Романтизм и его признаки в теории литературы

От реалистического метода во многом отличен метод романтизма. Происхождение термина «романтизм» учеными точно не установлено. Скорее всего он возник под влиянием слов «роман» и «романический». В XVIII веке романическим (или романтическим) было принято называть все фантастическое и необыкновенное, ибо романы того времени были полны вымысла и фантастики.

 

В романтических произведениях всегда есть элемент чудесного и необыкновенного. В основе романтического метода лежит стремление художника изображать не обычную жизнь в ее повседневных проявлениях, а показывать необыкновенные, возвышенные, идеальные образы, взятые не только из жизни, но и созданные воображением. Романтика не смущает то, что его образы не соответствуют фактам обыденной жизни. Как раз для того, чтобы преодолеть эту обыденность, он и прибегает к вымыслу и воображению. Молодой Горький, стоявший на романтических позициях, писал А. П. Чехову в начале января 1900 года: «Право же — настало время нужды в героическом: все хотят возбуждающего, яркого, такого, знаете, чтобы не было похоже на жизнь, а было выше ее, лучше, красивее. Обязательно нужно, чтобы теперешняя литература немножко начала прикрашивать жизнь, и как только она это начнет — жизнь прикрасится, т. е. люди заживут быстрее, ярче».

 

Источником романтических образов является в конечном счете реальная жизнь, но писатель-романтик гораздо в большей степени, чем реалист, преображает реальные впечатления в соответствии со своим представлением об идеале. Так, М. Ю. Лермонтов, отталкиваясь от рассказа старого монаха, смирившегося со своей судьбой, создает идеализированный образ непреклонного юноши, который «знал одной лишь думы власть, одну, но пламенную страсть» — любовь к свободе. В отличие от своего жизненного прототипа герой поэмы «Мцыри» предпочитает умереть, чем томиться в неволе. Еще больший элемент фантазии внесен Лермонтовым в образ Демона. Реальной основой этого образа было резко отрицательное отношение к устоям феодально-крепостнической России со стороны самого поэта и лучших его современников. Это идейно-психологическое состояние Лермонтов воплотил в легендарно-фантастический образ Демона, поднимающего бунт против бога и божественного миропорядка. Устами своего героя поэт осудил «ничтожную землю», Наделенные качествами идеально положительных героев или, напротив, исключительных злодеев, персонажи романтических произведений совершают необыкновенные поступки, участвуют в исключительных, нередко фантастических событиях.

 

Стремление писателей-романтиков как можно ярче выразить свое отношение к изображаемому, увлечь читателя тем идеалом, который они утверждают, проявляется р особой эмоциональности, приподнятости и красочности их языка. Отсюда пристрастие романтиков к стихотворной речи и к тем жанрам, которые позволяют свободно вводить вымысел и фантастику (баллада, поэма, легенда, сказка). Например, М. Горький в рассказе:«Старуха Изергиль» вкладывает в уста старой цыганки легенду о Данко, который один спас свой народ от рабства и гибели. Чтобы помочь своим соплеменникам выйти из темного леса, Данко собственными руками разрывает себе грудь, вынимает сердце и поднимает его, как факел, высоко над головой. Эпизод этой передан автором средствами предельно эмоциональной речи, насыщенной яркими сравнениями, метафорами, эпитетами, гиперболами и т. д.:..

 

«— Что я сделаю для людей?! — сильнее грома крикнул Данко.

 

И вдруг он разорвал руками грудь и вырвал из нее свое, сердце и высоко поднял его над головой.

 

Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал, освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же, изумленные, стали как камни».

 

Как видим, создатели романтических произведений не всегда придерживаются изображения жизни в формах самой жизни: они чаще, чем реалисты, прибегают к условно-фантастическим, символическим и аллегорическим образам.

 

То, что романтики так часто обращаются к необыкновенному, исключительному, прибегают к вымыслу, фантастике, художественной условности, вовсе не означает, что в их книгах нет жизненной и художественной правды. Ведь жизнь состоит не из одних серых будней и однообразных мелочей быта, в ней есть место и ярким праздникам, и необыкновенным событиям, и чудесным приключениям, и возвышенным стремлениям. Романтический метод как раз и призван ярко запечатлеть эти необыкновенные, праздничные, идеальные стороны действительности: Художник-романтик воспроизводит жизнь в ее высших возможностях, смело прибегая при этом к творческому вымыслу и фантазии. О своеобразии создания романтических образов очень хорошо сказал критик-марксист В. В. Боровский: «Поэт-романтик не просто воспринимает в художественных образах окружающий его мир, а воспринимает его в преувеличенных линиях, в сгущенных красках, в потенцированных формах. И воспроизводит он эти эстетические эмоции не так, как воспринял их, а в свою очередь фантастически преувеличенно».

 

Реализм и романтизм представляют собой две гранй единого в сущности процесса художественного познания и преобразования жизни и, как правило, в литературе сопутствуют друг другу. На это не раз указывал М. Горький. В статье «О том как я учился писать» М. Горький справедливо заметил, что по отношению к та-1 ким писателям-классйкам, как Бальзак, Тургенев, Тол^ стой, Гоголь, Лесков, Чехов, трудно сказать с достаточной точностью — кто они, романтики или реалисты? Почти одновременно Н. В. Гоголь создал реалистическую «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном. Никифоровичем» и романтическую эпопею «Тарас Бульба». В реалистически суровую атмосферу «Мертвых душ» врывается романтически окрыленный образ «птицы-тройки». Подобное же смелое сочетание реализма и романтизма встречаем мы и в произведениях М. Горького, особенно в ранний период его творчества. Исследователи литературы до сих пор не решили вопроса о том, каким художественным методом написан роман М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени», настолько тесно переплетаются в этом произведении черты реализма и романтизма.

 

Романтизм как художественный метод и литературное направление сложился в европейской литературе в переходную эпоху, в конце XVIII — начале XIX века, как реакция на начавшееся разрушение многовековых устоев феодализма и болезненное становление капитализма. В обстановке, когда старые общественные связи и нормы жизни быстро распадались, а новые еще не окрепли, люди чувствовали себя в окружающем их мире крайне неуютно и неустойчиво. Так появилась социально-историческая почва для романтического мировоззрения, характерной чертой которого является неприятие окружающей повседневности. В зависимости от классовых и сословных позиций носителей романтического мировоззрения оно приобретало или прогрессивно-революционную окраску, или черты консервативно -реакционные. На этой основе и сложились два соответствующих романтических течения в искусстве и литературе конца XVIII — начале XIX века.

 

Выдающимися представителями прогрессивно-революционного романтизма были Д. Байрон в Англии, В. Гюго во Франции, молодой А. Пушкин и М. Лермонтов в России. В своих произведениях они утверждали величие свободной человеческой личности, звали к торжеству высоких гуманистических идеалов. Этот романтизм, по словам М. Горького, носил социально-активный характер и служил как бы переходным мостом от настоящего к будущему.

 

Романтизм сторонников отживших феодальных классов, проникнутый сожалением о прошлом, уводивший читателей в мир узколичных переживаний и религиозных фантазий, напротив, носил консервативно-реакционный характер. Так, немецкие романтики конца XVIII --начала XIX века Л. Тик и Ф. Новалис, отворачиваясь от прозы буржуазной действительности, идеализировали мрачное средневековье. В русской литературе первым по времени поэтом-романтиком был В. А. Жуковский. Его идеалы носили преимущественно консервативный характер. В отличие от Пушкина и декабристов, звавших в своих романтических стихах и поэмах к гражданской доблести во имя свободы, Жуковский уходил от жизненных противоречий в воображаемый мир, полный таинственного и чудесного.

 

Определить социальную направленность и литературное значение произведений, написанных романтическим Методом, — дело трудное не только для рядовых читателей, но и для ученых, поскольку общественное содержание этих произведений нередко бывает скрыто необычностью и сложностью их художественной формы. Кроме того, общественные и творческие позиции многих романтиков были неустойчивыми и противоречивыми, что еще больше затрудняет исследователям литературы отнесение этих писателей к тому или иному общественному лагерю и литературному течению. Так, борьбой прогрессивных и консервативных тенденций отмечен романтизм В. А. Жуковского; в высшей степени противоречиво творчество знаменитого немецкого романтика Э. Гофмана и многих других писателей романтического направления.

 

Исторической заслугой романтиков начала XIX века было то, что они освободили литературу от устаревших канонов классицизма, обогатили искусство слова глубоким изображением внутренней жизни личности, В. Г. Белинский считал, что «в теснейшем и существеннейшем своем значении романтизм есть не что иное, как внутренний мир души человека, сокровенная жизнь его сердца». Однако писатели-романтики XIX века решительно противопоставляли идеалы и действительность и потому не видели жизненных путей к достижению своих идеалов; они переоценивали роль отдельной личности и мало внимания обращали на социально-исторические обстоятельства, которые формируют характеры людей и объединяют их в социальные классы и группы. Их герой показан как титаническая, но одинокая личность, лишенная многих конкретных социально-исторических качеств и примет. Поэтому в ходе поступательного развития литературы романтизм уступил свое ведущее место реализму— методу, который, как мы уже говорили, дает возможность писателю гораздо полнее и объективнее изображать жизнь и рисовать человеческие характеры в неразрывной связи с теми обстоятельствами, которые их формируют.

 

Романтические тенденции, ослабленные в русской литературе 50—80-х годов XIX века, вновь усилились в 90-е годы, т. е. на переломе между вторым и третьим этапами освободительного движения. В творчестве символистов' эти тенденции приобрели пассивно-реакционный характер как призыв уйти из реального мира с его социальными тревогами и острой политической борьбой в узкий мирок буржуазного индивидуализма и религиозно-философской мистики. Примером такого мистического роман* тизма могут служить «Стихи о прекрасной Даме» А. Блока. Другая линия романтизма в литературе конца XIX —-начала XX века представлена молодым М. Горьким и поэтами рабочего класса. Они развивали традиции революционного романтизма. Романтизм Горького был вы-, зван энтузиазмом российского пролетариата, поднимав-? шегося на решительную и победоносную борьбу с вековыми угнетателями трудового народа. Романтические, герои Горького погибают, но их гибель уже озарена предчувствием победы того дела, во имя которого они сложили свои головы. В этих героях, хотя и изображенных в условно-фантастической форме и наряженных в сказочно-легендарные одеяния, современники писателя узнавали себя и свои порывы к революционному подвигу. «Мы, старые рабочие, — вспоминал позже П. А. Заломов, — видевшие начало марксистского движения на фабриках и заводах, были революционными романтиками. «Песня о Соколе» звучала для нас как боевая труба, вызывала слезы восторга».

 

В советской литературе романтизм как самостоятельный художественный метод и литературное направление; не существует: творческим методом советских писателей является социалистический реализм. Но социалистический реализм не отбрасывает, а вбирает в себя лучшие достижения и приобретения прогрессивно-ре-волюционного романтизма: устремленность к возвышенному и прекрасному, лиризм и патетику, смелый полет фантазии, яркость языка. Романтическая настроенность придает художественному творчеству окрыленность, служит противоядием против бездушного объективизма и натуралистической приземленное™. Хорошо сказал об этом Л. Леонов: «Романтизм — это тот гормон, который подымает художественное ремесло на уровень подлинного искусства. И постольку всякий реализм, поскольку он не дочет выродиться в мелкотравчатый натурализм, должен быть романтическим».

 

Советские писатели-реалисты, в творчестве которых легко прослеживаются романтические тенденции, не противопоставляют идеал и действительность, что было правилом ддя романтиков, живших в условиях эксплуататорского общества; наши писатели ищут в самой жизни, то, дтр подтверждает их идеал прекрасного. Это стало возможным потому, что коммунистический идеал, которым вдохновляются советские художники, не утопия, а научная теория, все более и более подтверждаемая реальной практикой построения коммунистического общества. Вот почему советские писатели имеют возможность, по словам К. Паустовского, видеть и показывать «необыкновенное в обыкновенном». Ярким образцом произведения социалистического реализма, в котором с большим мастерством развиты романтические традиции, может служить роман А. Фадеева «Молодая гвардия». Оставаясь верным правде жизни, А. Фадеев в образах положительных героев выдвигает на первый план лучшие черты их характеров, рассказывает об их жизни горячо, взволнованно, романтически приподнято.

 

Для того чтобы не отождествлять романтическую устремленность советской литературы с романтизмом как самостоятельным художественным методом литературы прошлого, вместо термина «романтизм» применительно к творчеству А. Фадеева, В. Маяковского, М. Светлова, К. Паустовского и других советских писателей в научной литературе последних лет пользуются термином «романтика».

Категория: Литературные статьи | Добавил: fantast (31.12.2018)
Просмотров: 28 | Рейтинг: 0.0/0