Главная » Статьи » Наука » Научные труды КГУ

КОГНИТИВНЫЕ АСПЕКТЫ ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ СПЕЦИФИКИ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА

КОГНИТИВНЫЕ АСПЕКТЫ ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ СПЕЦИФИКИ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА

Автор – Бочегова Наталья Николаевна д-р филол. наук, профессор

Достижения когнитивной лингвистики позволили по-новому взглянуть и на проблему текста. Стало очевидным, что «текст как объект научного анализа может параллельно рассматриваться и с коммуникативных (как трансформированное знание) и с когнитивных (как трансформированное знание) позиций» [8, с. 141]. Когнитивный подход к тексту сейчас успешно разрабатывается в работах Л.Г. Бабенко и Ю.В. Казарина, Н.С. Болотновой, А.Г. Гурочкиной, Т.И. Воронцовой и В.Я. Шабеса.

 

Несмотря на неоднозначность целого ряда теоретических вопросов и проблем когнитивной лингвистики, исследователям удалось достичь определённых результатов в области концептуального анализа художественного текста. Так, ещё С.А. Аскольдов дифференцировал «концепты познания» и «концепты искусства» отмечая, что «самое существенное отличие художественного концепта зиждется на совершенно чуждой логике и реальной прагматике художественной ассоциативности» [1, с. 275]. Л.В. Миллер, акцентируя в данном понятии сочетание узуального и индивидуального, рассматривает художественный концепт как «сложное ментальное образование, принадлежащее не только индивидуальному сознанию, но и (в качестве интенсиональной составляющей эстетического опыта) психоментальной сфере определённого этнокультурного сообщества» [5, с. 41-42]. Художественный концепт, как и концепт вообще, имеет ментальный характер, культурологическую сущность, «заместительную силу» [1, с. 275]. Художественные концепты, связанные между собой отношениями включения, пересечения, дополнения, контраста, усиления, образуют концептуальную структуру текста. Н.С. Болотнова предлагает новую методику изучения концептуальной структуры текста в рамках коммуникативной стилистики. По её мнению, концептуальная структура текста, значимая для постижения его общего эстетического смысла, формируется на основе ассоциативной структуры текста в процессе его ассоциативного развёртывания, стимулированного лексической структурой текста [3, с. 11].

 

Л.Г. Бабенко и Ю.В. Казарин также разработали оригинальную методику анализа концептуального пространства текста. К предпосылкам концептуального анализа авторы указанного подхода текста относят достижения психолингвистики и традиционной стилистики. «Психо-

лингвистические эксперименты, направленные на исследование смыслового восприятия речевого сообщения и текста, подтверждают, что читатель воспринимает текст концептуально, в его смысловой целостности» [2, с. 59]. Целью концептуального анализа текста в соответствии с этим подходом является выявление парадигмы культурно - значимых концептов и описание их концептосферы. Методика анализа включает в себя такие этапы как выявление набора ключевых слов текста; определение базового концепта исследуемого концептуального пространства; а также описание обозначаемого ключевыми словами концептуального пространства, т.е. концептосферы.

 

Фреймовый подход (П. Джонсон Лэйрд, Т.А. ван Дейк, М. Минский) позволил упорядочить наши представления о процессах порождения - восприятия текста. Как известно, фрейм - это структура данных для представления стереотипных ситуаций. В рамках более развёрнутого определения «фрейм - это взаимосвязанная система когнитивных компонентов (совокупность данных), обобщённая, абстрактная репрезентация информации»[6, с.51]. Как известно, существуют фреймы значений слов, фреймы предложений, фреймы текстов (историй).

 

В данной работе мы будем использовать возможности когнитивного подхода к тексту для выявления национально-культурной специфики его концептуальной модели. Ментальные модели, существующие в нашей памяти как упорядоченные во времени последовательности стереотипных событий связаны с моделями связного текста, обеспечивают его локальную и глобальную связность, основаны на стратегии планирования текста и на процессе его восприятия [4, с. 235-239].

 

Рассмотрим роль различных уровней текстовой структуры в передаче национально-культурного своебра-зия текста. Применение полевого подхода к анализу позволит получить более чёткое представление о данной категории. Главное, что отличает тексты одной культуры от другой, - это особое мировидение, своеобразное мировосприятие, которое находит выражение в особенностях концептуальной модели текста. Концептуальная модель объективируется в тексте, прежде всего, единицами лексического уровня. Лексические единицы с этнокультурной семантикой имеют особую значимость для конструирования данной категории. Образные средства, раскрывающие национально-культурное своеобразие универсальных концептов, также являются ведущим способом проявления данной категории.

 

Таким образом, данные три компонента образуют ядро категории. Другие текстовые элементы, такие как интертекстуальные и интермедиальные включения, элементы хронотопа также могут иметь национально-культурную специфику и относятся к периферии поля исследуемой категории. Рассмотрим указанные выше особенности функционирования данной категории на конкретных примерах, сопровождая анализ этногерменевтичес-кими комментариями.

 

Категория национально-культурного своеобразия является ведущей категорией художественного текста, обусловливающей особенности проявления других его категорий, таких как образ автора, модальность, эмотив-ность, хронотоп. Этнопсихологические особенности определяют авторский взгляд на мир, проблематику и выбор темы. Это положение можно подтвердить анализом стихотворения Ч. Дивакаруни «Indian Movie, New Jersey»: Not like the white filmstars, all rib

 

And gaunt cheekbone, the Indian sex-goddess

 

Smiles plumply from behind a flowery

 

Branch. Below her brief red skirt, her thighs

 

Are satisfying solid, redeeming

 

As tree trunks. She swings her hips

 

And the men-viewers whistle. The lover-hero

 

Dances in to a song, his lip-sync

 

A little off, but no matter, we

 

Know the words already and sing along.

 

It is safe here, the day

 

Golden and cool so no one sweats,

 

Roses on every bush and the Dal Lake Clean again.

 

The sex-goddess switches To thickened English to emphasize A joke. We laugh and clap. Here We neednt be embarrassed by words Dropping like lead pellets into foreign ears.

 

The flickering movie-light Wipes from our faces years of America, sons Who want Mohawks and refuse ti run The family store, daughters who date On the sly.

 

When at the end the hero Dies for his friend who also Loves the sex-goddess and now can marry her,

 

We weep, understanding. Even the men Clear their throats to say, “What qurbani!

 

What dosti!” After, we mill around

 

Unwilling to leave, exchange greetings

 

And good news: a new gold chain, a trip

 

To India. We do not speak

 

Of motel raids, cancelled permits, stones

 

Thrown through glass windows, daughters and sons

 

Raped by Dotbusters.

 

In this dim foyer

 

We can pull around us the faint, comforting smell Of incense and pakoras, can arrange Our children s marriages with hometown boys and girls,

 

Open a franchise, win a million In the mail. We can retire In India, a yellow two-storeyed house With wrought-iron gates, our own Ambassador car. Or at least Move to a rich white suburb, Summerfield Or Fort Lee, with neighbors that will talk to us. Here while the film-songs still echo in the corridors and restrooms, we can trust in movie truths: sacrifice, success, love and luck, the America that was supposed to be (Ch. D. - 296). Национальный этос определяет авторское видение мира, тематику и проблематику стихотворения. Уже само название «Indian Movie, New Jersey» задаёт вектор тематической направленности произведения, так как содержит два концепта, принадлежащих к разным культурам -иммигрантской индийской и американской. Диалог культур, как всегда, амбивалентен, включая в себя ассимиляцию и конфликт. Конфликт поколений и утрата традиционных ценностей заключены в следующих концептах: sons who want Mohawks and refuse to run family store, daughters who date on the sly. Национально-специфические концепты передаются на родном языке выходцев из Индии, так как национально-специфические прототипы индийского qurbani и английского sacrifice, индийского dosti и английского friendship не совпадают. Национально-специфическим является также слово pakoras, являющееся

названием традиционной индийской пищи, а одноимённый концепт содержит в себе весь эмоционально-смысловой комплекс, связанный с культурой, компонентом которой данная пища является, и призван вызвать ассоциации с понятиями дом, родина. Концепты, порождённые новой культурой, делятся на две группы. С одной стороны, это концепты, связанные с идеей материального успеха: a new gold chain, a trip to India, a yellow two-storeyed house, our own Ambassador car. С другой стороны - концепты, отражающие расовую враждебность и конфликт культур: we do not speak of motel raids, cancelled permits, stones thrown through glass windows, daughters and sons raped by Dotbustres. Ценностные концепты иммигрантского этоса, связанные с идеей американской мечты, выражены лексемами success, love и luck, а их расположение в сильной позиции позволяет сделать предположение об их универсальности для иммигрантского сознания.

 

Знаковый подход к тексту позволяет нам определить роль этноспецифических концептов в формировании денотативного и концептуального пространства текста. В романе У. Отто «Американское лоскутное одеяло» («How to make an American quilt») денотативное пространство формируется целым рядом культурноспецифичных элементов, иерархически организованных в соответствии с текстовой структурой. Название романа актуализирует концепт «quilting», содержание которого претерпело те же изменения, что и многие другие концепты традиционной культуры: необходимое ремесло, искусство, национальное увлечение, поддерживающее «код памяти» нации. Структура романа определяется семью макропропозициями, названными инструкциями и пронумерованными в последовательном порядке. Это сигналы внутренней адресации, формирующие образ прогнозируемого адресата - американской женщины, знакомой с данным ремеслом и сохраняющей, таким образом, культурную память своего народа. Тщательное перечисление всех деталей и видов материалов, необходимых для изготовления лоскутного одеяла, убеждает читателя в компетентности автора и способствует, таким образом, более успешному восприятию читателем имплицитной информации, заложенной в тексте:

 

Take a variety of fabrics: velvet, satin, silk, cotton, muslin, linen, tweed, mens shirting, mix with a variety of notions: buttons, lace, grosgrain, or thick silk ribbon lithographed with city scenes, bits of drapery, appliques of flora and fauna, honeymoon cottages, and clouds. Puff them up with: down, kapok, soft cotton, foam, old stockings. Lay between the back cloth and large expanse of cotton battings. Stitch it all together with silk thread, embroidery thread. The stitches must be small, consisted, and reflect a design of their own. (W.O. -161).

 

Символическое употребление образа «quilt» подчёркивает идею многообразия, лежащего в основе формирования американской нации:

 

Do not forget that the Norse, Spanish, French, Italians, and God knows who else arrived before the English, relative latecomers to this place, and that the Indians stood on the shores, awaiting them all (W.O. - 9).

 

Диалектика жизни и смерти, истории, добра и зла заключена в концептуальном поле слова «quilt» и формируемой им сюжетной метафоре: человеческая жизнь, как лоскутное одеяло, - это переплетение предательства, потерь, непонимания и дружбы, прощения и любви. В каждом человеке уживаются два противоречивых желания: быть независимым и в то же время являться частью определённого сообщества:

 

What you should understand when undertaking the construction of a quilt is that it is comprised of spare time as well as excess material. Something left over from a homemade dress or a mans shirt or curtains for the kitchen window. It utilizes that which would normally be thrown out, "waste”, and eliminates the extra, the scraps. And out of which is left comes a new, useful object (W.O. - 9).

 

Изучение мира через художественный образ является важной частью когнитивного процесса. Об этом пишет, в частности, в своём исследовании Ю.С. Сорокин. По его мнению, виды спецификаций и конкретизаций истории (в ментально-аксиоматической форме её существования) могут быть как явно герменевтическими, так и скрыто (неявно) герменевтическими. К числу таких скрытых (неявных) герменевтических видов, возможно, по мнению автора, и относится художественный образ, позволяющий нам видеть друг в друге и всеобщее, и особенное. Иными словами, художественный образ столь же «документален», как и любой «исторический» факт и конструкт, хотя этот образ и строится на иных семиотических основаниях [7, с. 46].

 

Концептуальная модель стихотворения современного американского поэта китайского происхождения Ли-Янг Ли «Хурма» («Persimmons»): может быть представлена в виде обобщённого фрейма «иммигрант и его аккультурация». В качестве ведущей темы рассматривается диалог: «новая» культура - «старая» культура. Ключом к пониманию идейного содержания текста является образ «persimmon» (хурма), который символизирует родную для автора природу и отчий дом.

 

Ностальгия, поиски утраченной национальной идентичности находят свое выражение в образах, передающих идею родительского дома и утраченных ценностей. Образ «persimmons» связан в воспоминаниях лирического героя с образом отца Теперь ослепший, когда-то в прошлом отец рисовал картины, и на одной из них изобразил хурму:

 

I sit beside him and untie three paintings by my father: hibiscus leaf and a white flower. Two cats preening. Two persimmons, so full they want to drop from the cloth.

 

Традиционное восточное уважение к старшему поколению, к родителям находит свое выражение и в структуре стихотворения. Слово «father», наряду со словом «persimmon», находится в сильной позиции, в одной из завершающих строф.

 

Не raises both hands to touch the cloth, asks, Which is this?

 

This is persimmon, Father.

 

Образы «persimmons» и «father» стоят в одном ряду, сближаются семантически в контексте стихотворения, и оба символизируют родину для человека, оказавшегося в другой стране, в иной культуре. «Persimmon» - продукт материальной культуры, понятие, относящееся к концептуальному полю «пища» и поэтому, как может показаться, нечто прозаичное и приземленное. «Father» - это концепт и духовный, и физический, выражающий в данном стихотворении идею любви, уважения, связи поколений. Тем не менее, оба эти образа, и «обыденный», и «высокий», выражают идею родины, которая воплощается для конкретного человека не столько в абстрактных ценностях, сколько в мелочах быта, заключающих в себе дух повседневной жизни с ее насущными заботами.

 

Концовка стихотворения снова привлекает внимание читателя к паронимам «precision» и «persimmons». Чтобы рисовать картины, и, в частности, «persimmons» (хурму), нужна точность (precision). В концовке стихотворения слово «persimmon» становится символом любви, родины и культурной памяти:

 

Some things never leave a person:

 

Scent of the hair of one you love,

 

The texture of persimmons,

 

In your palm, the ripe weight.

Таким образом, знаковый подход к тексту позволяет нам определить роль этноспецифических концептов в формировании денотативного и концептуального пространства текста. Концептуальная модель всех текстов, принадлежащих к иммигрантскому дискурсу, может быть представлена в виде обобщённого фрейма «иммигрант и его испытания»; данная модель наполняется конкретным содержанием в рамках диалога и конфликта двух конкретных взаимодействующих культур.

 

Изучение художественных текстов является важным направлением когнитивной лингвистики, так как художественный дискурс является, в большой степени, воплощением коллективного бессознательного и является, таким образом, «зеркалом» самоидентификации и наиболее объективным источником изучения национального этоса.

 

Категория: Научные труды КГУ | Добавил: fantast (16.02.2018)
Просмотров: 87 | Рейтинг: 0.0/0