Главная » Статьи » Наука » Метеорология

Можно ли предсказать погоду на 100 лет и что такое столетний календарь?

Можно ли предсказать погоду на 100 лет и что такое столетний календарь?

Человек уже давно лелеял мечту найти приметы, по которым легко можно было бы предсказывать погоду на будущее. С тех пор, как люди стали наблюдать за погодой, они пытаются найти связь между отдельными явлениями в природе и погодой. Каждый из нас, наверное, помнит много таких примет, известных ему неведомо откуда, но уж, конечно, не из школы и не из научных книг.

 

Как было бы удобно, если бы мы заранее могли составить календарь, в котором будущая погода указывалась бы с такой же точностью, с какой теперь составляются прогнозы астрономических событий, например восхода или захода солнца, фаз Луны, положения планет или затмений. Однако каждый, кто внимательно изучал погоду или читал книги по метеорологии, знает, что явления погоды необыкновенно-сложны и что долгосрочное предсказание погоды задача очень трудная; поэтому заранее определить погоду для того или иного места с помощью простых примет или быстрого расчета совершенно невозможно.

 

Среди самых интересных календарей-предсказате-лей, несомненно, нужно назвать так называемый столетний календарь, часто упоминавшийся почти во всех сельских календарях и календарях природы. Мы расскажем здесь кратко известную до мельчайших подробностей историю его возникновения и предоставим читателю самому решать, будет он в будущем доверять столетнему календарю или нет.

 

Нам придется вернуться в нашем рассказе к окончанию Тридцатилетней войны, то есть примерно к 1650 году. В то время в монастыре Лангхейм жил аббат Маврикий Кнауэр. Лангхейм расположен на крайнем севере Верхней Франконии, монастыря там теперь уже нет. После неурядиц Тридцатилетней войны аббат был, конечно, сильно занят хозяйственными делами своего монастыря, и чтобы обезопасить себя ог неурожая, очень внимательно следил за погодой.

 

Решив установить закономерности хода погоды, аббат завел особый дневник, в который записывал, совершенно не пользуясь какими-либо приборами, то, что ежедневно наблюдал. Например, он писал так: .«Утром облачно, в полдень солнце, после полудня снова облака, а вечером ветер и дождь». В своих поисках примет погоды он исходил из совершенно неправильного, но для того времени простительного представления, что яркие небесные движущиеся светила якобы оказывают непосредственное влияние на погоду.

 

Прежде всего это были планеты, видимые невооруженным глазом: Меркурий, Венера, Марс, Юпитер и Сатурн, остальные — Уран, Нептун и Плутон — тогда еще не были открыты. Чтобы получить «священное» число семь, к пяти планетам прибавили Солнце и Луну — ведь они тоже яркие, перемещающиеся относительно неподвижной Полярной звезды светила. То, что по своим физическим свойствам Солнце, Луна и планеты весьма различны, наблюдатели погоды того времени, конечно, не могли знать. Раньше верили, что погода в том или ином году зависит от одного из этих светил и, таким образом, отличается своеобразием; например, год Марса считался теплым и сухим.

 

В соответствии с этим ход погоды каждые семь лет якобы должен был повторяться. Но если бы погода через определенное количество лет повторялась, то уж во всяком случае в XX веке мы это обстоятельство, конечно, заметили бы и с удовольствием использовали бы для предсказания погоды.

 

Кнауэр производил наблюдения с 1652 по 1658 год, а когда семь лет прошли, то оказалось, что на восьмой год погода была совсем не такой, какую он наблюдал семь лет назад, да это и понятно, ведь погода отнюдь не связана с движением планет. Установив это, аббат перестал вести дневник дальше, но, обнаружив в своих записях повторявшиеся в течение года состояния погоды, он издал для соседних монастырей советы по ведению хозяйства с учетом этого хода условий погоды. Так или иначе эти записи представляют собой первые надежные метеорологические наблюдения, которые и по сей день можно использовать для оценки изменений климата.

 

Но дневник все же постигла злая судьба: одна из копий записей Кнауэра попала в руки эрфуртского врача Хельвига, занимавшегося астрологией, то есть в руки шарлатана. Этот врач издал для 1701 —1800 годов столетний астрологический календарь, в котором указывались все положения светил и их мнимое влияние на человеческую жизнь. По-видимому, для того чтобы календарь лучше расходился, Хельвигу пришла в голову злосчастная мысль: поместить в нем записи Кнауэра и выдать их за предсказания погоды.

 

В этом календаре можно было встретить невероятные вещи: погода, наблюдавшаяся 50 лет назад в Лангхейме, по астрологическому прогнозу столетнего календаря должна была снова повториться в 1701 году. Это то же самое, как если бы мы записали сегодня погоду и стали бы утверждать, что она повторится в 2001 году. Но погода, которая наблюдалась когда-то, снова не вернется, как вода никогда не течет вспять!

 

Читатель, вероятно, помнит, что аббат Кнауэр производил свои записи только в течение семи лет, Хель-виг же выпустил календарь на 100 лет. Звездочету пришлось столько раз повторять записи наблюдений Кнауэра, пока число их не достигло ста. Таким образом, никакого наблюдения за погодой в течение 100 лет не было, и нельзя думать, что погода каждые 100 лет повторяется. Заметим еще, что Кнауэр, возможно из-за болезни, частенько вообще не делал никаких записей в своем дневнике иногда по нескольку дней. Но Хельвига это мало смущало: он дополнил отсутствующие записи по своему собственному разумению! Если же учесть ошибки при переписке и високосные дни, то легко понять, что весь этот календарь был не чем иным, как курьезом.

 

Напомним читателю еще один важный факт. Кнауэр проводил свои наблюдения в Верхней Франконии, столетний же календарь читали не только там, но и в северной, и в западной Германии, и в южной, и в восточной — в переводах он обошел почти всю Европу. И вот теперь, в середине XX века, неужели еще найдутся люди, которые верят, что погода зависит от положения Венеры и может быть одинакова на территории страны или даже всей Европы.

 

Тем не менее когда сторонникам столетнего календаря приводят все эти аргументы, они ссылаются на случаи точных прогнозов по календарю. Конечно, столетний календарь не ошибется, если на апрель предскажет изменчивую погоду, на июнь — грозу, а на зимние месяцы — снег. Но для того чтобы предсказать эти само собой разумеющиеся явления, совершенно не нужно прибегать к помощи какого-либо особого календаря. Они обусловлены общим годовым ходом погоды и известны каждому.

 

Иногда столетний календарь даже должен давать правильный прогноз, потому чго, если бы он врал всегда и все его прогнозы были противоположными, достаточно было бы все его предсказания переворачивать наоборот, и он был бы совершенно точным, а это так же невозможно, как и стопроцентная оправ-дываемость прогноза.

 

Но приметы погоды, оказывающиеся правильными лишь изредка, никому не нужны. Всем известно: когда дело касается погоды, говорят все, что приходит в голову, и тем не менее какая-то доля этих утверждений может быть справедлива. Если мы, например, скажем, что в определенном месте Германии в четверг после полудня всегда идет дождь, то окажется, что такой странный прогноз иногда попадет прямо в точку, причем с довольно высокой степенью вероятности, так как в этом месте либо будет светить солнце, либо будет облачно, но без осадков, либо будет идти дождь. Те, кому захочется верить в правильность такой методики предсказания, будет замечать только совпадение прогноза с реальной погодой и не заметят многих случаев, когда предсказание было неверным.

 

Мы можем посоветовать читателю самому попробовать в течение двух или трех месяцев регулярно сопоставлять действительную погоду с предсказанием столетнего календаря; тогда станет ясно, что предсказания гораздо чаще оказываются неправильными, чем правильными, или что они так составлены, что их можно толковать, как заблагорассудится.

 

Для полной убедительности приведем еще несколько примеров. Для летних периодов 1947 и 1949 годов, которые в Германии преимущественно были теплыми и сухими, столетний календарь предсказывал частые дожди. 1953 год принес в Германию дождливое лето: начиная с июня до второй половины августа шли дожди, в столетнем же календаре это был год ААарса с засухой и сильной жарой. Для февраля 1956 года, который с 1 по 29 число отличался морозной погодой с температурой в среднем минус 15—20 градусов, предсказывались оттепель и мокрый талый снег. Для 7 февраля 1958 года в столетнем календаре отмечено: «редкие снегопады и после них морозная погода». В действительности же на юге Центральной Европы в этот день выпал снег глубиной 40—50 сантиметров, который остановил почти весь транспорт; потом наступила оттепель. Таких примеров можно привести несчетное количество.

 

В общем, составители календаря рассчитали все же правильно. Они знали, что календарь будут читать во всей Германии и если на какой-нибудь день он обещает дождь, то действительно где-нибудь в Германии наверное упадет несколько капель, если же он предсказывает солнечную погоду, то, несомненно, где-нибудь сквозь тучи проглянет солнце.

Категория: Метеорология | Добавил: fantast (09.02.2018)
Просмотров: 44 | Теги: Метеорология | Рейтинг: 0.0/0