Главная » Статьи » Литература » Литературные статьи

ВЫРАЖЕНИЕ МАКРОДИАЛОГИЧНОСТИ НА ГАЗЕТНОЙ ПОЛОСЕ

ВЫРАЖЕНИЕ МАКРОДИАЛОГИЧНОСТИ НА ГАЗЕТНОЙ ПОЛОСЕ

Лилия Р. Дускаева, Инна В.Скрыпниченко

Пермский государственный университет

В последние годы журналистика находится в поисках своего адресата. Один из путей, по которому пошла журналистика, — это распространение диалогического начала в отношениях с аудиторией за счет усиления интертекстуальных связей. Следует отметить, что проблема контакта между текстами вызывает большой интерес в современной лингвистике. Правда, более всего изучено выражение диалогической связи с прецедентными текстами в речевой структуре художественного текста (П.Х.Тороп 1981, Н.А.-Кузьмина 1999, Н.А.Фатеева 1998). Однако явление межтекстовых связей начинает осмысляться и в отношении научных (напр.: Е.В.Чернявская 1999 и др.), а также публицистических текстов (Л.М.Майданова 1994, С.И.Сметанина 2002, Э.В.Чепкина 2001). Утверждая факт интертекстуальных связей журналистского дискурса, исследователи публицистических текстов, во-первых, выявляют многообразные способы их лингвистического выражения, во-вторых, подчеркивают принципиально диалогический характер этих связей, а именно: наполнение первичного текста новым содержанием за счет диалогического сцепления, вступление нового текста в полемику с прецедентным. В работах исследователей интертекст предстает не только как способ расширения информационного поля журналистских публикаций, но и как способ организации диалогических связей с аудиторией. При этом выясняется, что теория интертекста вполне применима к анализу особенностей журналистского дискурса, поскольку позволяет объяснить многие вновь возникшие механизмы использования языка в публицистической речи и осмысление её в ключе диалога и диалогичности оказывается весьма продуктивным в научном плане. Изучение интертекста в журналистике еще только начинается, и пока вне поля зрения остается очень много вопросов, связанных с диалогичностью отношений между текстами в газете. В связи с этим представляется актуальным вопрос о жанровой специфике интертекстуальных связей. Взаимодействие коммуникантов в публицистике с целью достижения той или иной целеустановки находят отражение в макродиалогичности. Соответственно, диалогичность выступает не только как принцип построения публицистического текста, но и как способ организации материалов на газетной полосе. Макродиалогичность формируется там, где есть "поле" для обсуждения, когда автор сам не может представить выработанное, готовое мнение, выносит разные смысловые позиции на суд читателей, экспертов, специалистов и т.д. Обратимся к рассмотрению макрожанровых разновидностей газетных жанров.

 

Картина речевых партий в макрожанрах предстает сложной. Здесь диалог приобретает форму диалогически соотнесенных "монологов", адресованных собеседнику. Эти тексты предполагают полиадресатность, поскольку авторская концепция в них выступает не единственным вариантом информирования, оценки и разработки управленческого решения.

 

Л.М.Майданова, исследовавшая цепочку первичный-вторич-ный тексты, выявила среди прочих отношений между этими текстами отношения циклизации и диалога. При этом у текстов-циклов отмечает такую отличительную черту, как взаимодействие первичных, исходных произведений, дающее смысловое приращение — новую идею, объединяющую отдельные тексты в единое смысловое целое (1994). Рассматривая явление макродиалогичности на газетной полосе, мы выделяем и другие типы диалога между текстами — сопоставление, противопоставление. Таким образом, макродиапогичность выстраивается на газетной полосе через такие смысловые отношения между текстами, как дополнение/уточнение первичного текста, сопоставление, противопоставление, обсуждение. Причем смысловое приращение — новую идею — гипертексты приобретают во всех случаях. Содержание этого приращения разноаспектно: оно и когнитивное, и эмоциональное, и волевое. Рассмотрим их особенности.

Когнитивное обогащение в макрожанрах происходит в результате расширения информационного поля газетного материала, поскольку процесс осведомления в гипертексте осуществляется с разных сторон, разными авторами, а, как известно, каждый из них смотрит на событие по-разному и отбирает то, что другому может показаться неважным. Информационное поле публикации может расширяться за счет: а) добавления деталей события, б) уточнения или удостоверения каких-то утверждений текстами-документами, в) комментария специалистов, г) демонстрации события с новой, неизвестной стороны. Перечисленные приемы могут использоваться как отдельно, так и вкупе с другими.

 

Когнитивное приращение возможно в результате обогащения информационной базы проблемы, углубления аргументации детализацией, дополнительными уточнениями, комментариями, интерпретациями. При сопоставительных отношениях соположенных текстов вырисовывается сложность проблемы, спорность предлагаемых решений, неоднозначность высказываемых оценок, создается панорамность в отражении проблемы, циркулирующих в общественном мнении идей, политических программ действий и отдельных практических предложений. Эмоционально-волевой аспект смыслового приращения в гипертекстах проявляется в росте воздействующего потенциала в них. Дополнение выступления дескриптивной информацией, создание фактографичной, многосторонней картины события делает эту картину более объемной, а значит, стимулирующей мышление, воображение и эмоциональный отклик читателя. Последнее становится возможным и благодаря тому, что при возрастании вариантности информирования читателю предоставляется большой выбор для осмысления факта, для выработки у него своего отношения к этому факту.

 

Стремление редакций вовлечь читателей в процесс осведомления приводит к поиску творческих приемов и форм подачи новостей. Один из них — расширение информационных сообщений. Способ этого расширения — введение дополнительного к основному текста. Наиболее часто встречающийся вариант гипертекстуальных единств — присоединение к основному тексту того или иного жанра дополнительного текста под рубриками "Кстати", "Справка", который содержит добавочные сведения, раскрывающие какой-то новый аспект, благодаря чему расширяется информационный объем публикации. Но поскольку добавочный текст выдержан в более строгой стилистике делового документа, он, кроме того, придает большую достоверность основному тексту.

 

Рассмотрим заметку "Есть ли у бен Ладена атомная бомба?" (КП 21.09.01), состоящую из двух текстов, основного и дополнительного под рубрикой "Кстати". Уже в заголовке сформулирован вопрос о факте, заданный как бы от лица читателя. В ответной части основного текста, представляющего жанровую модель "Факт и подробности о нем" содержится сообщение о попытках террориста приобрести сырье в России для изготовления ядерного оружия. Объективность сообщений подчеркивается ссылками на американские источники информации. Основной текст заканчивается утверждением о неопределенности сведений о наличии атомного оружия у бен Ладена, т.е., по существу, сформулированный в заголовке вопрос остается открытым. В другом, дополнительном тексте, помещенном под рубрикой "Кстати", тема получает продолжение и сообщается об аналогичных попытках, сделанных в Казахстане и Болгарии. Таким образом, сообщение оформлено как гиперцикл "Сообщение - коррекция в виде дополнения". Второй текст состоит из двух интеракций диалогичности формы "ОН1-ОН2". Источником сообщения выступает французский эксперт, источник ответной части представлен метонимично, характер ответа выражен в предикате соответствующей семантики:

 

В Астане категорично опровергли эту информацию.

 

Во второй, информационной интеракции как стимулирующая, так и реагирующая реплики принадлежат "третьим" лицам:

 

Сенсационную новость сообщил бизнесмен Иван Иванов, до недавнего времени работавший в одной из компаний бен Ладена. В середине апреля он встречался со своим шефом в Пакистане, и тот якобы заявил ему, что намеревается создать ядерную бомбу.

 

Чужая речь (хозяина бизнесмена) передана косвенной речью и выделена частицей якобы. Таким образом, читатель получил сведения о том, насколько настойчивы попытки террориста №1 в завладении атомным оружием. При условии получения этих сведений, адресат, совершая уже обобщающую мыслительную работу, делает вывод о реальной опасности, исходящей от Ладена.

 

Информация в другой заметке "Пермский зоопарк оправился после пожара" (КП 11.10.02), рассказывающей о ситуации в Пермском зоопарке, написанной в жанре "Место развития ситуации", получает расширение благодаря присоединению дополнительного текста под рубрикой "Кстати". Однако здесь такое расширение имеет другое значение — оно сообщает справочную информацию, обращенную к жителям города, о переносе праздника в зоопарке на более поздний срок. Тем самым добавочная информация "корректирует", усиливает момент обращенности к адресату.

 

В еще большей степени этот момент выражен в другой заметке "Елочки пермяков не разорят" (КП 20.11.02). Основной текст заметки посвящен ситуации с ценами на новогодние елки, он написан по жанровой модели "Описание ситуации", но содержит косвенное побуждение приобретать елочки, а не рубить их. Дополнительный же текст содержит информацию об организации в городах специальных совместных патрулей лесников и сотрудников ГАИ. Эта информация предостерегает елочных браконьеров, здесь же сообщается о штрафах, которым они могут быть подвергнуты. Выделенная графически и текстуально, эта информация напрямую обращена к читателям. Тем самым данное сообщение имеет форму гиперцикла "побуждение - коррекция побуждения".

 

Объединение текстов равноправных заметок (Т‘+Т2+Т3), написанных в жанре "Место ситуации", под одним заголовком "Вынужденная остановка" и общим лидом (Труд 24.09.02), придает содержанию текстов обобщающий характер. Действительно, заметки посвящены описанию бедственной ситуации с пригородными маршрутными автобусами в Ярославской, затем в Самарской, затем в Тульской областях. Тем самым "голоса" каждого из авторов заметок звучат не только как ответы на запрос читателей, но и соотносятся друг с другом, создавая диалог равноправных речевых партий, которые "поддерживают" одна другую, расширяя "обзор" для читателя (образуется диалогичность формы "Он'-Он2-Он3" и гиперцикл "сообщение-оценка" оценка выражается в виде дополнения к сообщению"). В результате ситуации, на первый взгляд, локальные, формируют картину критического положения с пассажирским транспортом во всей России.

 

Другой макротекстовый способ сообщения о событии — панорамный, межжанровый, представленный на страницах "Комсомольской правды". Для разностороннего освещения события на одной газетной полосе вступают во взаимодействие разнообразные жанровые модели, а вместе с тем вступают в многослойный полилог смысловые позиции разных авторов. Рассмотрим пример. На номере "Комсомольской правды" от 21.11.01 под заголовком "Ил-18 недотянул чуть-чуть" помещаются информационные материалы, посвященные одному событию — авиакатастрофе. Под одним заголовком и общим лидом объединяются следующие материалы: 1) основной — репортаж с места крушения самолета из Тверской области; его дополняют: 2) репортаж из Хатанги, с места вылета самолета, 3) материал под рубрикой "Мнение специалиста" о версиях крушения, 4) схема маршрута самолета.

 

Проанализируем взаимодействие смысловых позиций, представленное в текстовых материалах. Первая смысловая позиция, выраженная в жанровой модели "Место события" в её панорамном варианте, представляет собой сообщение об осмотре места крушения. Описание места дополняется личными впечатлениями участников осмотра и наблюдениями свидетеля происшествия, переданных в прямой речи. Таким образом, гипердиалогический текст реализуется в диалогичности "Я-ОН'-ОН2", где Я — речевая партия (гиперцикл) автора лида и основного текста, ОН1 — речевая партия, представленная во втором тексте, ОН2 — рече- ’ вая партия автора третьего текста. Но и каждый из текстов представляет собой взаимодействие смысловых позиций, выраженное в циклах.

 

В первом тексте циклы диалогичности "ВЫ-Я" осложняются интеракциями "Я-ОН'-ОН2", придающими изложению субъективный характер (в них — эмоциональная реакция на событие): —               Извините, у вас на этом самолете был кто-то из родных? — спрашиваю этого великана с опухшими от слез глазами. — Сестра жены В прошлом году трагически погиб её муж. Теперь вот она. — А это что? —упавшим голосом говорит боец МЧС... — Это Надюша, — еле слышно говорит...

 

Большую широту взгляду читателя на событие придает голос очевидца падения:

 

—           Я аккурат к окну присел, — вспоминает 73-летний Иван Алексеевич Куликов. Самолет рухнул в нескольких километрах от его дома. — И вдруг страшный гул. Потом—удар, оглушительный треск, взрыв, зарево. Когда все стихло, вышел глянуть... словно смерч прошел...

 

Далее размещается публикация под рубрикой "Мнение специалиста", реализующая жанровую модель "Причина события". Реализуемая здесь в объективированной стилистической манере, без эмоциональных красок, ответная часть этого цикла выглядит контрастной по сравнению с эмоциональным личностным изложением в двух других текстах, предыдущем и последующем. Следующий текст реализует цикл "Предыстория события" жанровой модели —- "Ход события". Тем самым одна новость получает многомерное, разноплановое освещение благодаря многослойно-сти и разностильности речевых партий, образуемой полилогичностью панорамы события.

 

Рассмотрим межжанровое образование в виде гипертекста под названием "Разворачивай оглобли!" (КП 7.04.01), представляющее ситуацию недопущения американского авиалайнера в российское воздушное пространство. Чтобы сообщить о ситуации и представить её с разных сторон, журналисты объединили следующие тексты: а) заметку, написанную по жанровой модели "Ситуация как результат взаимодействия сторон", знакомящая с тем, что произошло; б) заметку "Почему наши не пропустили самолет?", написанную по модели "Причины ситуации"; в) две заметки, написанные по модели "Факт и его разъяснение": одна "Что такое воздушный коридор и воздушная трасса?", другая под рубрикой "Кстати" об идее "Открытого неба"; г) дополнительные материалы о тактико-технических данных самолета МД-11 и "Из досье КП" о предыдущих аналогичных ситуациях. Все эти тексты дополняются визуальными: фотографией авиалайнера и графиком маршрута рейса Атланта—Токио, выполненным ИТАР-ТАСС.

 

Рассмотрим взаимодействие текстовых материалов. Основным является текст, сообщающий о возникшей ситуации, который может рассматриваться стимулирующим все остальные сообщения. прежде всего другой текст, отвечающий на моделируемый вопрос читателя о причинах ситуации. Более объемным делает информационное поле гипертекста две, по сути, противопоставленные заметки: первая о существовании воздушного коридора, ограничивающего движение авиатранспорта в воздушном пространстве чужих стран, вторая об идее "Открытого неба", предполагающая предельную либерализацию воздушного движения. Сообщение приобретает объемность благодаря тому, что возникшая ситуация предстает результатом существующих норм поведения в воздушном пространстве, но нормы поведения, на которые ссылаются в предыдущих заметках, предстают в глазах читателя неокончательными, требующими если не пересмотра, то по крайней мере более глубокого анализа. Это впечатление подкрепляется сведениями "Из досье КП" о многочисленных случаях гибели самолетов с огромным числом пассажиров на борту, которые из-за отклонений по техническим причинам от курса оказались сбиты. Кроме того, основное сообщение о ситуации корректируется уточнением о тактико-технических данных самолета МД-II для интересующего самолетостроением любознательного читателя. Однако отметим, что такой вид приобретет сообщение при условии, если читатель терпеливо прочитает все материалы и проделает хотя бы первичную мыслительную работу по их осмыслению1.

 

Обратимся к другой публикации "Сергею Доренко грозит три года тюрьмы?" (КП 18.04.01), рассматривающей ситуацию, во-никшую из-за противоправных действий известного журналиста С.Доренко. Основное сообщение построено по модели "Действия персонажа события", стилистической особенностью этого материала является субъективированное изложение, формируемое благодаря использованию прямой речи и вкраплению в текст диалога-интервью с жертвой наезда — В.Никитиным. Сообщение дополняется материалом под рубрикой "Кстати", написанным в жанре "Человек и его качества", в котором, со слов начальника морского офицера, В.Никитин — "порядочный офицер". Налицо — образование гиперцикла "Сообщение - его дополнение (удостоверяющее основное сообщение)". Дополнительно комментируется заявление С.Доренко о том, что событие — "политическая провокация". Язвительная ирония комментария делает бесперспективной тактику оправдания, выбранную одиозным журналистом (комментарий представлен циклом "сообщение - его оценка"формы выражения идеологичности "Он-Я"). Расширение новости происходит и благодаря помещенному здесь же комментарию адвоката, в котором говорится, какая мера наказания предусмотрена за действия, совершенные С.Доренко, и сообщению о технических данных мотоцикла, на котором был совершен наезд.

 

Смена планов повествования, многостильность в макродиало-гических текстах делают изложение более динамичным и легко воспринимаемым, это повышает интерес читателя к сообщениям. Эмоциональный отклику читателя стимулируют интонационные "повороты", вызванные стилистическими перебивами, происходящими при смене текстов и их авторов. Так, например, происходит, когда субъективированное взволнованное изложение о событии дополняется документом или комментарием специалиста, составленном безличностно, стандартизированно, "сухо". Здесь двоякий эффект: с одной стороны, удостоверение эмоционально изложенных выводов особенно "высвечивается" строгим изложением документов, с другой стороны, на высоко эмоциональном фоне и сам документ вызывает большее доверие. Таким образом, гипертекстуальность публицистических текстов создает содержательно-смысловую открытость одного текста другим, коммуникативно-прагматическую открытость читателю, типологическую открытость отдельного типа текста.

 

Однако при неудачной комбинации текстов может быть то, о чем пишет С.Г.Корконосенко в отношении неумелого ведения журналистами конфликтных обсуждений, когда в целях создания объективности дается слово всем участникам спора, читателю (зрителю, слушателю) же предоставляется самому решить, на чьей стороне правда. "В результате читательское сознание остается наедине с непримиримыми оппонентами, каждый из которых в одинаковой мере далек от разрешения противоречия. Доверие населения с опорой на такую формальную объективность вряд ли удастся завоевать" (2001: 154). Критика такого рода вполне может быть направлена на газетные жанры. В большей тонкости воздействия кроется и опасность — воздействие в макрожанрах может оказаться изощренно манипулятивным. Поэтому задача журналистской науки — изучить механизмы воздействия в комбинировании текстов и включить эти знания в процесс обучения социально ответственной журналистике.

Категория: Литературные статьи | Добавил: fantast (07.09.2018)
Просмотров: 10 | Рейтинг: 0.0/0