Литература народов России в конце 19 века

Литература народов России в конце 19 века

Переход от крепостничества к капитализму, усиленный процесс формирования буржуазных наций, развитие революционного движения, национально-освободительной борьбы, рост взаимного общения между народами — все это стимулировало развитие литературы и искусства народов России.

 

Передовая русская культура оказывала благотворное влияние на народы России своим гуманизмом и демократизмом, глубоким реализмом, связью с освободительными стремлениями масс и прогрессивной интеллигенции.

 

Передовые силы России с симпатией следили за ростом национальных литератур, национального искусства, поддерживали их. Постепенно все более возрастал вклад отдельных народов в общую сокровищницу культуры России, в совместную освободительную борьбу.

 

Лучшие, сознательные представители народов отдавали себе ясный отчет в коренной противоположности целей и стремлений России народной, прогрессивной и казенной, официальной, видели, что существует «две России». Характерны в этом смысле высказывания великого сына украинского народа Ивана Франко. Обращаясь к славянам Австро-Венгрии, он призывал их к единению с «благороднейшей частью русского общества» — с Россией Тургенева, Салтыкова, Чернышевского, Добролюбова, Писарева, которую он противопоставлял России Мещерского, Суворина и Каткова. Замечательный деятель грузинской культуры поэт Акакий Церетели писал: «Есть молодая Россия, с которой мы желаем идти рука об руку не только для осуществления национальных, но и общечеловеческих идеалов, которые называются братством, единением, равноправием».

Демократический подъем 50-х и начала 60-х годов благотворно отразился на украинской литературе. Среди литераторов Украины не было единства воззрений. Некоторая их часть выражала взгляды помещичьих и плутократических, националистически настроенных кругов. В ходу были утверждения о «бес-классовости» украинской нации; предпринимались усилия для отвлечения интеллигенции, трудящихся Украины от общероссийской демократической борьбы. Подлинными выразителями интересов и чаяний народной, трудовой Украины были писа-т ели-д ем окра ты.

 

В начале обозреваемого периода еще жив был Тарас Шевченко, величайший поэт украинского народа, выдающийся представитель мировой литературы, мужественный революционер, глубокий мыслитель-гуманист. Вернувшись из ссылки, он принял деятельное участие в общественно-литературной жизни предреформенных лет, будучи связан и идейно солидарен с кругом Чернышевского, с польскими революционными кругами. В своих стихах и поэмах («Неофиты» и др.) он с небывалой остротой и силой обличал царскую монархию, русских, польских и украинских крепостников, религию, как одну из главных опор враждебных народу сил, и призывал к непримиримой борьбе за народную волю и счастье. Передовая общественность с энтузиазмом встретила появление в 1860 г. нового издания бессмертного шевченковского «Кобзаря».

 

Марко Вовчок (М. А. Вилинская-Маркович) была ближайшей сподвижницей и наследницей Шевченко. «Обличителем жестоких и ненасытных» назвал ее сам Шевченко. Неизгладимое впечатление произвели изданные в 50-х годах ее «Народш опо-вщання» («Народные рассказы»), тогда же переведенные на русский язык Тургеневым. Марко Вовчок, писавшая и по-украински и по-русски, была связана с Чернышевским и Добролюбовым, с Герценом, Некрасовым, Писаревым. Они высоко ценили талант и благородное направление творчества писательницы, боровшейся за свободу и социальную справедливость, глубоко заглядывавшей, по словам Добролюбова, в душу народа.

 

Писатели-разночинцы — баснописец Л. И. Глибов, поэт С. В. Руданский, поэт, прозаик, этнограф А. П. Свидницкий (автор романа «Люборацкие») внесли свой вклад в украинскую литературу. Со второй половины 60-х годов стал печатать свои произведения популярнейший писатель дореволюционной Украины И. С. Нечуй-Левицкий. Ему были присущи либерально-националистические колебания, но в своих лучших произведениях (к ним относятся повести 70-х годов «Микола Джеря», «Бурлачка», «Семья Кайдашей») он показал себя большим мастером-реалистом, правдиво изображавшим положение и быт украинского крестьянства и других слоев населения.

 

Талант писателя-реалиста и демократа Панаса Мирного (А. Я. Рудченко) сложился под влиянием Шевченко и русской литературы (Гоголя, Щедрина, Чернышевского). Горячей любовью к народу Украины проникнуто его творчество. В романах и повестях («Разве ревут волы, когда ясли полны», «Гулящая», «Голодная воля», «Лиходеи») им дана широкая картина украинского села, показано нарастание в нем социальных противоречий в пореформенное время, нарисованы яркие образы протестантов из народа и интеллигенции.

 

Западная Украина дала видного буковинского писателя Ю.-И. Федьковича. Открыв, как говорила о нем Леся Украинка, Буковину для литературного мира, Федькович стал выразителем настроений буковинского крестьянства, его ненависти к австрийским поработителям. Огромную роль сыграл выдающийся революционный демократ И. Я. Франко, поэт и прозаик, ученый, критик и публицист. Его деятельность протекала в Галиции, но неоценимое значение приобрела она и для российской Украины. Превосходный знаток мировой литературы, переводчик па украинский язык многих зарубежных авторов, Франко особо подчеркивал важность для Украины передовой русской литературы. Произведения русских писателей, заявлял он, «пробуждали нашу совесть, пробуждали в нас человека, пробуждали любовь к бедным и обиженным». Наследие Франко огромно — в нем насчитывается несколько тысяч произведений разных жанров. Сборник стихотворений Франко «Вершины и низины» (1887 г.) сравнивают по значению с «Кобзарем». Франко принадлежит к тем деятелям украинской культуры, которые уже испытали влияние идей научного социализма, марксизма. Посвящая свою прозу разным слоям украинского общества, он явился пионером в изображении жизни западноукраинского пролетариата.

 

На рубеже 90-х годов на литературную арену вышел П. А. Грабовский, участник революционного народнического движения на Украине в конце 70-х и в 80-х годах (он умер в сибирской ссылке). Грабовский был боевым поэтом-демократом, талантливым переводчиком, критиком, поборником передовых эстетических и общественных взглядов. В последние годы жизни он все сильнее чувствовал тяготение к марксизму, видя в сторонниках последнего выразителей всего «живого, подвижного и деятельного» в России. К концу XIX в. относится ранний этап деятельности знаменитых представителей украинской передовой культуры — писателя-прозаика М. М. Коцюбинского и поэтессы Леси Украинки (Ларисы Косач). Расцвет их творчества приходится на пролетарский период освободительного движения, с которым оно духовно связано.

 

Значительную отрасль украинской литературы составляла драматургия (И. К. Карпенко-Карый, М. Л. Кропивницкий, М. П. Старицкий), о которой будет речь в связи с историей украинского театра.

 

В Белоруссии вождь восстания 1863 г. К. Калиновский, воспитанник Петербургского университета, последователь Чернышевского, положил начало революционно-демократической публицистике (подпольные органы «Мужицкая правда» и «Знамя свободы») и способствовал развитию национального литературного языка.

 

Исключительный вклад в развитие белорусской литературы внес Ф. К. Богушевич, участник восстания 1863 г. Один из представителей некрасовских и шевченковских традиций в литературе народов России, он был борцом за интересы белорусского крестьянства, за национальные права своего народа. Его стихотворные сборники («Дудка белорусская», «Смычок бело* русский») появились за рубежом в начале 90-х годов. Другим крупным деятелем белорусской литературы был Янка Лучина (И. Л. Неслуховский), также выразитель стремлений крестьянских масс, выступавший со своими демократическими и патриотическими стихами в 80—90-х годах. В пореформенный период продолжалась деятельность видного представителя белорусской литературы XIX в. В. И. Дунина-Марцинкевича.

 

Боевой, революционный характер отличает рано оборвавшееся творчество младшего современника Богушевича и Лучины— поэта и публициста А. К. Гуриновича, уже значительно затронутого влиянием марксизма и рабочего движения.

 

Характерным для Белоруссии было широкое распространение в рукописях анонимных произведений резко обличительного содержания, таких, как «Дядька Антон», где острая критика царской власти сопровождалась призывом к борьбе — совместно с русским народом — за свержение всех угнетателей.

 

Передовая литовская литература развивалась в борьбе и с гнетом самодержавия и с влиятельным в крае католическим клерикализмом. Творчество ряда писателей было внутренне противоречиво, совмещая прогрессивные патриотические стремления и реалистические черты с более или менее явно выраженными буржуазно-националистическими идеями. Не мог преодолеть либерально-буржуазной ограниченности и Винцас Кудирка, автор сатирических .произведений, написанных под влиянием Гоголя и Щедрина, стихотворений, проникнутых демократическими настроениями, удачных переводов из русской, польской, немецкой литературы, поборник связи литературного творчества с требованиями жизни. Сложное сплетение прогрессивных и буржуазно-националистических элементов характеризует творчество видного поэта, представителя позднего романтизма Майрониса (псевдоним Ионаса Мачюлиса), выступившего в конце века.

 

Ярким носителем передовых идей и стремлений был Ионас Мачис-Кекштас, начавший свою деятельность в 80-х годах демократическими стихами, переводчик Пушкина, Лермонтова и Некрасова, Мицкевича, Петефи и Гейне. Эмигрировав позднее в Америку, он сблизился с рабочим движением и создал выдающиеся революционные стихотворения — «Гимн трудящихся» и др. Исключительно большую роль в утверждении начал критического реализма и боевого демократизма в литовской литературе сыграла Жемайте (Юлия Жимантене). Ее литературная деятельность началась в последнем десятилетии XIX в. и блестяще продолжалась в XX столетии. В произведениях разных жанров и редкой художественной силы Жемайте показала раздираемую классовыми противоречиями литовскую пореформенную деревню, боролась против царских властей, помещиков, кулацкой эксплуатации, против религиозных суеверий и церковников, против угнетения женщины, за свободу и права народа, человеческой личности.

 

Крупнейшее значение в развитии эстонской культуры имела деятельность «отца песни» эстонского народа, выдающегося просветителя Фридриха-Рейнгольда Крейцвальда. Главное дело его жизни — составление и издание эпоса «Калевилоэг» (впервые вышел в свет в 1857—1861 гг.), в котором органически связаны народные сказания и собственное творчество Крейцвальда. Внутреннюю основу эпоса составляют идеи творческого труда и борьба за освобождение народа. Ценным достижением эстонской прозы были «Старинные эстонские народные сказки», вышедшие из-под пера Крейцвальда в 60-х годах. Не будучи революционером, Крейцвальд тем не менее отстаивал прогрессивные идейные позиции, боролся против крепостничества, против засилия немецких помещиков и мракобесия лютеранских пасторов. Огромное значение придавал он сближению с русской культурой. Крейцвальд вел борьбу против носителей клерикально-патриархальной идеологии, среди которых особенно видная роль принадлежала писателю и публицисту Иоханну-Вольдема-ру Яннсену. Сподвижником Крейцвальда в этой борьбе был писатель, журналист, педагог Карл-Роберт Якобсон. Следует назвать и Мяхкеля Веске, филолога, поэта и фольклориста, опубликовавшего в конце 70-х и начале 80-х годов антологию «Эстонские народные песни»; он неутомимо трудился в области культурного общения между эстонским и русским народами.

 

В середине 60-х годов выступила со своими первыми стихами Лидия Койдула (Яннсен), вдохновенная представительница патриотической лирики, поэтесса, драматург, беллетрист. После выхода ее сборника «Соловей с берегов Эмайыги» Крейцвальд пророчески предсказал, что песни Койдулы будут жить, пока существует эстонский язык. К концу XIX в. достигло зрелости творчество прозаика Юхана Лийва, прокладывавшего путь критическому реализму в Эстонии, с глубоким проникновением изображавшего жизнь эстонской деревни. Почти ровесником его был Эдуард Вильде (Билде), который прочно утвердил метод критического реализма в эстонской литературе. Он стал в XX в. признанным классиком литературы эстонского народа. В поэзии конца века выделились Якоб Тамм, Анна Хаава.

 

Заслуживает признания деятельность фольклориста Якоба Хурта, организатора сбора и публикатора народных песен.

 

В Латвии как собиратель и издатель народных песен прославился Кришьянис Барон, видный представитель буржуазно-национального движения «младолатышей», опубликовавший ценнейшее многотомное собрание песен. Один из деятелей младолатышского движения, К). А. Алунан, много сделал как поэт, переводчик, сатирик, боровшийся за свободу латышской культуры, обличавший баронов, пасторов и тех, кто перед ними раболепствовал. Талантливыми поэтами национального возрождения были также Аусеклис (М.-Е. Крогземью Минус) и Андрей Пумпур. Борьбе латышского народа против немецких поработителей посвящено известнейшее произведение Пумпура — эпическая поэма «Лачплесис» (1888 г.), в рснове которой лежит древняя народная легенда. В конце 70-х годов братья Матис и Рейвис Каудзит создали первый латышский роман «Времена землемеров», в котором дана реалистическая картина крестьянской жизни периода 60—70-х годов, ломки патриархального уклада, развития капиталистических отношений. В конце XIX столетия выдвинулся крупный писатель-реалист Рудольф Блауман, автор написанных с демократических позиций рассказов из крестьянской жизни, отразивших рост недовольства и протеста в массах.

 

Весьма плодотворное влияние на латышскую литературу оказали революционно-демократические идеи так называемого «нового течения», лучшие представители которого тяготели к марксизму и со временем заложили основы латышской социал-демократии. В числе других с ним был тесно связан молодой революционный поэт и мыслитель Эдуард Вейденбаум. «Новое течение» дало латышской литературе ее замечательнейшего представителя Яна Райниса (Плиекшана). В 80-х годах началась его литературно-общественная деятельность, расцвет которой относится к XX в. Райнис стал революционным певцом латышского пролетариата. Гениальный поэт, творчество которого приобрело мировое значение, положил в Латвии начало социалистической литературе. Райнис испытал большое влияние русской литературы (Пушкина, Щедрина, Чехова, Горького), он любовно переводил русских классиков. Ему принадлежат также превосходные переводы корифеев западной литературы.

 

Во второй половине XIX в. выросла культура народов Кавказа и прежде всего их литература. Большие богатства накопила литература Грузии. Еще в конце 50-х годов появилась реалистическая повесть Даниэла Чонкадзе «Сурамская крепость», проникнутая горячим протестом против крепостнического строя. Борьба против крепостничества и его пережитков, сохранившихся в изобилии после крестьянской реформы, составляла в дальнейшем один из основных мотивов грузинской прогрессивной литературы. Наряду с этим чрезвычайно важное место занимала тема национально-освободительной борьбы.

 

Трудно переоценить значение в грузинской литературе Ильи Чавчавадзе. Это был деятель широчайшего размаха — поэт, беллетрист, драматург, переводчик, ученый, публицист. Разносторонне образованный, живо откликавшийся на явления мировой культуры, Чавчавадзе, как ряд его сверстников и соратников (Акакий Церетели, Георгий Церетели и др.), испытал глубокое влияние русской общественной мысли и литературы — Пушкина и Белинского, Чернышевского и Добролюбова. О годах, проведенных им в молодости в Петербурге (в 1857—1861 гг. он учился в Петербургском университете), Чавчавадзе говорил, что они стали фундаментом его жизни. «Каждого из нас, — писал он впоследствии,— вырастила русская литература». На рубеже 60-х годов Чавчавадзе возглавил борьбу «детей» против «отцов» в грузинской литературе, ратуя за подлинно народный литературный язык, за тесную связь литературы с жизнью, за критический реализм. Во вдохновенной лирике, в своих поэмах, повестях, рассказах («Разбойник Како», «Видение», «Отшельник», «Рассказ нищего», «Человек ли он?», «Вдова из дома Отарова» и др.) Чавчавадзе боролся против тяготевшего над Грузией национального гнета, против крепостников; он отстаивал человеческие права людей труда, воспевал героев, готовых к жертве за родину, за свободу. Мировоззрение Чавчавадзе не лишено противоречий, заметно проявившихся особенно в последний период его жизни, когда серьезно сказывались у него утопические мечтания о сближении крестьянства и дворянства, о свободном от классовых столкновений пути развития Грузии. Однако это не может умалить его великий вклад в историю Грузии как основоположника новой грузинской литературы, видного просветителя, страстного поборника национального освобождения, сочувствовавшего бедствиям угнетенных масс.

 

Славу родоначальника новой грузинской литературы и языка с Чавчавадзе делит другой «шестидесятник» — Акакий Церетели, воспитанный, подобно Чавчавадзе, на лучших традициях грузинской культуры, на народном грузинском творчестве, обязанный во многом русской литературе. А. Р. Церетели был пламенным борцом за свободу родины, за интересы ее трудового народа. Он близок по духу Лермонтову и Пушкину, Некрасову и Шевченко, Гюго и Беранже. Великий мастер стиха, неподражаемо певучего и легкого, А. Церетели был и выдающимся прозаиком, драматургом, публицистом. Его главные произведения— поэмы «Торнике Эристави», «Натэла», историческая повесть «Баши-Ачук». Защитник активной общественной роли искусства, желавший, чтобы его «чонгури», вторя «многозвучной жизни», служила правде и вооружала мысль на бой, А. Церетели создал множество стихов, завоевавших всенародную любовь.

 

Для развития грузинской художественной прозы и публицистики немало сделал Георгий Церетели. Видный представитель буржуазно-демократической идеологии в Грузии, Г. Е. Церетели в социально-психологических романах («Первый шаг», «Гул-кан»), в повестях и рассказах нарисовал реалистическую картину жизни разных слоев грузинской нации, положения крестьянства, вторжения капитализма, вытеснения дворянства буржуазией. Большими достижениями отмечена деятельность позже выступившего другого прозаика-реалиста — Александра Казбе-ги, писавшего о грузинах-горцах, с любовью изображавшего патриотизм и свободолюбие народа. Патриотические мотивы, искреннее сочувствие трудной судьбе крестьянства отличают поэзию Рафаэля Эристави. Крестьянской теме посвятила свое творчество целая группа грузинских писателей-народников — Антон Пурцеладзе, Екатерина Габашвили и др. Как народник начинал и Эгнате Ниношвили (Э. Ф. Ингороква), выразивший в историческом романе «Восстание в Гурии» и других сочинениях интересы и стремления трудящихся деревни, сельской бедноты. К концу жизни он перешел на марксистские позиции и явился одним из главных публицистов марксистской группы «Месаме-даси».

 

На последние два десятилетия XIX в. и начало XX столетия приходится деятельность гениального грузинского поэта и прозаика Важа Пшавела (Л. П. Разикашвшш). Автор более .30 поэм («Алуда Кетелаури», «Бахтриони», «Гость и хозяин» и др.), нескольких сот стихотворений, лирических новелл, драм, статей, Важа. Пшавела. художник одновременно романтического и реалистического склада, писал о жизни и нравах горцев, о мужестве и доблести в защите родины, в борьбе за свободу человека, о душевной чистоте и благородстве. Важа Пшавела был непревзойденным певцом природы — «он человек, с которым говорит, как мудрая сестра, сама природа»,— сказал о нем поэт Н. С. Тихонов.

 

Значительно шагнула вперед и литература Армении. Общественный подъем в России эпохи падения крепостного права нашел отражение в передовых кругах армянского общества. Глубокий след в общественном движении и культуре армянского народа оставила многогранная деятельность Микаэла Налбан-дяна. Философ-материалист, революционный публицист, критик и поэт, Налбандян внес яркую демократическую струю в армянскую общественную мысль. Он смело выступал против феодально-клерикальной и националистической идеологии, в литературе и искусстве он боролся за принципы реализма и народности, призывал к правдивому изображению жизни масс.

 

Национально-освободительными и в той или иной мере социально-обличительными мотивами проникнуты произведения по-этов-шестидесятников Р. Г. Патканяна, С. С. Шахазиза — автора популярной поэмы «Скорбь Левона» (1865 г.). Известно красноречивое признание Шахазиза о его всегдашнем увлечении Пушкиным, чьи творения он сравнивал с прекрасным цветущим садом. На рубеже 50—60-х годов началась деятельность Перча Пронина (псевдоним О. Тер-Аракеляна), автора романов из крестьянской жизни «Сое и Вартитер», «Из-за хлеба», «Мироеды» (60—80-е годы), в которых показаны углубляющиеся социальные противоречия деревни, угнетенное положение народной массы. Почти одновременно с Прошяном на литературное поприще вышел один из крупнейших художников слова в армянской литературе — Раффи (Акоп Мелик-Акопян). Расцвет его творчества относится к 70—80-м годам. Он создал романы на современные и исторические темы («Джалаледдин», «Хент», трилогия «Кайцер» («Искры»), «Да-вид-бек», «Самвэл»), Основной пафос его произведений заключается в протесте против чужеземного порабощения, страстном призыве к борьбе против ига султанской Турции, в обличении феодальных отношений и пережитков, отчасти и буржуазного хищничества. Габриэль Сундукяи сыграл виднейшую роль в армянской драматургии. Выступивший позже Александр Шир-ванзаде (Мовсесян) проявил себя как романист и драматург, большой мастер литературы критического реализма.

 

В последние десятилетия XIX в. очень обогатилась поэтическая культура армян. Почетное место принадлежит здесь Иоаннесу Иоаннисиану. Он был прямым предшественником Туманяна и Исаакяна. «Мы — лжи и зла заклятые враги, мы — истины поборники свободные!»,—писал Иоаниисиан в стихотворении «Певцу». Он создал новые художественные формы в армянской поэзии. Иоаннисиан известен и как переводчик Пушкина, Лермонтова и Некрасова, Гете, Шиллера и Гейне, Мицкевича, Гюго.

 

На рубеже 80-х и 90-х годов впервые в печати появилось имя великого армянского поэта Ованеса Туманяна, который неизменно стремился быть и действительно сумел стать «сердцем своего народа». Уже в 90-е годы Туманян напечатал первые сборники своих стихов.

 

В армянской культурно-общественной жизни историческое значение имели запись и опубликование в 70—80-х годах первых вариантов эпоса «Давид Сасунский», являющегося вершиной народного творчества Армении.

 

В Азербайджане главой нового литературного движения оставался Мирза Фатали Ахундов, выступивший впервые еще в 30-х годах. Поэзия Пушкина, идеи декабристов оказали большое влияние на формирование его взглядов. Ахундов заложил основу новой азербайджанской художественной прозы (повесть «Обманутые звезды», 1857 г.); с его именем связано рождение азербайджанской драматургии — его недаром прозвали «азербайджанским Мольером» (в течение 1850—1855 гг. написаны шесть комедий Ахундова: «Молла Ибрагим Халил, алхимик», «Мусье Жордан, ботаник», «Приключения скряги» и др.). В 60-х годах создан известный философский труд Ахундова «Три письма...» Ахундов отстаивал материалистические взгляды, настойчиво боролся против религии, косности, отсталости, пропагандировал идеи о справедливом общественном устройстве. Защищая реалистическое отображение действительности в искусстве, он подчеркивал обличительные задачи последнего. Ахундовым был составлен в начале 70-х годов новый азербайджанский алфавит. Деятельность Ахундова оказала огромное воздействие на культурную жизнь Азербайджана. Она плодотворно повлияла на культуру и литературу Ирана, Афганистана и других стран Востока.

 

Одним из сподвижников Ахундова был просветитель-публицист, критик, педагог Гасан-бек Зардаби (Меликов), поборник реализма, противник религиозной литературы. В жанре сатирической поэзии с большим успехом работал прогрессивный литературно-общественный деятель Сеид Азим Ширвани. С конца XIX в. развертывается деятельность столь известного в дальнейшем в качестве писателя, ученого, революционного деятеля-коммуниста Наримана Нариманова.

 

Для культурной и общественной жизни народов Северного Кавказа неоценимое значение имела деятельность замечательного осетинского поэта 80—900-х годов, пламенного борца за свободу Коста Хетагурова. Он известен также как прозаик, драматург, публицист, живописец. Горячий патриот своей маленькой родины — Осетии, Хетагуров соединял привязанность к ней с глубоким интернационализмом. Хетагурову были особенно близки Лермонтов и Некрасов. Он писал и печатался и на осетинском, и на русском языках. Часть произведений Хетагурова опубликована в конце 90-х годов в его сборнике «Ирон фандыр» («Осетинская лира»), подвергшемся преследованию со стороны царских властей. Репрессии испытал и сам поэт, которого агенты правительства стремились держать вдали от родного края.

 

Вторая половина XIX в. ознаменована деятельностью ряда просветителей в Казахстане. Объектом критики казахских просветителей были отрицательные явления, связанные с феодально-родовыми отношениями и обычаями, реакционная роль религии и духовенства, насилия царских администраторов и местных богатеев над народом. Просветители казахского народа боролись за светское образование, прославляли научные знания. Огромное значение в преодолении отсталости своего народа, в борьбе за его лучшее будущее они придавали общению и сотрудничеству с прогрессивными силами России, с русской культурой, наукой.

 

Чокай Валиханов, первый просветитель Казахстана, за свою короткую яшзнь (он в 4853 г. окончил Омский кадетский корпус, а умер уже в 1865 г.) сумел внести крупнейший вклад в науку как востоковед-путешественник, этнограф, историк. Он живо интересовался вопросами литературы, народно-поэтического творчества. Валихановым записана и переведена на русский язык часть киргизского народного эпоса «Манас». Тесными и плодотворными были его связи с людьми русской науки и общественности (петрашевец С. Ф. Дуров, дружба с которым оказала особенно большое влияние на выработку его миросозерцания, Достоевский, Потанин, Семенов-Тян-Шан-ский). Называя казахов «братьями русских по отечеству», он возлагал надежды в отношении прогресса своего народа на поддержку со стороны передовых кругов России.

 

На страницах настоящего тома, посвященных национально-освободительным движениям, охарактеризована просветительская деятельность казахского педагога-писателя Ибрагима Ал-тынсарина.

 

Велика роль в культуре казахского народа Абая Кунанбае-ва, основоположника современной письменной казахской литературы и литературного языка. В наследии Абая — поэта и прозаика, демократа-просветителя, реалиста и гуманиста — творчески преломились влияния казахского фольклора и русской литературы, корифеев персидской и арабской литератур. В своих произведениях Абай отразил жизнь всего казахского общества. Он обличал угнетателей народных масс, славил труд, отстаивал права женщины. Абай, по словам его биографа Мухтара Ауэзова, стал творцом новых форм в казахской поэзии. Он мастерски переводил (иногда внося в текст оригинала свои изменения, варианты) Крылова, Пушкина и Лермонтова, Байрона и Гейне. Наряду с множеством лирических стихов Абай создал ряд поэм и многоплановую прозаическую книгу «Назидания».

 

Просветительские тенденции проявились в тот же период у таджиков и узбеков. Ахмад Дониш начинает историю новой таджикской литературы. Его деятельность протекала в Бухарском эмирате. Он осуждал порядки эмирата, скорбел о тяжелом и бесправном положении народных масс. Надеясь в начале своей деятельности на возможность серьезных реформ, которые проведет эмир, Дониш в дальнейшем все более склоняется к мысли о необходимости решительной борьбы самих трудящихся за свое счастье.

 

В Узбекистане плодотворную деятельность развил поэт-просветитель, демократ, противник социального неравенства Фуркат. Он знал произведения Пушкина, Лермонтова, Некрасова. Увлеченный достижениями русской культуры, Фуркат горячо призывал следовать примеру русских, ценящих просвещение, науку. Сам он восторженно говорил о науке, видя в ней «бессмертие и бытия алмаз».

 

Единомышленником Фурката был сатирик и лирический поэт Мукими. Глубоко преданный интересам трудящихся масс, Мукими резко обличал враждебные народу элементы — духовенство, байство, колониальное чиновничество. И Фуркат, и Мукими защищали мысль о важном гражданском назначении литературы, призывали ее быть прямой и правдивой, служить требованиям жизни.

 

Творчество Дониша и группы его последователей, Фурката, Мукими противостояло занимавшей господствующее положение в Таджикистане и Узбекистане реакционной литературе, обслуживавшей правящие слои, защищавшей застой, поддерживавшей религиозный фанатизм.

 

Поэтическая культура туркменского народа в середине XIX в. представлена Молланепесом, выдающимся поэтом-лири-ком, автором знаменитого дастана «Зохре и Тахир». Творчество Молланёпеса отличают блестящая форма и гуманистическое содержание. В нем нашли выражение народные мечты о справедливости, о счастье. В последние десятилетия XIX в. творил туркменский поэт Мискин-клыч (или Молла Клыч), писавший, подобно Молланепесу, вдохновенные лирические стихи. В ряде его произведений отражены внутренние (племенные и родовые) взаимоотношения среди туркмен.

 

Выразителями народных чаяний в дореволюционной Киргизии, не знавшей письменной литературы на родном языке, были народные певцы — акыны. Виднейшее место среди них занимает Токтогул Сатылганов. Он создавал песни о любви и труде. Громко звучали в его творчестве гражданские обличительные мотивы. Токтогул восторженно приветствовал Октябрь и стал зачинателем киргизской советской литературы. Настроения и стремления народа выражал и другой видный представитель киргизской акынской поэзии — Тоголок Молдо.

 

В самом тесном взаимодействии развивалась литература татарского и башкирского народов. Первым выдающимся татарским ученым-просвегителем был Каюм Насыри, разносторонняя деятельность которого имела важное значение как для татарской, так и для башкирской литературы. Автор учебников по математике и географии, ботанике и сельскому хозяйству, Насыри был вместе с тем литературоведом, этнографом. Крупнейшую роль сыграла его деятельность по созданию татарского литературного языка, близкого к разговорному. Насыри сам создавал оригинальные литературные произведения и переводил на татарский язык художественную литературу других народов. Он учил татар русскому языку, публиковал на русском языке труды по истории и этнографии татарского народа. В 80-х годах развернулась деятельность татарского писателя Загира Бигеева, автора романов, в которых обличались буржуазная мораль, консерватизм татарской школы. Посмертно опубликованное публицистическое сочинение Бигеева «Путешествие по Междуречью» подвергало критике отсталость феодального Востока. Г. Ильяси положил в 80-е годы начало татарской драматургии. Дальше него пошел выступивший в самом конце века Галиаскар Камал.

 

Среди башкир и татар популярны были стихи и афоризмы башкирского поэта-просветителя Акмуллы. Акмулла славил разум и знания, обличал баев и мулл. Значителен и разнообразен вклад в башкирскую литературу и культуру в целом М. И. Умидбаева, историка, филолога, фольклориста, поэта, убежденного сторонника приобщения своего народа к русской культуре (по политическим воззрениям он был, впрочем, умеренным деятелем,— его идеалы не выходили за рамки реформированной монархии).

 

Просветителем чувашского народа стал И. Я. Яковлев. В. И. Ленин отмечал, что Яковлев 50 лет работал над национальным подъемом чувашей. Яковлев был видным педагогом, опиравшимся в раннюю пору своей деятельности на поддержку отца Ленина, И. Н. Ульянова. Создатель чувашского алфавита, он в книгах для чтения помещал собственные рассказы из жизни народа и обработанные им фольклорные произведения.

 

В своеобразных исторических условиях развивалась литература Молдавии. Испытывая большое влияние со стороны литературы русского и украинского народов, молдавская литература в то же время родственными узами была связана с литературой румынской. Во второй половине XIX в. продолжалась деятельность (начавшаяся на рубеже 30-х и 40-х годов) известного молдавского и румынского писателя Василе Алек-сандри. Поэт, драматург, публицист, фольклорист, Александрп защищал идею буржуазного просветительства, боролся против феодального гнета. Противником крепостничества выступал писатель, историк, журналист Богдан Хашдеу. С позиций крестьянской демократии критиковал существующие общественные порядки талантливейший писатель-реалист, особенно тесно связанный с фольклором, Ион Крянгэ. Крянгэ — автор новелл, сказок, «Воспоминаний детства» — правдиво изобразил быт и нравы молдавской деревни; он выступал против землевла-дельцев-бояр, обличал реакционное духовенство. 70—80-е годы — время расцвета творчества великого румынского и молдавского поэта-романтика Михаила Эминеску. Эминеску — заменательный лирик, писатель-патриот и демократ, критик капиталистического общества. Несмотря на известные пессимистические тенденции в его творчестве (главным образом после разгрома Парижской Коммуны), Эминеску сумел стать ярким выразителем мечтаний народа о свободной и справедливой жизни.

 

Вторая половина XIX в. знаменует важный этап в истории новой еврейской литературы. Крупную роль в ее развитии сыграл один из основоположников современного еврейского литературного языка, Менделе-Мойхер-Сфорим (Ш.-Я. Абрамович), выступавший как талантливый сатирик, бытописатель еврейской бедноты. Виднейшим представителем следующего поколения в еврейской литературе был Шолом-Алейхем (Ш. Н. Рабинович). Его деятельность началась на рубеже 70-х и 80-х годов XIX в. и продолжалась в начале XX столетия. Наряду с Менделе-Мойхер-Сфоримом его учителями были Гоголь, Щедрин, Толстой, Диккенс, Гейне; впоследствии на него оказал влияние Горький. Шолом-Алейхем — новеллист, романист и драматург, литературный критик. С реалистических и демократических позиций, особенно широко пользуясь оружием сатиры и юмора, Шолом-Алейхем запечатлел жизнь всех слоев еврейского общества в период разложения патриархальных устоев и развития капиталистических отношений. Художник, отличавшийся, по известной оценке Горького, славной, добротной и мудрой любовью к народу, Шолом-Алейхем, обличая социальную несправедливость и национальное угнетение, непоколебимо верил в победу над общественным злом. Почетное место в еврейской литературе принадлежит И.-Л. Перецу, поэту и прозаику, в творчестве которого, насыщенном обличительными и освободительными мотивами, переплетаются реалистические и символистско-романтические элементы.

 

Категория: История | Добавил: fantast (06.10.2018)
Просмотров: 13 | Рейтинг: 0.0/0