Установление общего ряда изучаемых форм с точки зрения Энгельса

Вернемся к началу наших рассуждений. Мы сказали, что если общий ряд последовательных возникновений одних форм из других в ходе прогрессивного развития уже установлен, то нетрудно определить соотношение двух его членов, если, конечно, найдено их место в этом ряду. Тот член, который занимает более высокое место в этом ряду, будет представлять собой более высокую форму, а предшествующие ему — более низкую форму.

 

Рассмотрим с этой точки зрения оба приведенных выше примера. Если мы останемся в рамках отдельного кругового процесса (например, «пара» аннигилирует, а затем вновь рождается из фотона, или — вода испаряется, а затем пар вновь конденсируется), то при таком рассмотрении невозможно выйти за пределы данного круга и установить критерий различения высшего и низшего. Но мы можем представить общий ряд элементарных частиц, расположенных по возрастанию их массы покоя — от нуля до величины порядка 2000 электронных масс 15 и выше (у гиперонов). В таком случае превращение фотона в «пару» будет означать переход от более низкой к более высокой форме, поскольку в результате этого у частиц появляется собственная масса (масса покоя), отсутствовавшая у фотона; обратный же переход выступит как переход от высшего к низшему по причине исчезновения у частиц их массы покоя (при их превращении в фотоны).

 

Аналогичным образом будет найден однозначный ответ и в случае кругового процесса превращений агрегатных состояний вещества: если за основу процесса развития отдельного небесного тела, например нашей Земли или какой-нибудь звезды, мы примем процесс постепенного ее остывания (потеря внутренней энергии), то в этом естественном процессе обнаружится определенная последовательность смены агрегатного состояния вещества: газообразного — капельно-жидким, а этого последнего — твердым, в частности кристаллическим.

 

Если так, то и здесь последовательная оценка агрегатных состояний совершенно однозначно может быть интерпретирована как переход от низшей ступени развития природы (газообразного состояния) ко все более и более высокой. Значит, составление общего ряда форм, отражающих последовательные ступени процесса развития, дает возможность разорвать образовавшийся было круг и показать направленность от низшего к высшему в тех условиях, когда при отсутствии представления о таком общем ряде развивающихся одна из другой и одна после другой форм невозможно найти и обосновать направленность данного процесса развития.

 

При существовании упомянутого ряда определение характера форм и их взаимного отношения основывается, таким образом, на определении их места в этом ряду. Это и составляет в данном случае критерий их различения.

 

По данному вопросу мы находим у Энгельса чрезвычайно важные высказывания общеметодологического, принципиального характера. Так, он писал: «Если мы станем сопоставлять в отдельности друг с другом такие две до крайности различные вещи — например какой-нибудь метеорит и какого-нибудь человека,-— то тут мы откроем мало общего, в лучшем случае то, что обоим присуща тяжесть и другие общие свойства тел. Но между обеими этими вещами имеется бесконечный ряд других вещей и процессов природы, позволяющих нам заполнить ряд от метеорита до человека и указать каждому члену ряда свое место в системе природы и таким образом познать их» 16.

 

Такую же мысль Энгельс высказывает и в других своих работах. Так во «Введении» к «Анти-Дюрингу» он применяет положение к самим наукам, задача которых — отыскать свое место в общей связи предметов и понятий о предметах, т. е. в общем ряду тех и других. Определение места всех наук в данном ряду исчерпывает все, что можно сказать о самом этом ряде. Ведь место в ряду не есть что-то только отдельное, но есть вместе с тем и кусочек общего, заложенного в этом отдельном. Поэтому суммирование всех отдельных звеньев (всех «мест» в «ряду») дает полное представление о всей данной цепи этих звеньев (о всем «ряде»).

 

Эту мысль еще более конкретно Энгельс развил на материале химии. Здесь, уже начиная с рядов химических элементов, составленных Дальтоном и Праутом, и особенно с гомологических и генетических рядов органических соединений, составленных Жераром, понятие «места» в «ряду» играет первостепенную роль. Энгельс писал в «Диалектике природы» по поводу значения названий: «В органической химии значение какого-нибудь тела, а, следовательно, также и название его, не зависит уже просто от его состава, а обусловлено скорее его положением в том ряду, к которому оно принадлежит. Поэтому, если мы находим, что какое-нибудь тело принадлежит к какому-нибудь подобному ряду, то его старое название становится препятствием для понимания и должно быть заменено названием, указывающим этот ряд...» 18.

 

Составление общего ряда развивающихся форм не является случайной задачей для любой науки. Напротив, такой ряд образует собой теоретическую основу естественной систематики соответствующих форм (их естественной системы), построенной на законе развития данных форм. Так, для химических элементов подобным общим естественным рядом явилась менделеевская периодическая система элементов, основанная на периодическом законе. Процесс восхождения от низшего к высшему, зафиксированный в этой системе, можно связать с постепенным возрастанием значения некоторого фундаментального свойства элементов (Менделеев за такое свойство, как известно, принимал атомный вес элемента, а в современном учении о веществе принимается положительный заряд ядра). В таком случае более «низким» окажется тот элемент, у которого значение данного свойства численно меньше, чем у другого элемента, который выступит тогда по отношению к первому как более «высокий» (по лестнице развития вещества).

 

То же касается и форм движения: составление их общего ряда — от низшей, исходной, следовательно простейшей из числа известных нам, до высшей, сложнейшей, тоже из числа уже известных,— есть предпосылка для выяснения того, какая форма движения является высшей по отношению к другой, как низшей. Тем самым вопрос о критерии их различения связывается с составлением общего ряда их прогрессивного развития. Однако этот общий ответ требует своей конкретизации. Сошлемся на периодическую систему элементов: она была составлена Менделеевым тогда, когда никаких данных о превращении одних элементов в другие не было, а потому сопоставлять приходилось различные, сосуществующие во времени стабильные виды атомов (химические элементы). Но и Менделеев, и другие ученые (Крукс, Столетов и др.) уже с самого начала видели в периодической системе элементов как бы застывшую картину эволюции вещества в природе, причем эволюцию, совершавшуюся именно в направлении от водорода (как «низшего», занимающего поэтому первое место в системе) ко все более и более тяжелым элементам (как «высшему»).

 

Там же, где процесс превращения различных форм совершается на наших глазах (как это имеет место в случае взаимопревращений различных форм движения, или энергии, или в случае различных химических веществ, претерпевающих химические превращения), мы можем непосредственно наблюдать переходы от низшего к высшему. Примером этого может служить индивидуальное развитие живого организма (онтогенез) от зародышевой его формы (эмбриональное развитие) до его превращения (через все промежуточные фазы) во взрослый организм.

 

Это касается и неорганической природы. Если во времена Менделеева периодическая система элементов могла выражать процесс развития вещества лишь в застывшей форме, то с момента открытия закона сдвига отдельные ее клетки оказались отдельными звеньями в общей цепи развития вещества, между которыми в процессе радиоактивных превращений совершаются реальные и, как правило, чрезвычайно быстрые, следовательно, визуально фиксируемые переходы одних элементов в другие.

 

При учете всех ступеней таких процессов и их промежуточных фаз, в итоге обнаруживается определенная тенденция поступательного движения; при этом в области тяжелых элементов имеет место процесс распада (аналитического расчленения) вещества путем перехода от более сложных форм к более простым, следовательно от высших к низшим; в начале же системы, в области легких элементов, наоборот, имеет место термоядерный синтез путем перехода от более простых форм к более сложным, следовательно от низших к высшим. Так цикл Бете (углеродный цикл) термоядерных процессов, совершающихся на звездах, показывает, в каком порядке происходит, в конечном счете, превращение звездного водорода в звездный гелий, т. е. сдвиг по системе с первого места на второе (с выделением соответствующих количеств ядерной энергии).

 

В случае форм движения материи такой генетический их ряд в начальных его пунктах устанавливается также визуально при условии, что в целом он установлен на основании исторического рассмотрения развития всей природы: неорганическая (или «доорганическая») природа порождает в процессе своего развития органическую химическим путем, а эта последняя в процессе своего дальнейшего поступательного развития и усложнения приводит к выходу за пределы природы вообще и переходу в область человеческой истории.

 

Если таков общий генетический ряд всей природы в целом, то внутри этого ряда отыскивается последовательность в смене форм движения от низших, дальше отстоящих от перехода химизма к жизни, до высших, ближе стоящих к этому переходу, непосредственно примыкающих к нему. В таком случае приведенный Холдейном пример с зажиганием спички позволяет установить, что последовательность смены механического движения физическим (тепловым) и далее химическим действительно соответствует движению от низшего к высшему, причем сделать это не предположительно, с оговорками, что это есть нечто гипотетическое и недоказанное, а однозначно, если, повторяем, общий ряд форм движения, соответствующий общему развитию природы, установлен нами достаточно твердо и определенно.

 

В связи со сказанным большое значение приобретает общая проблема классификации наук, прежде всего естественных, которая отражает собой взаимосвязь и развитие форм движения материи вообще и прежде всего в природе (для естественных наук) с их взаимными последовательными переходами от низших к высшим.

 

Совершенно очевидно, что даже в XIX в., во времена Энгельса, невозможно было рассматривать генетически ряд форм движения без учета его связи с генетическим рядом материальных образований, составляющих содержание этих форм. В дальнейшем мы будем условно называть, как это обычно и принято в науке, материальное содержание форм движения материи «материальными носителями» этих форм, или их материальным субстратом. При этом, разумеется, речь будет идти не о внешнем соотношении между материей и движением, между содержанием и формой, как это может показаться при данном словоупотреблении («носитель» или «субстрат» движения), а о внутреннем, диалектическом их единстве, так как нести движение можно не только в виде его механической (внешней) формы, но и в виде имманентно присущих данному объекту его движений как способа его собственного существования.

 

Вполне понятно, что развитие форм движения не может не соответствовать, в конечном счете, развитию его материального носителя (носителей отдельных его форм). Смене форм движения отвечает поэтому столь же последовательная смена дискретных видов материи (в тех областях предметного мира, где они являются носителями специфических для них форм движения). В связи с этим возникает вопрос о структуре данных материальных носителей, а значит, и о структуре соответствующих им форм движения. Так мы подходим к вопросу о структурном плане рассмотрения критериев различения низших и высших форм движения материи.

Категория: Философия | Добавил: fantast (24.01.2019)
Просмотров: 67 | Рейтинг: 0.0/0