Главная » Статьи » Наука » Метеорология

Что такое воздушная масса? Какие воздушные массы влияют на погоду?

Что такое воздушная масса? Какие воздушные массы влияют на погоду?

У нас могло сложиться впечатление, что этот быстро перемещающийся воздух или новый приток воздушной массы способствует сохранению ясной погоды, так как он препятствовал развитию гроз. Но здесь снова нужно воздержаться от поспешных обобщений, ибо все зависит от того, сколько влаги приносит с собой такая воздушная масса и каким будет ее взаимодействие с воздушной массой, которую она сменяет.

Однако сначала надо выяснить следующий вопрос: почему воздух вообще движется? Правила здесь для явлений крупного и малого масштабов одинаковы: то, что мы наблюдали при открывании окна (сквозняк), относится и к более мощным воздушным массам. Посмотрим еще раз на рис. 4: солнечные лучи совершенно равномерно падают на воду, землю и лес, но так как земля нагревается неравномерно, вскоре возникает ветер, потому что сухая почва, а следовательно, и воздух над ней нагреваются быстрее, чем воздух над более влажными поверхностями. Соседние более холодные массы воздуха тотчас всасываются в «пустоту», образующуюся при подъеме теплого воздуха.

Круговорот воздуха должен быть замкнутым, следовательно, над более прохладной местностью будет наблюдаться движение воздуха, направленное вниз.

 

Рассмотрим другой пример. На рис. 9 изображен берег моря. Утром солнце равномерно освещает воду и песок на пляже. Но в то время как вода поглощает большую часть солнечной энергии, песок — прежде всего на поверхности — очень быстро нагревается. Воздух над ним также становится теплее и легче и уносится вверх. Тотчас на это место затягивается морской воздух, и круговорот замыкается. Для того, кто впервые попал на берег моря, этот процесс оказывается неприятной неожиданностью, ведь ему кажется, что, чем выше поднимается солнце, тем теплее должна стать вода. Теоретически это правильно, но решающим в наших ощущениях является воздух, приносимый ветром, а утром с моря на сушу всегда дует прохладный и влажный ветер. К концу дня, когда солнечное сияние ослабевает, ветер утихает и начинает изменять свое направление; теперь будет дуть теплый сухой ветер с суши на море.

 

То, что мы наблюдали в небольшом масштабе у окна или в данном примере на побережье, относится и к более обширным пространствам нашей Земли, то есть к движениям воздушных масс между материками и обширными морями. Весной, когда энергия солнечного излучения увеличивается и происходит постоянное нагревание целого материка, возникает циркуляция большого масштаба: весной преобладают ветры с моря на сушу. И, наоборот, осенью, когда продолжительность солнечного сияния уменьшается, начинают господствовать более теплые и сухие воздушные течения, направленные с материка в море.

 

Таким образом, мы установили, что и в крупном масштабе ход погоды зависит от времени года — а следовательно, и от солнечного сияния, — а также от характера земной поверхности. Если материк обладает компактной формой, как, например, Северная Америка, то суточный и сезонный ход погоды, то есть движение воздушных масс с моря насушу и, наоборот, будет протекать значительно более закономерно, чем, например, над Европой, очень сильно расчлененной бухтами и заливами. Таким образом, процесс формирования погоды необыкновенно сложен в связи с чрезвычайным разнообразием и сложностью взаимодействия факторов, ее определяющих.

 

Теперь интересно проследить, что происходит, когда огромные воздушные массы встречаются одна с другой, когда теплый воздух сталкивается с более холодным или холодный с теплым. Чем больше температурные различия таких воздушных масс, тем более характерными будут процессы, которые при этом произойдут.

 

Сравнения редко бывают удачными, но они часто помогают понять даже очень сложные вещи. Представим себе два мешка — один наполнен горохом, другой набит перьями. Оба мешка стоят на земле в нескольких метрах один от другого. Мешок с горохом будет, конечно, тяжелее мешка с перьями. Теперь развяжем эти мешки и одновременно вытряхнем их навстречу друг другу. Тяжелые горошины покатятся по земле и остановятся, а легкие перья поднимутся в воздух. С воздушными массами разной температуры, а следовательно и разного веса, будет происходить почти то же самое. Теперь, чтобы лучше понять каждый процесс в отдельности, произведем два опыта, различающиеся в своей последовательности.

 

1.            Высыплем сначала горох на землю, а потом навстречу ему перья.

 

2.            Вытряхнем сначала очень осторожно на землю перья, подождем, пока они улягутся, а затем высыплем горох.

 

Если вы не можете четко представить себе, что произойдет в результате обоих опытов, попробуйте проделать их сами. Дело в том, что далеко не безразлично, какое вещество успокаивается вначале и какое приходит по отношению к нему в движение. Результаты во всяком случае принципиально различны.

 

В первом опыте перья относительно спокойно и медленно лягут на почти неподвижные горошины. Вначале перья не смогут вытеснить горошины, чтобы лечь на землю; только высыпав несколько мешков перьев и создав достаточно большое давление, можно добиться, чтобы перья заняли место горошин. Во втором опыте, напротив, горох вследствие своего большого веса тотчас опускается на землю, взметая вверх перья.

 

Теперь представим себе вместо гороха холодную воздушную массу, вместо перьев — теплую, тогда оба наших опыта отразят не что иное, как явление погоды, описанное в главах 8 и 9. Понятия «теплый» и «холодный» воздух всегда означают при этом, что одна воздушная масса теплее или холоднее по сравнению с другой. Воздушная масса, обладающая у земли температурой плюс 15 градусов, будет представлять собой теплую массу по отношению к воздуху, имеющему у земли температуру только плюс 10 градусов. В то же время воздух с температурой плюс 15 градусов будет считаться «холодным» но отношению к третьей воздушной массе с температурой у земли плюс 20 градусов. Таким образом, в рассматриваемых нами явлениях погоды все зависит от разности температур и от того, какая воздушная масса сначала находилась в покое и какая надвигалась на нее.

 

Внимательный читатель по одним тишь заголовкам глав 8 и 9 мог догадаться об этом. Поскольку экваториальные зоны нашей Земли постоянно испытывают сильное нагревание, а полярные зоны получают солнечное тепло в небольшом количестве лишь в отдельные времена года, неизбежно происходит бесконечный обмен воздушными массами между этими обширными пространствами с разной температурой. Естественно, что возникающая при этом атмосферная циркуляция большого масштаба, обусловленная различным характером земной поверхности и влиянием вращения Земли, очень сложна. В то же время совершенно ясно, что в умеренные широты, например, к нам в Европу, теплые воздушные массы поступают преимущественно с южных направлений, а холодные — с северных. Если учесть важную роль взаимодействия между материками и океанами, то станет понятно, что если теплые воздушные массы поступают к нам с юго-запада и запада, они всегда приносят с собой большое количество влаги. Если же они движутся прямо с юга, например из Сахары, то к нам эти воздушные массы придут очень сухими. Известную роль здесь играет еще то обстоятельство, что воздушные массы пересекают при этом Альпы. Этой проблемой мы еще займемся, когда будем рассматривать возникновение фёна.

 

Холодные воздушные массы могут поступать к нам с северо-запада или запада, но также с северо-востока и востока. Обходный путь через запад и тем самым через океан, несомненно, насытит их влагой, в то время как на обходном пути через восток из-за влияния Евроазиатского материка они окажутся более сухими. Итак, мы постоянно встречаемся со следующей последовательностью взаимодействия: солнечное излучение — воздух — содержание влаги — земная поверхность.

 

Рассмотрим подробнее явления, описанные в главе 8, и вспомним при этом наш первый опыт с горохом. Представим себе, что над нами при безоблачном небе располагается воздушная масса с температурой у земли плюс 15 градусов. Если теперь с запада или юго-запада будет надвигаться воздушная масса с температурой у земли плюс 20 градусов, то старый, находившийся в покое воздух окажется холодным (X), а вновь поступивший—теплым (Т)—см. рис. 10. Так же как в нашем опыте перья медленно ложились на кучу гороха, так и здесь теплый воздух начинает медленно натекать на холодный. Все в целом представляет собой, таким образом, крупномасштабное явление восходящего движения теплого воздуха со всеми вытекающими из него последствиями. Здесь происходит, следовательно, не местный подъем, обусловленный нагревом солнечными лучами, а процесс, который может в течение продолжительного времени охватывать полосу местности шириной более 1000 километров. Район, где происходит начало этого процесса, отделен от района, где он заканчивается, расстоянием также порядка 1000 километров, поэтому сопутствующие ему явления длятся в среднем двое-трое суток.

 

К чему приводит подъем теплого воздуха, мы уже знаем: к охлаждению и сгущению влаги, содержащейся в воздухе, образованию облаков с оледенением их вершин и выпадению осадков. Поскольку в данном случае процессы распространяются на обширные территории, характер облаков будет отличаться от картины, характерной для местного подъема воздуха. Об этом мы уже знаем из снимков 33—50 в главе 8.

 

Если в первых главах мы могли проследить за возникновением и развитием кучевых облаков от начала до конца, то при крупномасштабном восходящем скольжении теплого воздуха мы наблюдаем, как над нами проходят облака, сформировавшиеся ранее. В противоположность местной тепловой грозе, при которой мы наблюдали последовательность явлений — водяное облако — ледяное облако, здесь мы имеем дело с обратной последовательностью: первое, что мы видим на небе, это «перья» на высоте б—8 километров. Следовательно, первым признаком изменения погоды в данном случае выступают уже образовавшиеся ледяные перистые облака, знакомые нам во всем их своеобразии по снимкам 33—38. К сожалению, рассказывая обо всех этих процессах, нам все время приходится отсылать читателя к фотографиям в первых главах.

 

Восходящее скольжение распространяется теперь по всему фронту шириной 800—1000 километров. Первые его предвестники — тонкие белые перистые облака со своими характерными коготками — появляются, как правило, сначала на западе, а в последующие дни они продолжают распространяться на восток. Таким образом, восходящее скольжение наблюдается всеми жителями на большой территории, но, конечно, в разное время.

 

Когда тонкие перистые ледяные облака, находящиеся на очень большой высоте, уплотняются, солнечные лучи, а в полнолуние и лучи, отраженные от луны, преломляются в мельчайших ледяных кристаллах и вызывают появление своеобразных радужных кругов, называемых гало. Следовательно, начальная фаза этого типа изменения погоды проявляется лишь в виде ледяных облаков; когда предметы перестают отбрасывать тень, облака становятся серыми и постепенно совершенно закрывают солнце, то это значит, что над нами находятся уже водяные облака, над которыми находится слой ледяных облаков. Чем темнее кажутся нам водяные облака — посмотрите еще раз на снимок 47, — тем они мощнее и тем больше слоев ледяных облаков находится над ними. Осадки обычно начинаются тогда, когда нижний серый слой облаков опускается до высоты всего 600—1000 метров.

 

Разорванные клочья облаков, о которых уже упоминалось как о признаке дождя, появляются ниже этого слоя. Возникают они из-за того, что в этой области осадки уже начались: вода, испаряясь, насыщает подоблачный воздух влагой до такой степени, что в нем по уже понятным нам причинам возникают облака. Пройдет еще немного времени, нижняя темная пелена облаков почти сомкнется и дождь начнет достигать земной поверхности.

 

Попробуем объяснить этот процесс на примере. Когда пойдет дождь, возьмите сухое полотенце и растяните его горизонтально; полотенце задержит капли дождя, и они земли не достигнут. Так будет продолжаться до тех пор, пока материя сама не намокнет и вода не начнет капать с нее на землю. Наблюдателю, естественно, кажется, что дождевые капли всегда выпадают из самых нижних слоев облаков, но, однако, в действительности они являются результатом таяния ледяных кристаллов, образовавшихся в самых верхних слоях облаков.

 

Весь процесс восходящего скольжения можно наглядно объяснить с помощью рис. 10 следующим образом. Предположим, что справа на рисунке, где вверху появляются первые перистые облака, находится Берлин. В середине рисунка представим себе город Вюрцбург, а тот район, где теплые воздушные массы соприкасаются с земной поверхностью, пусть будет границей Франции. Таким образом, этот поступивший со стороны более легкий теплый воздух будет «наползать» на клин холодного воздуха, что проявляется в соответствующей последовательности форм облаков. Над Восточной Германией будут видны перистые облака, примерно над Тюрингенским Лесом — барашки и волны, как на снимках 39—42 и VII и VIII, над Западной Германией слой ледяных облаков будет плотным, солнце с трудом просвечивает сквозь них (см. снимки 43—46), а над Францией, примерно так же, как на снимках 47—50, будут наблюдаться разорванные клочья облаков под сплошным серым слоем и осадки в виде равномерного обложного дождя.

 

Так как дождевые капли — это растаявшие зерна льда, их температура всегда будет низкой (в зависимости от времени года от плюс 5 до плюс 15 градусов), поэтому не удивительно, что более или менее длительный дождь приносит с собой похолодание, хотя его и вызывает теплая воздушная масса. Однако когда восходящее скольжение и связанные с ним осадки прекратятся, то мы увидим, что температура стала выше, чем она была до начала надвижения этой огромной облачной системы.

 

После первого небольшого дождя наступает перерыв в выпадении осадков. Тогда на разных высотах наблюдаются слоистые гряды облаков, вытянутые в продольном направлении. Если окажется, что высокие перистые облака еще не рассеялись, то через некоторое время осадки начнутся снова. Во время приближения первой массы облаков, иными словами, перед началом первого дождя, какие-либо заметные движения воздуха, исключая слабые местные ветры, практически отсутствуют. Более сильный ветер начинается только с первыми каплями дождя, то есть при прохождении собственно дождевого фронта. В Центральной Европе это будет преимущественно ветер с юго-запада или с запада.

 

На странице 96 мы уже говорили о весьма любопытном характере изменения давления в течение процесса восходящего скольжения. Дело в том, что вторжение теплого воздуха сопровождается равномерным падением атмосферного давления. Почему же давление падает? Рассматривая рис. 11, мы заметим, что по мере продвижения «перьев» по «гороху» все большая толща холодного тяжелого воздуха (заштрихованная часть столбика) замещается теплым легким воздухом (незаштрихованная часть столбика). Поэтому давление у земли постоянно уменьшается. Во все времена года восходящее движение теплого воздуха приносит с собой столь желанный для садоводов и земледельцев обильный дождь. Зимой, если температура почвы и приземного слоя воздуха не поднимается выше нуля, падающие кристаллы льда растаять не могут; осадки ложатся на землю в виде снега. Вспомним при этом, что все зависит от величины разности температур между воздушной массой, находящейся в покое, и воздухом, совершающим восходящее скольжение. Чем интенсивнее и продолжительнее восходящее скольжение вторгшихся масс теплого воздуха, тем более сильным будет снегопад. Звучит неправдоподобно, но это так: самые сильные снегопады всегда связаны с восходящим скольжением более теплых воздушных масс. В высоких горах зимой температура почти всегда держится ниже нуля, поэтому снежный покров там сохраняется. На низменности же после таких снегопадов благодаря последующему притоку теплого воздуха наступает оттепель, а при некоторых обстоятельствах, особенно если снегопады до этого были очень сильными, — даже паводок.

 

При описанном типе погоды, а именно при подъеме теплого воздуха по более холодному грозовые разряды происходят очень редко, так как отсутствует основная предпосылка возникновения грозы —- сильное вертикальное взвихрение воздуха. Воздушные массы в нашем примере текут вверх медленно, и бурного подъема в этом случае нет. Следовательно, осадки, обусловленные вторжениями теплого воздуха, выпадают, за редким исключением, без грозовых явлений.

 

Когда приток теплого воздуха прекращается, то ослабевают и процессы восходящего скольжения, а тем самым и образование облаков, оледенение и осадки. Тогда появляются слоистые облака, которые, если изменение погоды действительно прекратилось, медленно рассеиваются. Неспециалист, видящий над собой почти сплошной облачный покров, в котором лишь кое-где просвечивает небо, задает себе вопрос: предвещает эта пелена облаков дождь или сухую погоду? Если облачный покров состоит из подозрительных однородных форм в виде барашков и волн, то ясно, чем это может кончиться: облачный покров уплотнится еще больше и хлынет дождь. Если же облака распадаются на отдельные неправильной формы мелкие и крупные элементы, словно льдины весной на озере, то мы имеем дело с действительным рассеянием облаков с последующим установлением малооблачной погоды, то есть с так называемым прояснением. На земле и на высоте в таких случаях отмечается либо полный штиль, либо совсем слабый ветер.

 

Теперь рассмотрим второй случай нашего опыта

 

с горохом: перья спокойно лежат на земле, а горошины подкатываются под них. Этот пример — в применении к нашим воздушным массам — мы уже описали на стр. 94. Теперь нам понятно, почему перемена погоды, о которой шла речь в главе 9, носит совершенно другой характер. Мы привели там лишь несколько характерных описаний вторжения холодного воздуха, так как процесс оледенения подробно рассмотрен уже в главе 7. Различие состоит лишь в том, что тяжелый, пришедший со стороны холодный воздух механически поднимает находившийся в покое теплый воздух уже не в одном месте, а на широком фронте, имеющем длину около 1000 километров или более, и тем самым двигает в нашу сторону облачные башни, ураган и грозу. Посмотрите на рис. 12!

Если теплым летним днем гроза может разразиться лишь в отдельных местах, то при описываемом процессе грозовой фронт пересекает целую страну. Почему здесь возникают грозы, нам совершенно ясно — достаточно вспомнить наш второй опыт, когда высыпанный горох заставил перья взметнуться в воздух.

 

Если при восходящем скольжении теплого воздуха различные облачные поля движутся, опережая прохождение самого фронта иногда на несколько суток, то при вторжении холодного воздуха облачные системы на высоте и фронт у земли следуют гораздо ближе друг к другу. Однако приближение фронта дает о себе знать не менее чем за один или два часа: быстро и высоко проносятся «флаги» перистых ледяных облаков, а вся та часть горизонта, откуда приближается ненастье, темнеет. Характерен при этом так называемый шкваловый воротник — несколько более темная рваная облачность над светлой полосой на горизонте, по которому уже издалека можно догадаться о хлынувшем ливне. С подходящего пункта наблюдения, откуда хорошо просматривается горизонт, заметить приближение холодного фронта очень легко (см. снимок 52).

 

Там, где детали местности видны отчетливо, дождь еще не начался; по белесовато-серой дымке, за которой контуры предметов начинают расплываться, можно проследить продвижение зоны дождя. Собственно прохождение фронта, сопровождаемого ливнями с грозами и сильным, всегда шквалистым ветром, ощущаемым в самолете как болтанка, характеризуется даже днем внезапным и сильным потемнением. Посмотрите на снимки 55 и 56. Чем выше и плотнее облака, чем сильнее оледенение взвихренных «перьев», тем меньше света проникает сквозь покров туч, предающих ландшафту типичную сине-черную окраску. О своеобразии шквалистого ветра мы еще поговорим в следующей главе. Спокойный поток теплого воздуха несет с собой равномерные затяжные осадки, вторжение же холодного воздуха чаще всего ведет к сильным ливням.

 

Поскольку перед прорывом холодного воздуха над нами находится только теплая, то есть легкая воздушная масса, давление воздуха в это время остается низким. Таким образом показания барометра могут заранее сказать нам о приближении холодного фронта.

 

Очень интересно проследить за поведением стрелки барометра в момент первого порыва ветра. Она тотчас делает небольшой скачок вправо, то есть в сторону повышения давления, ибо этот первый порыв ветра приносит с собой порцию более холодного, тяжелого воздуха. Так как стрелка прибора иногда оказывается «ленивой», то, чтобы заставить ее сдвинуться с места, позволительно слегка постучать пальцем по стеклу барометра. Но в то же время нужно следовать старому мудрому правилу: долгим стучанием по барометру погоды не улучшишь, а барометр испортишь наверняка. Поэтому многие хозяева горных пансионатов хранят свои барометры за решеткой или вообще снимают с них стрелки.

 

Итак, чем сильнее бушуют грозы, то есть чем более сильным было вторжение холодного воздуха, тем больше отклонится стрелка нашего барометра вправо. Неспециалисту это обычно кажется странным, так как с началом «ненастья» стрелка барометра передвигается в направлении «ясно». Почему при дальнейшем притоке холодного воздуха (заштрихованные колонки) давление продолжает подниматься, объясняет рис. 13.

 

После прохождения фронта в глаза бросаются следующие два обстоятельства: 1) западное направление ветра меняется на северо-западное; 2) температура часто в течение нескольких минут понижается на несколько градусов — приблизительно за час она может упасть на 10—12 градусов.

 

Летом такой холодный воздух приносит нам желанную прохладу, но весной, а иногда даже в начале июня мы говорим о нем, как о неприятном дыхании зимы. К прорывам холодного фронта мы еще вернемся в рассказе о «майских возвратах холода». Если такая холодная воздушная масса вторгается зимой, то это связано, естественно, с установлением морозной погоды; в январе это обычно свидетельствует о наступлении зимы.

 

Отсюда ясно, что гроза может наблюдаться и зимой. Обычно, правда, дело ограничивается одним-двумя сильными разрядами, но всегда следствием являются снегопады и морозы. Теперь нам должно быть также понятно, почему грозу можно наблюдать не только в любое время суток, но и во все времена года. Если, следовательно, гроза разразилась рано утром или посреди ночи, то она всегда носит фронтальный характер и сопровождается ощутительным понижением температуры, местная же летняя гроза в полдень или после полудня такой прохлады не приносит. В этом случае быстрое испарение осадков с нагретой земли делает воздух лишь более влажным и тем самым более душным. Но особенно сильно ощущаются явления, связанные с вторжением холодного воздуха, когда такой фронт проходит над нами в полдень жарким летним днем, потому что тогда, помимо контрастов температур воздушных масс, большую роль играет местный нагрев солнцем. В таких случаях нужно считаться и с возможностью выпадения града, который уже заранее можно предсказать по желтоватой окраске облаков.

 

В этих процессах также существенное влияние на погоду оказывают различные формы рельефа. В высоких горах возвышенности представляют собой для притекающего снизу холодного воздуха препятствие, поэтому все процессы подъема воздушных масс существенно усиливаются. Обратимся снова к нашему примеру: расстелим перья на сей раз у стены комнаты и резким движением высыплем горох так, чтобы он покатился к стене. Перья не могут теперь рассеяться во все стороны и взвихриваются вверх сильнее, чем прежде. Отсюда можно сделать вывод, что при вторжении холодного воздуха в горы сначала по их склонам поднимаются массы старого, а затем нового воздуха; на высоте они охлаждаются, образуют облака, обледеневают и вызывают осадки. Холодный фронт, который на равнине приносит «обычную» грозу с ливнем, в средневысотных горах, а тем более в высокогорье приводит к более обильным осадкам и длительным грозам. Стало быть, каждая возвышенность играет роль препятствия, обусловливающего накапливание и подъем воздушных масс. Если, например, в Западной Европе массы холодного воздуха приходят с северо-запада, то через некоторое время после ненастья на севере Германии и в центральной ее части снова устанавливается ясная погода; в Верхней же Баварии, напротив, длительное время стоит дождливая и прохладная погода, так как Альпы, препятствуя оттоку воздушных масс, до тех пор вызывают процессы вынужденного подъема, пока не прекратится приток холодного воздуха.

 

Известно также, что горные районы, расположенные на главных путях движения воздушных масс, точнее преимущественно западные склоны возвышенностей, получают значительно больше осадков, чем противоположные склоны. Жители Шварцвальда или Тюрингенского Леса знают это очень хорошо. На Швабской Юре, где хребет Трауф простирается с юго-запада на северо-восток, различия в погоде на равнине и в горах проявляются особенно резко в тех случаях, когда фронты приходят с запада, северо-запада или севера. Явления погоды, с которыми мы познакомились в главе 9, также были вызваны притоком холодного воздуха, вторгавшегося через Альгейскне Альпы тремя волнами. Первый прорыв был очень слабым, он вызвал лишь образование облачных «мечей» и относительно слабые восходящие движения воздуха; второй, более сильный прорыв холодного воздуха наблюдался после полудня и, наконец, третий произошел на следующий день. Очень часто первый прорыв является наиболее сильным, а последующие постепенно ослабевают. Теплый воздух при пересечении горного хребта поднимается вверх легче, чем холодный, и поэтому обусловливает более резкие явления погоды.

 

Читатель, наблюдая за погодой, может заметить, что изменения погоды большого масштаба в конечном счете всегда обусловлены сменой воздушных масс. Если воздушные массы сменяют одна другую через достаточно большие промежутки времени, то по характеру облаков и сопутствующим явлениям можно совершенно точно установить, является ли приближающаяся масса воздуха более холодной или более теплой, чем воздух, который она сменяет. В таком случае предсказание погоды — относительно легкое дело. Осложнения возникают лишь тогда — а в Центральной Европе это случается, к сожалению, очень часто, — когда один фронт (то есть граница между двумя воздушными массами) догоняет другой и сливается с ним. Эту игру «вперегонки» легко объяснить, ибо известно, что горох ведет себя гораздо «активнее», чем перья. Это значит, что холодные фронты обладают большей скоростью движения, нежели теплые. Теплая воздушная масса при этом поднимается, а новый холодный воздух у земли встречается со старым, находившимся в данном месте до появления теплой воздушной массы. Теплый воздух ведет себя приблизительно так же, как охапка перьев, сдавленная с боков двумя кучами гороха, и вследствие этого вытесняется вверх.

 

Далее важно, насколько отличаются друг от друга обе холодные воздушные массы как по температуре, так и по влажности. Если вследствие трения между воздушными массами и земной поверхностью (а леса, возвышенности и горы делают ее достаточно шероховатой) их перемещение все более замедляется, то формы облаков становятся столь неопределенными и расплывчатыми, что даже специалисту бывает трудно установить четкие взаимосвязи и дать надежный прогноз.

 

Названия воздушных масс, наиболее часто наблюдаемых з Европе, приведены на странице 186.

 

Улучшение видимости перед осадками (признак ненастья!), часто наступающее при всех этих изменениях погоды, объясняется тем, что притекающие воздушные массы, будь то более теплые или более холодные, всегда перемешивают или вытесняют старый, застоявшийся и загрязненный воздух, а тем самым как бы производят его очистку.

Категория: Метеорология | Добавил: fantast (09.02.2018)
Просмотров: 19 | Рейтинг: 0.0/0