Франсиско Гойя. 1746—1828. Биография и краткий обзор творчества

Франсиско Гойя, чье творчество в значительной мере определило пути мирового искусства XIX века, испанский живописец и график, родился в 1746 году в Фуен-тетодосе, недалеко от Сарагосы. Учился в Сарагосе у мастера академического направления Хосе Лусан-и-Маргинеса. Около 1766 года Гойя уехал в Мадрид, откуда вскоре направился в Италию. Известно, что здесь он выполнил картину «Ганнибал на вершине Альп», за которую получил вторую премию от Академии в Парме. В 1771 году Гойя возвратился в Мадрид, где и проходит преимущественно его художественная деятельность.

 

В это время в Мадриде в живописи господствуют два направления: одно — строго академическое, возглавлявшееся Менгсом, другое, в духе рококо, по живописной манере близкое к Тьеполо. Колористическая утонченность Тьеполо более привлекала Гойю, чем холодное искусство Менгса. Но главными учителями Гойи были природа и творчество старых испанских мастеров, преимущественно Веласкеса, что и помогло ему создать яркое своеобразное искусство, которое, резко порывая с художественными традициями XVIII века, открывало путь реализму XIX века.

 

По возвращении из Италии Гойя получил в Мадриде скромное место рисовальщика картонов для ковров королевской мануфактуры. Отбросив обычную для ковров того времени надуманную декоративность, он свежо и жизненно передает в них жанровые, большей частью полные веселого задора сцены («Торговля гончарными изделиями», 1778, Мадрид, Прадо). В колорите преобладают розовые, голубые, светло-зеленые тона, что их роднит с картинами стиля рококо.

 

Пребывание Гойи в Мадриде расширило круг его связей. Имя его как живописца становится все более известным.

 

Особенно привлекало заказчиков его портретное искусство. Блестящий портретист, Гойя писал многочисленные портреты, в которых нередко, не щадя своих моделей, сатирически подчеркивал недостатки их внешности, обнажая этим глубину их пороков (портрет королевы Марии Луизы, ок. 1800, Мадрид, Прадо; семейный портрет Карла IV, 1800, Мадрид, Прадо). Но завораживающий блеск колорита, то смелых по сочетанию зеленых, черных, лазурных, желтых, красных цветов, го нежных, серебристо-изумрудных, заставляет зрителя забывать уродливость изображенных им лиц. Чарующие краски увеличивают прелесть некоторых женских портретов, модели которых привлекали художника то всепокоряющим актерским талантом, то хрупкой женственностью, то яркой красочностью внешности. Таковы портреты актрисы Марии дель Розарио Фернандес, прозванной Ла Тирана (ок. 1794, Мадрид, частное собрание), герцогини Чинчон (1783—1784, Италия, частное собрание), портрет доньи Кобас де Порсель (1806, Лондон, Национальная галерея). К портретам могут быть отнесены и знаменитые картины Гойи «Обнаженная маха» и «Одетая маха» (между 1797—1803, Мадрид, Прадо), воплощающие идеал красоты испанки с ее манящей своеобразной прелестью, столь далекой от идеала, созданного академическим каноном.

 

Выразительно психологичны портреты у Гойи тех лиц, в которых его привлекала борьба за новые идеалы против темных сил, тормозящих культурное развитие страны. Большинство лучших портретов Гойи такого рода относятся к позднему периоду творчества, когда его искусство письма достигло предела виртуозности: портреты писателя Леандро Морагина (1824, Мадрид, Прадо), дона Хосе Пио де Молино (1827—1828, Винтертур, собрание Рейнгарт). Обычно они строги по колориту, а умение мастера показать в них всю сложность душевного склада портретируемого, неудовлетворенность настоящей жизнью, тревогу за будущее делает Эти портреты прообразами лучших реалистических портретов XIX века.

 

Замечательны графические работы Гойи — как по высоте выполнения, эффектам света и тени, так и по насыщенности содержания. Все искусство Гойи после перенесенной им тяжелой болезни, результатом которой была неизлечимая глухота, становится вдумчивее, глубже по замыслу, внутренне динамичнее.

 

Представитель передовой испанской интеллигенции, сторонник прогрессивных идей французской революции, Гойя в своей серии офортов «Капричос» (1797—1799) не только саркастически изображает окружающую его действительность, но и дает оценку современному ему обществу, беспощадно бичуя его пороки, особенно аристократии и духовенства. К этой серии близки картины Гойи «Трибунал инквизиции» и в «Доме умалишенных» (обе — в Академии Сан-Фернандо, Мадрид), написанные около того же времени. В серии офортов «Бедствия войны» (1810—1820) Гойя до жути правдиво передает ужасы войны и увековечивает пафос ее героики. Драматическая напряженность Этой борьбы получает выражение в знаменитых картинах Гойи «Восстание 2 мая 1808 года» и «Расстрел повстанцев в ночь с 2 на 3 мая 1808 года» (обе — Мадрид, Прадо).

 

В серии офортов «Бой быков» (1815) художник, в молодости не раз в них участвовавший, с неподражаемым мастерством показывает всю сложность приемов этой исконной национальной испанской забавы.

 

В серии «Диспаратес» («Безумства», 1815—1820) острота реализма соединена со смелой фантастикой, когда волнующие мысли художник превращает в призрачные образы. Эта серия идейно близка росписям (теперь — Мадрид, Прадо) в небольшом домике, получившем название «Дома глухого» (Quita del Sordo), расположенном в уединенном месте на берегу Мансанареса. Безудержная мрачная фантазия Гойи находит в этих росписях свое крайнее выражение. Долгое время содержание росписей в «Доме глухого» оставалось загадкой, но теперь смысл многих из них раскрыт. Доказано, что здесь Гойя под видом фантастических сцен, наполненных чудовищами, клеймиг темные силы реакции *. Выполнены росписи широкими густыми мазками; гамма красок — черное, белое, желтое и коричневокрасное — усиливает демонизм изображенных здесь образов.

 

Гойя работал и в области монументальных религиозных росписей. Наивысшей художественности Гойя достиг в росписях небольшой мадридской церкви Сан Антонио де ла Флорида (1798), выполненных необычайно смело и темпераментно, особенно купол, в котором изображено «Чудо св. Антония». Все традиционно свойственное религиозной тематике было отброшено, происшествие получило совершенно реалистическую окраску.

 

В 1824 году гнет все нарастающей реакции заставил престарелого мастера покинуть родину. Он уехал во Францию и поселился в Бордо, где и умер в 1828 году, окруженный друзьями, большинство из которых также покинуло Испанию в годы разгула реакции. В Бордо, несмотря на усталость и разочарование, Гойя исполнил ряд замечательных произведений, в которых снова как бы вспыхивает жизнерадостность работ его молодых лет, только образы их становятся цельнее, монументальнее и совершеннее по исполнению. Это картины из быта трудовых людей («Водоноска» 1810, «Точильщик», 1815, обе — Будапешт, Музей изобразительных искусств).

 

От Гойи сохранилась довольно обширная переписка, особенно много писем, посланных Гойей своему неизменному другу Мартину Сапатеру, а также своему сыну Хавьеру, которого Гойя нежно любил. Но в письмах Гойи очень немного высказываний об искусстве. Это большей частью рассказы художника о своей жизни, деловых отношениях и душевных переживаниях.

Категория: Искусство | Добавил: fantast (22.12.2018)
Просмотров: 18 | Рейтинг: 0.0/0