Раздвоение форм движения материи в природе на микро- и макрообласти по Энгельсу

Переходим теперь к рассмотрению передней (начальной) части общего ряда форм движения материи, составленного Энгельсом. Здесь произошли еще более крупные структурные изменения, вызванные коренным революционным переворотом в области физики, о чем уже говорилось выше. Проникновение науки в сферу микромира (микропроцессов) и открытие новых, ранее неизвестных физических форм движения материи (субатомных) вызвали необходимость пересмотреть в самой его основе вопрос о начальной, исходной, простейшей форме движения, которая открывает собой весь ряд до ныне известных нам форм движения.

 

Как известно, Энгельс принимал за такую исходную и простейшую форму механическое (макромеханическое) движение крупных масс (земных и небесных). В настоящее время такой взгляд устарел в самой своей основе.

 

В предыдущем случае, касающемся центральной части общего ряда форм движения материи, речь шла о фактическом раздвоении, дивергенции процесса развития форм движения на различные ветви (линии или тенденции) «перспективного» и «неперспективного» характера. Теперь же, касаясь прежде всего передней части ряда, мы видим раздвоение (поляризацию) самих форм движения и соответственно их материальных носителей в структурном отношении на две противоположные по своим масштабам группы: одна, связанная с микрообъектами в пределах данной формы или данных форм движения, другая — связанная с макрообъектами в тех же пределах.

 

Как мы уже говорили, соответствующая часть общего ряда форм движения (охватывающая область всей природы) была представлена у Энгельса в виде линейного ряда.

Следует учесть, что уже во времена Энгельса наметилась дивергенция (раздвоение) этого ряда па две полярно противоположные стороны — макро- и микрообласти. Особенно ясно такое раздвоение обнаружилось уже тогда у физической и биологической форм движения и их материальных носителей (см. схему 7).

 

Рассмотрим первый член этого ряда. В качестве него здесь представлено макромеханическое движение, которое изучает классическая механика. В XX в. была открыта качественно новая, микромеханическая (или квантовомеханическая) форма движения, присущая микрочастицам материи, более мелким, чем атомы (субатомным частицам) .

 

Таким образом, в современном естествознании не существует единой механики, какая была до конца XIX в. и какая распространялась одновременно не только на макротела, но и на микрочастицы материи (атомы и молекулы) : движению этих частиц приписывалось то же самое механическое движение, которое совершали обычные макротела.

 

Микро- (или квантово-) механическое движение, совершаемое физическими микрочастицами материи, качественно отлично от обыкновенного макромеханического движения, соответственно тому, как его носители (например, ядра и электроны) качественно отличны от макротел (носителей макромеханического движения). В итоге в этом пункте общего ряда форм движения и их материальных носителей произошло раздвоение прежде единого ряда на макроформы (известные ранее) и микроформы (вновь открытые).

 

Еще в XIX в. частично произошла поляризация и физических форм движения на две области — макро- и микроформы (второй член ряда). В настоящее время первую (макроформу), как и прежде, изучает классическая физика, важнейшим принципом которой было признание непрерывности изменения физических объектов. Вторую (микроформу) изучает современная физика, важнейшим принципом которой является признание прерывистого, дискретного характера структуры . материальных носителей движения и самих физических процессов. Электронная и в еще большей степени квантовая теории утвердили этот принцип в современной физике.

 

Однако обе противоположные области (или стороны) физических объектов (физических форм движения материи) — макро- и микроформы — едины и нераздельны, точно так же, как едины и нераздельны противоположности прерывного и непрерывного или индивида и коллектива.

 

В обоих предыдущих случаях прогресс науки состоял в том, что к уже ранее известным макроформам объекта добавлялась новая, ранее неизвестная микроформа. Переходя к химической форме движения (к третьему члену ряда), отметим, что в данном случае, в отличие от обоих предыдущих, прогресс науки был направлен в прямо противоположную сторону: если раньше изучались микроформы химических объектов (низкомолекулярные соединения), то теперь в центре исследований стоят высокомолекулярные, высокополимерные соединения и вообще макромолекулы, а также коллоидные частицы. В молекулах низкомолекулярных соединений число атомов исчисляется единицами и десятками. Макромолекулы громадны по своим размерам и содержат тысячи и десятки тысяч атомов.

 

В итоге создалась следующая картина: в области изучения механической и физических форм движения и их материальных носителей прогресс науки шел от познания макроформ объекта к познанию его микроформ. Напротив, в области изучения химической формы движения и ее материального носителя прогресс науки шел в противоположном направлении — от познания микроформ объекта к познанию его макроформ, от небольших по размерам молекул к гигантским молекулам, граничащим в пределе с макротелом.

 

Как мы видели, в этом направлении через изучение биоорганических (химических) и биохимических явлений современная химия сомкнулась с современной биологией; образовался мост между обеими науками, отражающий собой область перехода от химической формы движения к биологической.

 

Последний (четвертый) член ряда — биологическая форма движения — еще в прошлом веке начал уже претерпевать поляризацию на макро- и микробиологические области (объекты). Однако в то время эта поляризация не заходила здесь еще достаточно далеко и ограничивалась противопоставлением многоклеточных макроорганизмов, с одной стороны, и микроскопических биологических объектов (одноклеточных и клеточного строения более сложных организмов), с другой стороны. В последнем случае речь шла о цитологии, гистологии, микробиологии, протистологии, бактериологии, эмбриологии.

 

В XX в. бурный прогресс в изучении биологической формы движения начался особенно после создания электронного микроскопа и применения его к изучению биологических явлений на клеточном и субклеточном их уровнях, а также введения метода «меченых атомов» (радиоактивных изотопов). В результате этого был пролит свет на внутриклеточные и внутриядерные процессы, представляющие собой субмикроскопическую область биологических явлений.

 

Тем самым углубилась поляризация биологической формы движения на макро- и микрообласти, причем последняя дифференцировалась в рамках данной формы движения на прежнюю микрообласть и субмикрообласть биологической формы движения. В еще большей степени эта поляризация углубилась при переходе исследования явлений жизни на их молекулярный уровень (открытие нуклеиновых кислот и их роли и функций в процессах жизнедеятельности, особенно в процессах наследственности и биосинтеза).

 

Сказанное можно резюмировать в следующей схеме, показывающей, каким образом расщепилась (раздвоилась) картина взаимосвязи и соотношений форм движения материи в первых звеньях их общего ряда (см. схему 8).

 

Здесь без рамок стоят те формы движения и их материальные носители (макро- и микрообласти изучаемых объектов), которые были известны во времена Энгельса (последняя четверть XIX в.); в рамки заключены те их области (микро- и макро-), которые были открыты в XX в. Отмеченное раздвоение форм движения на полярно противоположные области совершалось так, что произошло сближение и даже совпадение, во-первых, микромеханического и микрофизического движений (они заключены в одну и ту же рамку), во-вторых, макрохимического и субмикробиологического (между ними проведена пунктирная соединительная линия, указывающая на наличие здесь перехода между химической и биологической формами движения).

 

Итак, от прежней простоты однолинейного ряда форм движений не осталось теперь и следа. Начальные члены ряда раздвоились, поляризовались, в результате чего весь ряд форм движения приобрел картину, характерную для дивергентного процесса.

Категория: Философия | Добавил: fantast (24.01.2019)
Просмотров: 72 | Рейтинг: 0.0/0