Гюстав Курбе. Декларативное письмо к молодежи свободной мастерской 25 декабря 1861 года

Господа и дорогие собратья!

 

Вы решились открыть мастерскую живописи, где вы могли бы свободно продолжать свое художественное образование, и вам было угодно предложить мне взять на себя руководство ею.

 

Прежде чем ответить, я должен объясниться с вами по поводу слова «руководство». Я не могу допустить, чтобы наши взаимоотношения были взаимоотношениями преподавателя и учеников.

 

Я должен объяснить вам то, что я недавно имел случай высказать на съезде в Антверпене: у меня нет учеников, я не могу их иметь.

 

Убежденный в том, что всякий художник сам должен быть своим собственным учителем, я не могу сделаться преподавателем.

 

Я не могу обучать ни моему искусству, ни искусству какой-либо школы, так как я отрицаю преподавание искусства, иными словами утверждаю, что искусство полностью индивидуально и для каждого художника определяется талантом, результатом его собственной вдохновения и его собственного изучения традиции.

 

Добавлю, что, по-моему, посредством искусства или таланта художник выражает идеи и события эпохи, в которой он живет.

 

В частности, искусство живописи не может быть не чем иным как изображением предметов видимых и осязаемых художником. Каждая эпоха может быть воспроизведена лишь своими художниками, я хочу сказать — теми, которые в это время жили. Я считав художников определенного века решительно некомпетентными воспроизводить события предшествующего или будущего времени, иначе говоря, писать прошедшее или будущее.

 

В этом смысле я отрицаю историческую живопись в применении к прошлому. Историческое искусство по существу современно. Каждая эпоха должна иметь своих художников, которые ее выражают и которые ее воспроизводят для будущего. Эпоха, которая не смогла выразить себя через своих собственных художников, не имеет права быть выраженной художниками более поздними. Зт° было бы фальсификацией истории.

 

История эпохи кончается вместе с нею и вместе с теми ее представителями, которые ее выражали. Новым временам не дано прибавлять что-либо к изображению времен древности, возвеличивать или приукрашивать прошлое. Что было — то было. Человеческий ум обязан всегда создавать новое, всегда соответствующее настоящему, отправляясь от ранее приобретенных результатов. Никогда не надо ничего повторять, но идти всегда от синтеза к синтезу, от вывода к выводу.

 

Подлинными художниками являются те, которые начинают с того места, на котором кончили их предшественники. Идти вспять значит ничего не делать, работать впустую, значит не понимать прошедшее и не уметь использовать его уроков. Этим объясняется то, что архаические школы всякого рода всегда сводятся к совершенно-бесполезным компиляциям.

 

Я утверждаю далее, что живопись — искусство по своему существу конкретное и может состоять лишь в изображении вещей реальных и существующих. Это вполне материальный язык, который в качестве слов пользуется всеми видимыми предметами; предмет абстрактный, не видимый, не существующий не подлежит области живописи.

 

Воображение в искусстве состоит в том, чтобы уметь найти наиболее полное выражение существующей вещи, но отнюдь не в том, чтобы предположить или выдумать эту вещь.

 

Прекрасное заключено в природе и встречается в действительно-•ти в формах самых разнообразных. С момента, как оно найдено, )но принадлежит искусству или, вернее, художнику, который сумел го видеть. Реальное и видимое прекрасное само заключает в себе :вое художественное выражение. Но художник не имеет права фиукрашивать его. Он не может притронуться к нему, не рискуя [звратить и, следовательно, ослабить его. Прекрасное, данное пришлой, выше всех условностей искусства.

 

Прекрасное, гак же как и истина, относительно, имея в виду ереживаемое время и человека, способного его воспринять. Выражение прекрасного прямо пропорционально способности восприятия художника.

 

Вот основа моих мыслей об искусстве. С подобными идеями затеять открыть школу, для того чтобы преподавать в ней условные принципы, означало бы снова вернуться назад к тем несовершенным и обычным положениям, которые до сих пор руководили нашим искусством.

 

В современном искусстве не может существовать школ, есть лишь художники. Школы служат лишь аналитическому изучению искусства. Ни одна школа не способна привести к синтезу. Живопись не может, не впадая в абстракцию, давать преимущество одной стороне искусства, будь то рисунок, или цвет, или композиция, или что-либо иное из столь многочисленных средств, лишь совокупность которых составляет искусство.

 

Итак, я не могу претендовать на то, чтобы открыть школу и формировать художников, обучать той или иной стороне искусства. Я могу лишь объяснять художникам, которые стали бы моими сотрудниками, а не моими учениками, тот метод, при помощи которого, по моему мнению, становятся художниками, посредством которого я сам с самого начала пытался им стать; каждому при ртом должно быть предоставлено право самому выбирать свой путь и дана полная свобода собственного выражения в применении этого метода для выражения своей индивидуальности.

 

Для этой цели организация мастерской, напоминающей столь плодотворное сотрудничество в мастерских Возрождения, несомненно может оказаться полезной и может способствовать началу новой фазы современной живописи; чтобы достичь этого, я со всей готовностью предоставляю себя в ваше распоряжение.

 

От всего сердца ваш Гюстав Курбе.

Категория: Искусство | Добавил: fantast (29.12.2018)
Просмотров: 18 | Рейтинг: 0.0/0