Раздвоение форм движения материи на стадии перехода от доорганической природы к органической и выше по Энгельсу

Переходим к рассмотрению следующей проблемы, касающейся раскрытия внутренней противоречивости ранее уже установленных форм движения материи. В этом направлении после смерти Энгельса достигнуты, пожалуй, наиболее существенные результаты.

 

За последние три четверти века наука раскрыла такие взаимосвязи между формами движения, которые во времена Энгельса были совершенно неизвестны или же им не придавалось тогда такого значения, какое выяснила современная наука.

 

Если бы мы захотели вкратце сформулировать то новое и самое существенное, что в данной области за это время было установлено, то мы могли бы сказать следующее: простое линейное расположение форм движения как бы раскололось, раздвоилось в каждом звене всей цепи развития материи на диалектически противоречивые стороны, но так, что единство этих противоположностей повсюду удержано и проявляется с полной очевидностью.

 

Другими словами, первоначальный линейный ряд форм движения претерпел своеобразную «дивергенцию», в результате чего в каждом звене общей цепи развития произошло своего рода «расщепление». Некоторые из этих расщеплений были известны уже ранее, и они были отмечены Энгельсом в «Диалектике природы». Так, касаясь гегелевского деления природы на три области (группы) явлений, Энгельс добавляет от себя: «Каждая группа, в свою очередь, двойственна. Механика:      1) небесная,

 

2) земная. Молекулярное движение: 1) физика, 2) химия. Организм: 1) растение, 2) животное» 13.

 

Другие же расщепления были открыты позднее, уже после смерти Энгельса, и, естественно, не могли найти отражения в его трудах.

 

Можно было разделить на четыре группы (или категории) происшедшие раздвоения форм движения (или «расщепления» их общего ряда) на противоположные стороны или тенденции. Эти группы таковы: 1) раздвоение форм движения по тенденциям их развития на такие формы, которые выводят процесс развития в перспективе за пределы данной качественной стадии, и на такие, которые не выводят его за эти пределы и удерживают в области существующего уже качества; 2) раздвоение ранее единой формы движения на макрофоржу и микрофоржу (соответственно дивергенции ее материального носителя); 3) раздвоение высшей формы движения, связанной с человеком, на социальную и психическую сторону его существа и деятельности; 4) раздвоение форм движения на общие и частные.

 

Мы начнем с рассмотрения центральной части общего ряда форм движения, рассмотренных еще Энгельсом, а именно той части, которая открывается переходом физических и химической форм движения (доорганической природы) в формы движения биологическую (органическую природу) и геологическую (неорганическую природу). После этого мы обратимся к анализу нижнего и верхнего пограничных участков этого ряда, а затем — смежных с ним областей общих форм движения материи.

 

Мы видели: Энгельс отмечал, что живая природа в процессе своего развития (начиная от протистов, одноклеточных) раздваивается на растительный мир и на животный мир. Эволюция животных доходит до высокоразвитых человекоподобных обезьян, от которых, как от общего предка, берут начало две ветви: одна, которая приводит к современным приматам (человекообразным обезьянам), другая — к человеку. Одновременно с появлением человека процесс развития, идущий вверх по лестнице природы, выходит из области природы и вступает в область истории общества. Обратим внимание на то, что в обоих случаях одна ветвь развития оказывается перспективной, другая же — нет, хотя обе ветви являются прогрессивными. Так, прогрессивное развитие растительных организмов, направленное от низших растений к высшим, не доходит до выхода процесса развития за пределы собственно природы, тогда как развитие животных организмов, имеющее такое же направление — от низших животных к высшим, доходит до возникновения качественно нового объекта — человека и человеческого общества, качественно отличного от природы. Поэтому первую ветвь мы именуем неперспективнойу а вторую — перспективной.

 

Точно так же обстоит дело и в случае дивергенции процесса развития на стадии возникновения нашего отдаленного предка, общего с современными приматами: одна ветвь развития не доходит до выхода за пределы природы и останавливается на современных нам приматах, другая — выводит процесс развития за пределы природы, приводя его в качественно новую область явлений, связанных с человеком и его историей.

 

В соответствии с этим в общем случае мы могли бы назвать «перспективными» такие линии развития, которые приводят к образованию более высоких, качественно новых ступеней развития материи и форм ее движения, а «неперспективными» — такие, которые остаются в границах одной и той же ступени развития материи и форм ее движения.

 

Заметим, что в некоторых случаях «неперспективная» линия развития оказывается предпосылкой для возникновения и условием для существования «перспективной» линии развития данной формы движения материи. Так, растения сыграли решающую роль не только при образовании атмосферного кислорода, без которого не могло бы осуществиться совершенствование животного организма на Земле, но и сами служили пищей (а значит, и условиями жизнедеятельности) травоядных животных (в том числе и высших). В свою очередь травоядные животные служат пищей для плотоядных и всеядных животных, что имело важное значение для возникновения и развития человека.

 

Поставим в этой связи вопрос: какое место в общем ряду форм движения материи занимают геологические процессы? Попробуем разобраться в этом вопросе, исходя из изложенной выше точки зрения на дивергенцию развития форм движения на две линии: перспективную и неперспективную. Еще в недрах более низкой ступени развития образующиеся химические соединения начинают дифференцироваться на органические (углеродистые) и на неорганические (безуглеродистые). Позднее начинается дивергенция (раздвоение) процесса развития материи и форм ее движения на «перспективную» и «неперспективную» ветви, из которых первая представляет собой жизнь (биологические процессы), вторая же ветвь представляет нашу Землю, точнее сказать, ее кору и поверхность, то есть лито-гидро-атмосферу (геологические и географические явления).

 

Так возник вопрос о том, существует ли особая геологическая форма движения (или, как ее иногда называют иначе, планетарная или минералогическая). А если она существует, то какое место она занимает в общем ряду всех форм движения материи? Это вопрос дискуссионный, и здесь мы изложим свое мнение, которое отнюдь не считаем окончательным решением.

 

Геологические и географические факторы и процессы явились исторической предпосылкой для возникновения жизни на Земле и своеобразным неорганическим субстратом для живой природы. Как уже было сказано, еще в недрах химической, а также физических форм движения подготовлялся переход к «перспективной» биологической форме движения. Точно так же в недрах тех же «доорга-нических» форм движения зарождался и начинался переход к геологическим процессам, являющимся, на наш взгляд, самостоятельной формой движения в выше отмеченном смысле: линия развития, идущая от минеральных (неорганических) образований, не может привести к выходу за пределы собственно природы, как это мы видим в случае прогрессивной эволюции растительных организмов.

 

Схематически главные взаимосвязи между доорганической, органической и неорганической формами движения, а также надприродной (социальной) его формой можно представить, исходя из подразделения основных линий развития природы на «перспективную» и «неперспективную».

Поскольку предполагаемая геологическая форма движения является второй («неперспективной») из двух ветвей, на которые разделяется, поляризуется процесс развития материи на данной стадии усложнения природы, то ее надо сопоставлять с первой («перспективной») из этих ветвей, которую представляет биологическая форма движения.

 

Жизнь, как отмечал Энгельс, есть нераздельное единство, высший синтез механической, химической и физических форм движения. Такое единство осуществляется в высших органических соединениях — белках (а ныне добавляются сюда высокополимерные соединения — биополимеры — небелкового характера). Подобно этому геологическую форму движения можно было бы рассматривать как своеобразный синтез (нераздельное единство) тех же доорганических форм движения материи, но осуществленный на другой материальной, вещественной основе, а именно: не на основе сложных органических соединений, а на основе минеральных веществ и их разнообразных систем.

 

Поскольку материальная основа синтеза здесь другая (т. е. другой материальный носитель геологической формы движения по сравнению с биологической), постольку здесь отличен и сам синтез доорганических форм движения материи по своему характеру и типу: в случае геологической формы движения — механическая, химическая и физические формы движения не переплетаются между собой столь тесно, не проникают одна в другую столь глубоко и не обусловливают друг друга столь явно, как это наблюдается в случае биологической формы движения.

 

Отсюда и возможность более или менее самостоятельного действия того или иного фактора независимо от других факторов и отдельно от всего их комплекса, например действия механического (гравитационного) фактора в геотектонических явлениях или действия химического фактора в явлениях образования водных растворов с последующим выделением из них соответствующих осадков ит. д.

 

Вся история геологии представляет собой борьбу между односторонними концепциями, которые кладут в основу объяснения геологических явлений тот или другой изолированно взятый фактор (ту или другую доорганиче-скую форму движения), противопоставляя его другим факторам геологической эволюции.

 

Возможность легкого расчленения геологического движения на отдельные его компоненты, по-видимому, и породила неправильную мысль о том, что будто вообще не существует особой геологической формы движения и что будто бы тут имеет место только простая внешняя комбинация трех доорганических форм движения. Однако, несмотря на сравнительно более слабую (по сравнению с явлениями жизни) взаимосвязь компонентов, образующих в результате своего синтеза геологическую форму движения, все же здесь имеет место нераздельность тех же компонентов, как и в случае биологической формы движения.

 

Интересно было бы сопоставить две ветви, на которые раздваивается (дивергирует) развитие природы — органическую и неорганическую — с точки зрения характера обмена веществ, совершающегося между данным телом (присущей ему формой движения) и окружающей средой. В случае биологической формы движения обмен веществ составляет необходимое условие существования живого тела; прекращение этого обмена ведет к гибели живого тела.

 

Напротив, в случае геологической формы движения обмен веществ ведет не к сохранению и постоянному возобновлению данного неорганического тела, а к его разрушению (например, его изменению под воздействием воды, ветра и т. д.); поэтому условием существования неорганического тела как такового является отсутствие обмена веществ между ним и окружающей его средой 14.

 

В подтверждение того, что действительно имеет место раздвоение (дивергенция) линии развития природы на органическую и неорганическую, можно сослаться еще на одно обстоятельство. Более или менее одновременно возникли особые науки, которые изучали переходы между доорганическими (физическими, химической) формами движения и биологической формой движения, с одной стороны, и геологической — с другой стороны. Так образовались биохимия и биофизика, с одной стороны, и соответственно — геохимия и геофизика, с другой. Здесь имеется налицо определенная и весьма строгая симметрия в структуре современного научного знания, которая самим существованием такого факта свидетельствует о наличии процесса раздвоения (поляризации) линии развития материи на две противоположные ветви природы.

 

Все это можно изобразить на следующей схеме, показывающей, как в настоящее время усложнилась центральная часть общего ряда форм движения материи по сравнению с временами Энгельса (см. схему 6).

 

Здесь сплошные жирные линии, поднимающиеся вверх, указывают на последовательное возникновение «перспективных» форм движения материи, а тонкие сплошные линии, направленные вниз,— на столь же последовательное возникновение (ответвление) «неперспективных» линий развития материи (ветвей природы).

 

Прерывистые линии показывают, что в данном случае одна ветвь развития становится предпосылкой и необходимым условием для развития другой его ветви. Волнообразная наклонная линия отделяет «перспективные» формы движения и соответствующие тенденции (линии) развития от «неперспективных». Последнее обстоятельство дает возможность понять, почему Энгельс не назвал геологической формы движения в числе основных форм движения, действующих в области природы.

 

Допустим, что нашей задачей являлось бы нахождение только одного «перспективного» хода развития материи, который каждый раз приводит к переходу от одной качественно определенной области действительности к другой, качественно от нее отличной, представляющей собою более высокую ступень развития. В таком случае мы мысленно как бы элиминируем (отвлекаемся от них) все «неперспективные» формы движения и ветви развития, которые постоянно возникают при расщеплении, раздвоении общего ряда форм движения материи. Следовательно, в итоге мы искусственно, в нашей абстракции сводим реально существующие сложные, раздвоенные (противоречивые) связи и отношения между всеми формами движения к простому однолинейному их ряду, который включает в себя лишь одни «перспективные» формы и тенденции.

 

Конечно, вследствие такого абстрактного рассмотрения вопроса действительная картина развития материи сильно упрощается, но зато мы получаем возможность охватить единым взглядом весь процесс восхождения от простого к сложному, от низшего к высшему, от абстрактного к конкретному и представить себе этот процесс как восходящий ряд форм движения, переходящих одна в другую и сменяющих одна другую. «Неперспективные» формы движения и ветви развития рассматривались бы в таком случае только как необходимые условия и предпосылки для возникновения и развития «перспективных» форм и ветвей.

 

Таков, по-видимому, был подход Энгельса к данному вопросу. Это рассуждение может служить возможным объяснением того факта, что Энгельс не выделял особой геологической формы движения: ее выделение неизбежно должно было привести к необходимости отказаться от линейного ряда форм движения материи и принять значительно более сложный их ряд, в котором предусматривалась бы его поляризация на раздвоенные ветви.

 

Так обстоит дело с центральной частью общего ряда форм движения материи, выражающей их связи и соотношения между собой с точки зрения современной науки.

Категория: Философия | Добавил: fantast (24.01.2019)
Просмотров: 73 | Рейтинг: 0.0/0