Стихотворная речь и ее назначение

Художественная речь существует в двух разновидностях: в прозе и в стихах. Слово «проза» произошло от латинского выражения prosa oratio, что. значит «прямо обращённая, обыкновенная речь». Прозаическая речь употребляется не только в художественной литературе, но и во всех других сферах речевого общения между людьми.

 

Термин «стих» греческого происхождения. Древнегреческое слово stichos первоначально означало «ряд», «строй», «порядок». Стихотворной называется речь, которая подчиняется особым законам ритма и звуковой организации. Внешним показателем стихотворной речи является ее деление на речевые отрезки, называемые стихами. Каждый стих при произношении отделяется от предыдущего и последующего стихов стихотворными паузами, а в письменном или печатном тексте каждый стих пишется в отдельную стихотворную строку.

 

Стихи мои! Свидетели живые

За мир пролитых слез!

Родитесь вы в минуты роковые

Душевных гроз

И бьетесь о сердца людские,

Как волны об утес.

 

Приведенное стихотворение Н. А. Некрасова состоит из шести стихов, выделенных в шесть стихотворных строк.

 

Прозой чаще всего пишутся произведения, авторы которых стремятся к максимально правдивому и естественному выражению своих мыслей. Так, Л. Н. Толстой не любил стихов. Он говорил, что стихотворная форма стесняет выражение мысли и чувства писателя, поскольку он должен всегда помнить о размере и рифмах. Но, стесняя в какой-то мере свободу выражения авторского замысла, стихотворная речь, при умелом владении ею, делает мысль предельно выразительной и проникновенной. При всей своей нелюбви к поэзии Лев Толстой признавал, что стихами «можно выразить часто гораздо короче и сильнее то, что иначе так сказать нельзя». Мемуаристы вспоминают, что стихи Пушкина, Тютчева, Фета производили на Толстого сильнейшее впечатление. Однажды, слушая стихотворение Ф. Тютчева «Есть в светлости осенних вечеров», Л. Толстой был до того взволнован, что разрыдался.

 

Стихами, как правило, пишутся произведения, которые отличаются предельной концентрированностью мысли и повышенной эмоциональностью тона. Такие произведения составляют особый вид словесного искусства — поэзию. Поэзия — это искусство образного воспроизведения действительности в форме стихотворной, ритмизировано-музыкальной речи. В отличие от прозаиков, тяготеющих к спокойно-эпическому повествованию об окружающей их жизни, поэты воспроизводят действительность в форме взволнованного лирического переживания или рассказа, окрашенного личным чувством. И для этой цели больше подходит именно стихотворная речь, а не проза. Настоящие стихи, по словам Н. Тихонова, являются «сгустком поэтической энергии». «Поэтический язык, — писал В. Г, Короленко, — краткий, сжатый, картинный и музыкальный».

 

Чтобы понять причины повышенной смысловой и эмоциональной выразительности поэтической стихотворной речи, надо знать те особенности, которыми обладает речь, организованная по правилам стихосложения.

 

Первая особенность поэтической речи, определяемая ее членением на стихи, заключается в том, что в ней гораздо больше пауз, чем в прозаической речи, и темп чтения примерно в два раза медленней, чем темп чтения прозы.

 

На берегу пустынных волн|

Стоял он, (дум великих полн,||

И в даль глядел.| Пред ним широко|

Река неслася; |бедный челн|

По ней стремился одинокоЦ

 

В приведенном отрывке из поэмы А. С. Пушкина «Медный всадник», кроме пяти смысловых пауз (отмечены тонкими вертикальными чертами), имеется пять стихотворных пауз (отмечены жирными вертикальными чертами), которые обязательно надо выдерживать при чтении стихов.

 

Повышенная смысловая и эмоциональная насыщенность слова в стихах объясняется и тем, что слов в стихотворной строке гораздо меньше, чем в строке прозаической. Поэтому каждое слово в стихе приобретает особую значимость, весомость и образную силу.

 

В синем небе звезды блещут,

В синем море волны хлещут,

Туча по небу идет,

Бочка по морю плывет.

 

В приведенном четверостишии из «Сказки о царе Салтане» А. С. Пушкина слов совсем немного, но каждый стих заключает в себе яркий художественный образ. Вот почему чтение стихов должно быть неторопливым, вдумчивым, выделяющим каждое слово и его смысловую наполненность. Торопливо-бездумное проговаривание стихов искажает их смысл, лишает поэтичности и художественной силы.

 

Третья важная особенность стихотворной речи заключается в ее ритмической организованности и размеренности. Стихотворная речь подчиняется четким законам ритма и стихотворных размеров.

Что такое ритм и какую роль играет он в жизни и искусстве?

 

В окружающем нас мире многие явления сменяют друг друга с известной равномерностью и повторяемостью. Периодически повторяются день и ночь, времена года, равномерно дыхание человека, работа его сердца и т. д. Равномерное чередование, повторение однородных, соизмеримых друг с другом единиц движения получило название ритма (от греч. rhytmos — соразмерность, стройность). Ритмичность является важным условием многих жизненных процессов: благодаря ритмичности деятельности сердца и легких эти органы могут работать без остановки многие годы. Ритм облегчает трудовые процессы. Вспомним, как слаженны и равномерны движения гребцов на многовесельных лодках. Осознав упорядочивающее значение ритма в труде, люди с давних времен стали подчеркивать ритм трудовых движений трудовыми песнями. Такова, например, знаменитая песня волжских бурлаков и грузчиков «Дубинушка».

 

Благодаря своей упорядочивающей, организующей роли ритм получил художественно-эстетическое значение, стал неотъемлемым качеством таких искусств, как танец, музыка, поэзия. Стихотворная поэтическая речь ритмична. Поэтому она более музыкальна, чем проза, лучше запоминается, сильнее обычной речи воздействует на чувства читателей и слушателей.

 

Ритмичность стихотворной речи достигается прежде всего ее членением на стихи и разделяющие их паузы. Равномерное чередование стихов и пауз создает основной ритм стихотворной речи. Членение обычной речи, прозы на абзацы, предложения, фразы диктуется законами смысла. Членение стихотворной речи, кроме подчинения смыслу, логике высказывания, определяется еще и законами ритма заданного стихотворного размера.

 

Возьмем для примера отрывок из поэмы А. С. Пушкина «Полтава»:

 

Тиха украинская ночь.

Прозрачно небо. Звезды блещут.

Своей дремоты превозмочь

Не хочет воздух. Чуть трепещут

Прозрачных тополей листы.

Луна спокойно с высоты

Над Белой Церковью сияет

И пышных гетманов сады

И старый замок озаряет.

Из приведенного отрывка видно, что членение' стихотворной речи на предложения и стихи (стихотворные строки) подчинено разным правилам, и поэтому предложения и стихи могут совпадать, а могут и не совпадать друг с другом. Деление речи на предложения свободное. Так, в первом предложении — три слова, во втором и третьем — по два слова, в четвертом—шесть слов, в пятом — пять, а в шестом — целых шестнадцать. Членение речи на стихи более упорядочено, оно подчинено не смыслу высказывания, а определенному стихотворному размеру, проходящему нередко через все произведение. Так, в каждом стихе приведенного отрывка восемь или девять слогов. Равновеликость стихов является главным условием ритмичности, равномерности стихотворной речи.

 

Стихотворный ритм сложно взаимодействует с ритмом, образуемым смысловым делением речи. При совпадении стихов и предложений (фраз) ритмичность стихотворной речи усиливается, поскольку стихотворные паузы в конце каждого стиха не ослабляются паузами смысловыми; наоборот, последние как бы присоединяются к ритмическим послестиховым паузам и делают их более заметными:

 

Ночь идет на мягких лапах,

 

Дышит, как медведь.

 

Мальчик создан, чтобы плакать,

 

Мама — чтобы петь.

 

(В. Инбер)

 

В тех случаях, когда предложения или фразы не умещаются в стихах и переносятся в следующие стихи, стихотворный ритм ослабляется, стихи приобретают более «прозаическое» звучание.

 

В последних числах сентября (Презренной прозой говоря)

В деревне скучно: грязь, ненастье,

Осенний ветер, мелкий снег,

Да вой волков. Но то-то счастье Охотнику1

Не зная нет,

В отъезжем поле он гарцует,

Везде находит свой ночлег,

Бранится, мокнет и пирует

Опустошительный набег.

 

В процитированном отрывке из поэмы А. С. Пушкина «Граф Нулин» намеренная «прозаизация» поэтической речи достигнута и лексическими средствами (подбором «прозаизмов») и средствами синтаксиса; Длинные рас* пространенные предложения, охватывающие несколько» стихов, обилие стихотворных переносов — все это при* глушает стихотворный ритм, приближает интонацию к прозаической речи.

 

Стихотворные переносы выступают не только (сак средство прозаизации поэтической речи, они также могут придавать ей повышенную эмоциональность и внутренний драматизм. В этих случаях несовпадение стихотворного ритма с ритмом обычного членения речи подчеркивает взволнованность говорящего. Такова, например, речь автора при описании Петра во время Полтавской битвы:     

Тогда-то свыше вдохновенный

Раздался звучный глас Петра:

«За дело, с богом!» Из шатра,

Толпой любимцев окруженный,

 

Выходит Петр. Его глаза

Сияют. Лик его ужасен.

Движенья быстры. Он прекрасен.

Он весь как божия гроза

Идет... Ему коня подводят...

 

В приведенном отрывке в пяти первых стихах четыре переноса. Несовпадение стихотворных и смысловых пауз ведет здесь к обилию остановок речи. Вместе с тем эти паузы (и смысловые и стихотворные) очень коротки, что хорошо соответствует быстрому темпу и взволнованной интонации данного речевого отрывка.

 

Ритм и интонация стихотворной речи во многом зависят от длины стихотворных строк. Чем короче стихотворные строчки, тем чаще перебиваются они стихотворными паузами и тем ощутимее стихотворный ритм. Поэтому в тех случаях, Когда поэтам надо высказать мысль и чувства, требующие неторопливого ритма и темпа, торжественной или спокойно-грустной интонации, они прибегают к стихотворным размерам, включающим большое количество слогов в стихе. Так, спокойно-торжественная по тону «Песнь о вещем Олеге» А. С. Пушкина написана II- и 9-СлОжными стихами:

Как ныне сбирается вещий Олег,        

Отмстить неразумным хазарам,

Их села и нивы за буйный набег

Обрек он мечам и пожарам.

Короткие стихотворные строчки придают стихотворной речи более четкий ритм, убыстряют темп, лучше передают интонации бодрости, радости, непринужденной разговорности:

Ночной зефир Струит эфир.

 

Шумит,

 

Бежит

 

Гвадалквивир.

 

(А. Пушкин)

Ритмичность стихотворной речи усиливается тем, что в пределах стихотворной строки чередование ударных и безударных слогов обычно подчинено определенному порядку, или стихотворному размеру. Каждый стихотворный размер образуется из определенного сочетания стоп, состоящих из двух или трех слогов.

 

Сочетание двух слогов с ударением на последнем слоге образует стопу, которая называется я м б о м. Условное обозначение ямба «v_/» (пора). Вот пример стихотворной строки, написанной «чистым» четырехстопным ямбом:

Пора, пора! рога трубят.

(А. Пушкин)

Сочетание двух слогов с ударением на первом слоге образует стрпу, называемую хореем ('w). Вот стих, состоящий из четырех стоп хорея:

Мчатся тучи, вьются тучи...

(А. Пушкин)

Дактиль — трехсложная стопа с ударением на первом слоге ('w^):

 

Тучки небесные, вечные странники,

Степью лазурною, цепью жемчужною

Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники,

С милого севера в сторону южную.

 

(М. Лермонтов)

В каждом стихе этого четверостишия по четыре стопы дактиля, следовательно, размер, которым написаны стихи — четырехстопный дактиль.

 

Амфибрахий — размер, в котором стопа, состоящая из трех слогов, имеет ударение на среднем слоге (w'w):

Последняя туча рассеянной бУри!

 

Однй ты несёшься по ясной лазури.

 

(А. Пушкин)

 

Эти стихи написаны четырехстопным амфибрахием.4

 

Анапест — стопа из трех слогов с ударением на последнем слоге (ч>чУ). Вот стихи А. Фета, написанные трехстопным анапестом:

 

Я тебё ничегб не скажу,

 

Я тебй не встревбжу ничуть,

 

И о тбм; что я мблча твержу,

 

Не решусь ни за чтб намекнуть.

 

Во всех приведенных примерах стихотворные размеры выдержаны с идеальной точностью. Но в стихотворной практике такое строгое следование избранным размерам не всегда наблюдается. Чтобы сделать речь более естественной и выразительной, поэты прибегают к самым разнообразным вариациям основных стихотворных размеров. Эти вариации создаются сочетанием различного количества стоп в стихе в пределах избранного размера, разными окончаниями конечных стоп в стихах, наличием внутри стиха сверхразмерных ударений или отсутствием ударений, требуемых размером, и рядом других элементов построения стихотворной речи.

 

Возьмем, к примеру, четверостишие из романа «Евгений Онегин»:

 

/ /

 

Высокой страсти не имея         1

 

Для звуков жизни не щадить.

 

Не мог он ямба от хорея,

 

Как мы ни бились, отличить.  /

 

Стихи эти написаны четырехстопным ямбом с некоторыми отступлениями от метрической схемы: в первом, втором и третьем стихах вместо четырех ударений, требуемых размером, имеется только по три ударения; в четвертом стихе только две стопы из четырех имеют ударения. Стопы, в которых, отсутствует требуемое по размеру ударение, называются облегченными (облегченные стопы, или пиррихий, в двусложных размерах — ямбе и хорее — встречаются довольно часто). Заметим также, что .в первой и третьей строке анализируемого нами четверостишия конечные стопы имеют добавочный заударный слог и внешне стопа приобретает характер амфибрахия. Подобные стопы, стоящие на конце стиха и имеющие добавочные слоги, называются наращенными.

 

Но могут быть и такие стихи, в которых конечные стопы не имеют необходимого по размеру количества слогов. Подобные стопы называются усеченными. Приведенные стихи написаны двустопным дактилем, но последняя строка резко выделяется из остальных своим ритмическим рисунком, потому что вторая стопа в ней состоит всего лишь из одного ударного слога. Схематически эту строку можно изобразить так: /v^v^|,|.

 

Таким образом, если основной стихотворный (или метрический) размер произведения — это канва, то конкретный ритм, образуемый вариациями размера, — тот прихотливый узор, который создается живым звучанием поэтической речи, передающей малейшие оттенки мысли и чувства автора. Поэтому мы не ощущаем однообразия основного размера, даже если он проходит через большое произведение. (Например, «Евгений Онегин» А. С. Пушкина написан четырехстопным ямбом, «Василий Теркин» А. Т. Твардовского —четырехстопным хореем.)

 

В баснях и стихотворных комедиях пользуются вольным ямбическим стихом. Количество стоп в каждой стихотворной строке вольного ямба не подчинено строгому порядку, поэтому строки могут резко отличаться друг от друга по длине, что ведет к снижению напевности басенного стиха, придает ему ритм и интонацию разговорной речи: Проказница Мартышка,

 

,              : Осел, • • . ; .

 

Козел

 

Да косолапый Мишка

 

Затеяли сыграть квартет.

 

(И. Крылов)

 

Разобранная нами система стихосложения, в которой соизмеримость стихов (а следовательно, и их ритмичность) достигается равенством слогов в каждом стихе и строгим порядком чередования ударных и безударных слогов, называется силлабо-тонической или слого-ударной (от греч. syllabe — слог, tonos — ударение).

 

Наряду с силлабо-тонической системой в русской Поэзий Применяется также тоническая система стихосложения, в которой соизмеримость и ритмичность стихов достигается одинаковым количеством ударений в каждом стихе, а равенство слогов в стихе и порядок чередования ударных и безударных слогов играют подчиненную роль или вообще не принимаются в расчет.

 

Тоническим (его еще называют акцентным) стихом широко пользовался В. Маяковский. Вот пример четырехударного тонического стиха из стихотворения В. Маяковского «Послание пролетарским поэтам»:

 

Я мёряю

 

по коммуне

 

стихбв сорт!,

 

в коммуну

 

Душ4

 

потому влюбленй,

 

что коммуна,

 

1             по-мбему,

 

огрбмная выеотб,

 

что коммуна,

 

по-мбему,

 

глубочайшая глубинб.

ются четыре ударения. Тонический характер своих стихов В. Маяковский подчеркивал графическими средствами, разделяя стих на несколько коротких стихотворных строк с одним-двумя ударениями. Подобное расположение стихов «лесенкой» усиливает смысловую и ритмическую роль отдельных слов и коротких словосочетаний в стихах Маяковского. Очень хорошо сказал об этом сам поэт в статье «Как делать стихи?»: «Раздел строчек часто диктуется... необходимостью вбить ритм безошибочно, так как наше конденсированное экономическое построение стиха часто заставляет выкидывать промежуточные слова и слоги, и если после этих слогов не сделать остановку, часто большую, чем между строками, то ритм оборвется. Вот почему я пишу:

 

Пустота...

 

Летите,

 

в звезды врезываясь.

 

«Пустота» стоит отдельно, как единственное слово, характеризующее небесный пейзаж. «Летите» стоит от-. дельно, дабы не было повелительного наклонения: «Летите в звезды», и т. д.»

 

У В. Маяковского и у многих современных поэтов встречаются также свободные стихи. Они еще больше, чем тонические, приближаются к ритму и интонациям разговорной речи, Основным ритмообразующим моментом в таких стихах является членение речи на стихи и разделяющие их паузы, а прочие элементы, образующие ритм стихотворной речи, играют подчиненную роль:

 

Она пришла с мороза,

 

Раскрасневшаяся,

 

Наполнила комнату Ароматом воздуха и духов,

 

Звонким голосом

 

И совсем неуважительной к занятиям Болтовней.

 

В приведенных стихах А. Блока нет рифм, что еще больше подчеркивает их свободное построение. Однако в большинстве стихотворных произведений рифма составляет очень важный компонент стихотворной речи. Обычно рифмой называют созвучие окончаний двух, трех или нескольких стихов. Но рифма как звуковая перекличка может быть и в начале стихов и в их середине (так называемая внутренняя рифма). Возьмем для примера строфу из стихотворения А. Блока:

 

Черяый ворон в сумраке с нежном,

 

Черный бархат на смуглых плечах.

 

Томный голос пением нежным

 

Мне поет о южных ночах.

 

В этом четверостишии рифмуются не только концы стихов, но и их начала.

 

Рифма играет прежде всего музыкально-ритмическую роль, повышая звучность и мелодичность стихотворной речи. Но она выполняет в стихах и важную смысловую роль. «Рифма, — писал В. Маяковский, — возвращает вас к предыдущей строке, заставляет вспомнить ее, заставляет все строки, оформляющие одну мысль, держаться вместе». Слова, стоящие в конце стихов и скрепленные рифмой-созвучием, приобретают особую силу и выразительность. Большой мастер стихотворной речи В. Маяковский, делясь своим опытом с молодыми поэтами, говорил: «Я всегда ставлю самое характерное слово в конец строки и достаю к нему рифму во что бы то ни стало».

 

Для того чтобы рифмы производили яркое впечатление и оставались в памяти, они должны быть звучными и оригинальными. Звучность или богатство рифмы достигается в том случае, когда в рифмующихся словах совпадает большое количество звуков: неудачненький— дачники, замертво — гекзаметром. Оригинальность рифмовки достигается созвучием слов, которые до этого не встречались в подобном сочетании. Непревзойденным мастером таких неожиданных рифм был В. Маяковский. Вот некоторые из рифм «Стихов о советском паспорте»: движется — книжица, у рта — паспорта, слоновости — новости, господину — паспортину, носильщика — на сыщика, распят — паспорт. Если в стихах постоянно рифмуются одни и те же слова, то такие рифмы кажутся бедными, даже если они и полнозвучны. Еще Пушкин смеялся над пристрастием поэтов к рифме «морозы — розы». Бедными кажутся также рифмы, образуемые одинаковыми частями речи, особенно в одной и той же грамматической форме: полями — лугами, твою — свою, ругает — пугает. Гораздо живее и полновеснее выглядят рифмы, образуемые сочетанием разных частей речи: нагретом — поэтом, одна — бедна, моложе — что же'

 

И Т. Д.  '> ч

 

У больших поэтов рифма, как и другие элементы стиха, никогда не является самоцелью. Оригинальность и звучность рифм у них не подавляют смыслового содержания стихов. Поэтому поэты-классики от Пушкина до Маяковского наряду с усиленными поисками оригинальных полнозвучных рифм широко пользовались рифмами, получившими распространение в творчестве их предше-> ственников и современников.              ч'

 

В русской классической поэзии, как правило, встречаются точные рифмы, образуемые полным совпадением рифмующихся звуков: стулья — улья, городков — Петушков, безумный — шумный. В современной поэзии наряду с точными рифмами все чаще употребляются приблизительные рифмы, в которых звуки совпадают не полностью; бёрега— Америка, выев — роговые, исстари — мистеры.

 

По месту ударений в окончаниях стихов различают мужские рифмы, когда последний слог в стихе ударный (беда — куда), женские — рифмы с ударением на предпоследнем слоге (прйвил — заставил) и дактилические, когда рифмующиеся слова оканчиваются двумя безударными слогами (лёсенка— пёсенка). Чем ближе к концу стиха конечное ударение, тем резче переход от стиха к паузе и четче стихотворный ритм. Поэтому наибольшую четкость и энергию стихотворному ритму придают мужские рифмы. Ярким примером большой выразительности стиха, достигнутой наряду с другими элементами смежными мужскими рифмами, является стихотворная речь поэмы Л1. Ю. Лермонтова «Мцыри», в1 которой мужские рифмы падают, как «удар меча» (В. Белинский), звучат, как «стук заключенного в стену своего каземата» (И. Тургенев).

 

Ритмичность и упорядоченность стихотворной речи часто усиливается членением стихотворного произведения на строфы. Строфой называется сочетание двух или более стихов, объединенных особой рифмовкой и особой интонацией и образующих единое ритмическое целое. Равномерное чередование строф создает своеобразный ритм стихотворной речи.

 

Чаще других строф в поэзии встречается четверостишие, в котором первая строка рифмуется с третьей, а вторая —с четвертой» Такая рифмовка называется сте р е* крестной:

 

Белеет парус одинокий В тумане моря голубом!..

 

Что ищет он з стране далекой?

 

Что кинул он в краю родном?..

 

В поэзии применяются и более сложные строфические построения. Так, А. С. Пушкин для своего романа «Евгений Онегин» создал особую строфу, состоящую из 14 строк: первое четверостишие в этой строфе с перекрестной рифмовкой, второе — с парными рифмами, третье— с охватывающей, или опоясывающей, рифмовкой, а в заключение двустишие с парным созвучием. Если! условно первую рифму обозначить знаком аа, а вторую— 66 и т. д., то схема «онегинской» строфы будет абпбввггдееджж:

 

В тот год осенняя погода Стояла долго на дворе.

 

Зимы ждала, ждала природа.

 

Снег выпад только в январе На третье в ночь. Проснувшись рано В окно увидела Татьяна Поутру побелевший двор,

 

Куртины, кровли и забор,

 

На стеклах легкие узоры,

 

Деревья в зимнем серебре.

 

Сорок веселых на двсре И мягко устланные горы Зимы блистательным ковром,

 

Все ярко, все бело кругом.

 

Категория: Литературные статьи | Добавил: fantast (31.12.2018)
Просмотров: 21 | Рейтинг: 0.0/0