом борьбы еще в революции 1905—1907 гг. Уже тогда в национальных районах были созданы национальные организации и партии. Несмотря на то, что царизм подавил революцию, ему не удалось вытравить из сознания масс ни революционных традиций, ни освободительных идей. Угнетенные нации вместе с российским пролетариатом участвовали в свержении царизма. Вскоре возродились прежние и были созданы новые национальные буржуазные институты и организации: Центральная рада на Украине, Белорусская рада, национальные Советы в Азербайджане, Грузии и Армении, в Латвии, Литве и Эстонии, «Шуро-и-исла-мия» в Средней Азии, Курултай в Крыму и Башкирии, «Сфа-тул-цэрий» в Молдавии. Буржуазные националисты стали собирать силы вокруг этих организаций, чтобы превратить их в опорные пункты борьбы за власть. Национальная буржуазия не хотела делить выгоды от эксплуатации трудящихся с русскими империалистами, поэтому сразу же возникли противоречия между национальной буржуазией и Временным правительством.

 

На первых порах буржуазно-националистическим партиям и организациям удалось собрать вокруг себя известную часть трудящихся. Но национально-освободительное движение не было единым. С каждым днем усиливалось в нем классовое расслоение. После Февральской революции отчетливо обозначились два направления: буржуазно-националистическое и революционно-демократическое. Каждое из этих направлений отражало определенные классовые интересы. Национальная буржуазия и часть национальной интеллигенции хотели получить буржуазную автономию. Трудящиеся массы, борясь за ликвидацию национального гнета, связывали вопросы нациопальные с вопросами социальными, требовали мира, 8-часового рабочего дня, решения аграрного вопроса.

 

По мере развития революции освободительное движение трудящихся угнетенных народов ширилось и крепло, оно создавало свои демократические организации, в которых изо дня в день усиливалось влияние большевиков.

 

В Средней Азии, например, такими организациями были Советы мусульманских рабочих, союзы трудящихся мусульман — иттифаки. В их состав входили не только рабочие и ремесленники, но и передовая часть интеллигенции, представители мелкой буржуазии, недовольные политикой национальных верхов. Они разоблачали националистические организации — шуроисламистов, улемистов, алашордынцев. В Поволжье заметную роль играл мусульманский социалистический комитет. Вокруг комитета объединились демократические силы татарской интеллигенции и часть рабочих.

 

Много рабочих и крестьян из угнетенных народов России было мобилизовано в армию, где они проходили совместно с русскими трудящимися школу борьбы и вместе с ними участвовали в революции.

 

В поведении буржуазии национальных районов особенно ярко проявилась ее двойственная природа. С одной стороны, она была заинтересована в ликвидации всесилия русских империалистов и преодолении феодальных пережитков. Но в то же время она не могла обойтись без сотрудничества с русским империализмом, так как была от него экономически зависима. И чем сильнее проявлялись социальные противоречия, классовый антагонизм, обострение борьбы трудящихся, тем чаще национальная буржуазия бросалась в объятия российской контрреволюции.

 

В национальном движении восточных народов России, возглавляемом буржуазией, после Февральской революции наметилось несколько течений. Часть буржуазии, преимущественно торговая, добивалась только культурно-национальной автономии; представители промышленной буржуазии высказывались за национально-территориальную автономию. Вопроса об отделении окраин от России буржуазные националисты в то время открыто не ставили, стремясь достигнуть соглашения с Временным правительством. Это был очень удобный для националистической буржуазии путь к захвату власти, обеспечивающий беспрепятственную эксплуатацию «своих» рабочих и крестьян. Помощь буржуазным националистам готовы были оказать не только империалистическая буржуазия, но и соглашатели. Став в мае 1917 г. вместе с кадетами правящими партиями, эсеры и меньшевики начали усиленно выдвигать свой план решения национального вопроса — программу «национально-культурной автономии». Программа сводилась к тому, что граждане одной национальности, независимо от места жительства, могли созывать свой парламент для решения вопросов национальной культуры — школы, языка и т. п. Соглашательская печать рекламировала эту программу как самую демократическую.

 

На самом деле это была буржуазная программа, она оставляла за правительством решение всех вопросов экономики и политики, т. е. по сути дела оставляла всю власть в руках буржуазного правительства. С другой стороны, соглашательская национальная политика раскалывала единый фронт демократического движения, настаивая на вхождении рабочих в ту или иную искусственно формируемую национальную организацию. Это по существу означало подчинение революционного движения национально-буржуазным интересам. Не удивительно, что буржуазия угнетенных наций охотно склонялась к программе соглашателей.

 

Однако Временное правительство не собиралось расставаться с привилегиями господствующей нации. Оно понимало, что буржуазные национальные институты и учреждения светят отраженным светом — приписывают себе силу движения, на самом деле принадлежавшую народным массам. Временное правительство не желало удовлетворять даже скромных требований об автономии, вполне укладывающихся в рамки буржуазной демократии. Начались трения с буржуазией национальных районов. Особой остроты они достигли на Украине.

 

Февральская революция способствовала усилению украинского национально-освободительного движения. В марте 1917 г. прошли национальные манифестации в Киеве, Екатеринославе. Главным требованием манифестаций было предоставление Украине автономии в составе России. Большой размах приобрело движение за создание украинской школы, возрождались украинская пресса и художественная литература, возникали культурно-просветительные организации. В начале марта 1917 г. в Киеве возникла Украинская Центральная рада, в состав которой вошли представители буржуазии города и деревни, обуржуазившихся помещиков, националистической интеллигенции. Лидерами Центральной рады были деятели украинского национального движения — М. Грушевский, В. Винниченко, С. Петлюра. Наиболее многочисленное представительство в ней имели украинские эсеры, оказывавшие большое влияние на крестьянство. В отличие от русских эсеров, поддерживавших политику Временного правительства, они высказывались за немедленное осуществление национально-территориальной автономии Украины. Второй по численности партией были украинские социал-демократы, отражавшие интересы мелкой буржуазии города и деревни. В их рядах была некоторая часть отсталых рабочих, которые были одурманены националистическим угаром. Но наиболее влиятельными в националистических кругах, несмотря на свою немногочисленность, были прогрессисты — партия украинской либеральной буржуазии, которая по своей идеологии приближалась к русским кадетам. Представители этой партии входили в состав правительств, создававшихся Центральной радой, и занимали в них важные посты. Несколько позже оформилась «хлеборобская» партия украинских помещиков — монархистов.

 

На Украине действовали также еврейские буржуазные и мелкобуржуазные националистические партии (сионисты, Бунд и др.). Весьма активными были меньшевистские и эсеровские партийные организации. Наряду с ними развивала бурную деятельность контрреволюционная партия кадетов.

 

Пестрому и довольно многочисленному лагерю буржуазных и мелкобуржуазных партий противостояли большевики Украины. Они, как и вся партия большевиков в целом, защищали не только интересы рабочего класса, но и революционно-демократические требования непролетарских масс, включая и требования национальной свободы. Однако серьезным пробелом в деятельности большевиков Украины было то, что они недооценивали, особенно в начале революции, значение национального вопроса. К тому же не было и общеукраинского партийного большевистского центра, тогда как каждая из украинских националистических партий такие центры имела.

 

Украинская, как и всякая иная национальная, буржуазия стремилась использовать право наций на самоопределение в эгоистических классовых интересах, сосредоточить в своих руках государственную власть, создать буржуазное государство. Центральная рада сформировала на местах свои органы — губернские и уездные рады. С апреля 1917 г. она стала организовывать из солдат-украинцев национальные полки. Играя на национальных традициях, она формировала отряды гайдамаков и «вольного казачества».

 

Все украинские националистические партии усиленно пропагандировали теорию безбуржуазности и бесклассовости украинской нации, утверждали, что якобы для всех слоев украинского народа главным вопросом является вопрос национальный. Особенно рьяно пропагандировали эту идею мелкобуржуазные партии украинских эсеров и социал-демократов.

 

Соглашательская политика украинских эсеров и социал-демократов привела к тому, что в национально-освободительном движении укрепилась Центральная рада, которая была неспособна осуществить революционным путем право украинского народа на самоопределение, вела трусливую буржуазную политику соглашения с Временным правительством. Используя подъем национально-освободительного движения, Центральная рада направила к Временному правительству делегацию, которая вручила ему записку с просьбой издать государственный акт, в котором было бы высказано принципиальное согласие на автономию Украины, учредить при Временном правительстве должность специального комиссара по делам Украины, на Украине — должность комиссара с советом при нем, провести украинизацию средней и высшей школы на Украине и т. д.

 

Однако Временное правительство враждебно относилось к национально-освободительному движению народов России и отказалось рассматривать весьма умеренные требования, выдвинутые Центральной радой. Больше того, оно стало на путь административных репрессий; Керенский запретил созыв второго украинского войскового съезда, который должен был открыться в начале июня. Эту политику активно поддерживали русские меньшевики и эсеры.

 

Только партия большевиков и ее вождь В. И. Ленин выступили на защиту национальных прав украинского народа, в поддержку национально-освободительного движения. В июне 1917 г. В. И. Ленин опубликовал серию статей, посвященных украинскому вопросу: «Не демократично, гражданин Керенский!», «Украина». «Украина и поражение правящих партий России». В статьях, как и в своих выступлениях, вождь партии разоблачал великодержавную национальную политику Временного правительства и соглашательских партий. «Это —политика,— говорил В. И. Ленин,— которая представляет надругательство над правами народности, терпевшей мучения от царей за то, что дети их хотят говорить на родном языке. Это значит бояться отдельных республик. С точки зрения рабочих и крестьян это не страшно. Пусть Россия будет союзом свободных республик» '.

 

Усилившееся национально-освободительное движение и возникновение конфликта между этим движением и Временным правительством имели большое положительное значение для дальнейшего развития и углубления революции, так как наглядно показывали трудящимся нерусских народов, что не буржуазное Временное правительство, а российский пролетариат и его партия большевиков обеспечат всем народам равноправие и свободу.

 

В борьбе за социальное и национальное освобождение трудящиеся национальных районов шли плечом к плечу с трудящимися России. Стремление национальной буржуазии отколоть их от русского народа встречало решительный отпор. Так, белорусская группа I Всероссийского съезда крестьянских депутатов, состоявшая из 200 человек, приняла 16 июня резолюцию, в которой от имени белорусского народа заявила, что он не желает отмежевываться от общей Родины, от России, и «всякие попытки к отмежеванию рассматривает как стремление имущих классов Белоруссии захватить в свои руки власть» '.

Категория: История | Добавил: fantast (09.10.2018)
Просмотров: 7 | Рейтинг: 0.0/0