I Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Июньский кризис Временного правительства

I Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Июньский кризис Временного правительства

В обстановке возраставшего недовольства народа политикой Временного правительства 3 июня в Петрограде открылся I Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Из 1090 делегатов 822 были с решающим голосом и 268 — с совещательным. О своей партийности заявили 777 делегатов, из них большевиков было 105, эсеров — 285, меньшевиков — 248, остальные примыкали к различным мелким группам и фракциям. Меньшевики и эсеры чувствовали себя хозяевами положения.

 

Главным вопросом на съезде был вопрос об отношении к Временному правительству. Эсеро-меньшевистские лидеры, выступая на съезде, стремились убедить делегатов, что только Временное правительство может спасти страну от надвигающейся катастрофы. Лидер меньшевиков Церетели усердно доказывал необходимость союза буржуазных и мелкобуржуазных партий. В России, говорил он, нет политической партии, которая взяла бы одна на себя ответственность за настоящее и тем более за будущее страны.

 

В этот момент в зале раздался уверенный голос В. И. Ленина: «Есть такая партия!» От имени Центрального Комитета он заявил, что партия большевиков готова взять на себя ответственность за судьбу страны. С огромным вниманием выслушали делегаты речь пролетарского вождя, излагавшего смелую программу борьбы за победу пролетарской революции, за преобразование России на основах социализма. Пора покончить с двоевластием и сосредоточить всю полноту власти в руках Советов — с таким призывом обращался к делегатам съезда В. И. Ленин.

 

9 июня В. И. Ленин выступил со второй речью на съезде по вопросу о войне и мире. Он разоблачал лицемерие эсеров и меньшевиков, которые призывали народы других стран свергать «своих» царей, королей, банкиров, но всячески оберегали российских капиталистов. Выход из войны, говорил В. И. Ленин, только в победе социалистической революции. Делегаты съезда жадно вслушивались в каждое его слово. Когда он кончил говорить, раздались аплодисменты. Большевик прапорщик Н. В. Крыленко, прибывший с передовых позиций, поддержал В. И. Ленина и заявил, что солдаты не хотят больше воевать. Однако съезд принял постановление, которое хотя и осуждало войну, но на деле развязывало руки буржуазии для продолжения империалистической политики. За Временным правительством признавалось право начать наступление на фронте, если это потребуется по стратегическим соображениям. Таким образом, наступление на фронте, которое в это время готовилось Временным правительством, одобрил съезд Советов.

 

Съезд закончился 24 июня. На нем был избран Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов рабочих и солдатских депутатов (ВЦИК). Преобладали в нем эсеры и меньшевики. Из 256 членов ВЦИК большевиков было 35.

 

Между тем недовольство в стране политикой коалиционного правительства росло с каждым днем. В Петрограде назревала демонстрация протеста. В. И. Ленин, выступая 6 июня на заседании ЦК партии большевиков с представителями Военной организации и Петербургского комитета, поддержал идею о проведении демонстрации. Через два дня ЦК, обсуждая этот вопрос совместно с партийным активом, признал демонстрацию неизбежной и решил «направить движение в русло организованной и мирной манифестации против контрреволюции» Это решение было встречено с энтузиазмом на фабриках, заводах, в казармах столицы. Эсеро-меньшевистские лидеры, понимая, что они теряют свое влияние в массах, и с тревогой наблюдая, как растет авторитет большевиков, добились того, что съезд Советов вынес решение запретить демонстрацию, назначенную на 10 июня. Они обвинили большевиков в «заговоре», который ставит своей целью свержение Временного правительства и Советов. Это была явная провокация.

 

В такой обстановке большевикам пришлось отменить демонстрацию. В ночь с 10 на И июня ЦК РСДРП (б) сообщил Исполкому Петроградского Совета об отмене демонстрации. Но соглашатели пустили в ход чудовищную выдумку о «военном большевистском заговоре», угрожающем «революционным завоеваниям». Церетели договорился до того, что предложил силой обезоружить питерских рабочих и немедленно расформировать части Петроградского гарнизона, находящиеся под влиянием большевиков. В. П. Ногин по поручению ЦК РСДРП (б) и бюро фракции большевиков съезда Советов обратился к делегатам съезда с заявлением: «В полном сознании всех последствий, к которым ведет такого рода провокационная политика, мы разоблачаем перед лицом Всероссийского съезда и стоящих за ним народных и прежде всего пролетарских масс это подготовляемое за кулисами наступление Временного правительства против революции»1 2. Голос известного деятеля революционного движения звучал твердо и уверенно. И вдруг председательствовавший меньшевик Гегечкори прервал оратора и потребовал прекратить чтение заявления. Ногин передал документ в президиум и покинул зал заседаний.

 

Рабочие и солдаты, выполняя решение ЦК партии большевиков об отмене демонстрации, не вышли на улицу. Но эсероменьшевистские лидеры, запретившие демонстрацию, не могли не видеть негодования рабочих и солдат. Делегаты съезда побывали в те дни на заводах Нобеля, «Новый Лесснер», «Новый Парвиайнен», Патронном, «Эриксон», Путиловском. Повсюду они наблюдали резко враждебное отношение к съезду Советов. Эсеро-меньшевистские заправилы съезда решили сманеврировать. Они назначили демонстрацию на 18 июня, рассчитывая провести ее под лозунгами доверия Временному правительству и одобрения назначенного на тот же день наступления на фронте. Большевики повели энергичную подготовку демонстрации иод своими лозунгами.

Наступило 18 июня. Был ясный, солнечный день. Со всех концов Петрограда демонстранты устремились к Марсову нолю. Предприятия и учреждения столицы не работали. Приостановилось движение городского транспорта. В демонстрации приняло участие около 500 тыс. человек. Эсерам и меньшевикам не удалось провести демонстрацию под лозунгом доверия Временному правительству. Над колоннами реяли тысячи транспарантов с большевистским лозунгом: «Вся власть Советам!» С приспущенными знаменами проходили бесконечные ряды демонстрантов мимо могил жертв Февральской революции. Над Марсовым полем перекатывались возгласы: «Долой десять ми-нистров-капиталистов!», «Долой войну!»

 

Демонстрация петроградских солдат и рабочих вызвала мощные отголоски в стране. Массовые демонстрации под большевистскими лозунгами прошли в Центральной России (Москве, Иваново-Вознесенске и других городах), а также в крупных городах национальных районов. Рано утром 18 июня к сборным пунктам потянулись рабочие и солдаты Киева. Отсюда колонны демонстрантов направились на Крещатик — центральную магистраль города. На знаменах было написано: «Вся власть Советам!» Около 60 тыс. жителей Риги пришло в тот день на Братское кладбище, над бесконечными рядами демонстрантов виднелись транспаранты: «Долой 10 министров-капи-талистов!», «Вся власть Советам рабочих, солдат и безземельных!» На митинге выступили большевики с призывом усилить борьбу за переход власти в руки Советов. Демонстрации показали рост влияния большевистской партии на массы. В. И. Ленин писал: «Демонстрация развеяла в несколько часов, как горстку пыли, пустые речи о болыпевиках-заговорщиках и показала с непререкаемой наглядностью, что авангард трудящихся масс России, промышленный пролетариат столицы и ее войска в подавляющем большинстве стоят за лозунги, всегда защищавшиеся нашей партией» '.

 

Разразившийся политический кризис был прерван наступлением на фронте. К этому наступлению буржуазия лихорадочно готовилась еще до июньской демонстрации. Активизацию империалистической политики она считала лучшим средством «лечения» масс от «революционной болезни». Были усилены репрессии против революционных солдат. Военный и морской министр Керенский подписал И мая приказ об основных правах военнослужащих, который отменял завоеванные революцией права солдат и вводил неограниченную власть генералов и офицеров в армии. За антивоенные выступления на фронте Временное правительство 30 мая ввело ссылку на каторгу. Революционно настроенные части подлежали расформированию. Активных военных действий русской армии добивались и правительства США, Англии, Франции. В обмен на обещанные займы они требовали продолжения войны «до победного конца».

 

18 июня войска Юго-Западного и Западного фронтов получили приказ о наступлении. Однако наступление развернулось неудачно. Русская армия терпела поражение за поражением. За 18 дней наступления войска Юго-Западного фронта потеряли около 60 тыс. человек. Возмущение рабочих и солдат преступной политикой Временного правительства перехлестывало через край. По всей стране прошли митинги протеста. «Настоящее наступление,— говорилось в резолюции собрания команды линкора «Республика»,— мы рассматриваем не как стратегическое наступление, а как политическое контрреволюционное, воткнувшее нож в спину всей демократии» ’. Аналогичные резолюции принимались на многих заводах и в воинских частях. Наступление, организованное буржуазией с одобрения меньшевиков и эсеров, серьезно пошатнуло доверие к соглашателям не только у рабочих, но и у солдат.

Категория: История | Добавил: fantast (09.10.2018)
Просмотров: 7 | Рейтинг: 0.0/0