Раздвоение высшей формы движения с точки зрения Энгельса

Мы видели, что формы движения, составляющие сферу природы, испытывают двоякого рода расщепление: в первых членах их общего ряда (включая и центральную его часть) происходит поляризация на макро- и микрообласти, а в центральной его части, кроме того, поляризация на «перспективные» и «неперспективные» тенденции (линии) и ветви развития. Достигая более высокой ступени — человека, процесс развития обнаруживает две свои противоположные стороны —субъективную (мышление, сознание) и объективную (общественное бытие, социально-экономические отношения между людьми). Человек с самого своего возникновения выступает и как социальное, и как мыслящее существо, так что с ним нераздельно связаны, как присущие ему формы движения,— общество и мышление.

 

С появлением человека целостная реальная действительность раскрывается распадающейся на такие противоположные стороны, как внешний (материальный) мир, существующий вне и независимо от воли и сознания человека (субъекта), и внутренний (духовный, психический) мир самого человека, как мыслящего существа. Но вместе с тем обе стороны едины и нераздельны. Отсюда берет начало система взаимосвязанных предметов и процессов, изучение которых составляет задачу научного исследования: природа, общество и мышление. Если же представить эти предметы и процессы в последовательности их возникновения, в процессе развития материи (в самых общих масштабах), то предыдущие три области сведутся к двум: природа и человек с раздвоением деятельности человека на материальную (общество) и духовную (мышление).

 

Такой взгляд неоднократно высказывал Энгельс. Известно его общее определение диалектики как науки о наиболее общих законах всякого развития — природы, общества и человеческого мышления. Подобно тому как общему ряду форм движения Энгельс придавал линейный вид, так и в отношении высшей ступени развития материи Энгельс придерживался обыкновенно взгляда на нее как на целостный объект, но не как на внутренне раздвоенный на его противоречивые стороны. Поэтому он предпочитает говорить об истории человечества, не вычленяя из нее материально-общественную деятельность людей и их духовную деятельность.

 

Когда же Энгельс говорит об общем ряде форм движения материи от механического движения до мышления, то мышление он отнюдь не понимает как обычную форму движения материи, подобную тем, с какими имеет дело естествознание. Оно не материально в том смысле, в каком материальна всякая иная форма движения, присущая какому-либо материальному объекту, но оно нераздельно с материей, являясь особой функцией или особым состоянием высокоорганизованной органической материи, причем оно выступает как процесс отражения внешнего мира (объекта) в сознании человека (субъекта).

 

Как видно из сказанного, данный случай представляет собой не поляризацию самого процесса развития на его различные ветви или тенденции, а также не поляризацию форм движения и их материальных носителей на макро-и микрообласти, а такую поляризацию, которая предполагает образование двух сторон в деятельности человека, характеризующих его как социальное и мыслящее существо. Итак, мы рассмотрели все звенья общего ряда (общей цепи) форм движения с точки зрения современной науки от его центра до его краев — начального (переднего), выражающего низший пункт развития, и заключительного, выражающего высший его пункт. Во всех этих звеньях обнаружилось раздвоение форм движения на полярно-противоположные ветви (линии) развития или стороны (области) самих объектовл

 

Раздвоение форм движения на общие и частные. Кроме рассмотренных выше трех типов дивергенции форм движения материи, существует еще один ее тип, причем исключительно важный. Он относится не к одной какой-либо части общего ряда форм движения и их материальных носителей, а тем более не к одной отдельной форме движения, а ко всему их ряду в целом. Можно показать, что у Энгельса уже наметилось такое именно раздвоение форм движения, но у него оно оказалось как бы заслоненным г замаскированным в результате того, что Энгельс стремился придать линейный характер всему ряду форм движения. Поэтому он учитывал формы движения постольку, поскольку они входили в этот ряд, а если он принимал ту или иную форму движения, то стремился включить ее в один линейный ряд, общий с другими формами. Здесь мы имеем в виду одну определенную форму движения, а именно макромеханическую, которая во времена Энгельса рассматривалась как простейшая.

 

Но Энгельс уже тогда отмечал абстрактный характер механического движения и изучающей его механики, которая имеет дело только с внешней, количественной стороной любого процесса движения, но не с его качественной стороной. Точно так же она учитывает лишь количественную сторону участвующих в механическом движении природных тел (только их массу), но не их качество.

 

С этой точки зрения механика приближается к еще более абстрактной науке — математике, которую Энгельс (а до него еще Конт) ставил в начале общего ряда наук (по, разумеется, не форм движения), так что механика оказывалась между математикой и физикой.

 

Что же характерно для макромеханической формы движения и соответственно для макромеханики, которая занимается не качеством, внутренне присущим телам и их движению, а только количественной, следовательно, внешней стороной тех и другого? Очевидно, что для такой формы движения характерно то, что она не связана с каким-либо одним, качественно определенным и специфичным для нее материальным носителем. Таким ее носителем может служить любое макротело, обладающее механической массой.

 

Когда мы говорим, что макромеханическое движение носит характер внешней, количественной стороны движения макротела, то в типичном случае имеем в виду пространственное перемещение этого тела. Такой род движения может совершать и всегда совершает любое макротело. Для этого необходимо, чтобы оно было макроскопических размеров, а его масса покоя была бы достаточно велика. Механическое движение совершают и мертвые тела — от дождевой капли или камня до космического тела, и живые тела — от амёбы до человека. По самому своему характеру и по своим источникам механическое движение является внешним по отношению к движущемуся телу и никогда не может выражать его внутреннюю сущность, его специфику.

 

Отсюда следует, что на любой ступени развития материи механическое движение всегда было и остается побочной формой движения по отношению к главной, которая органически присуща специфическому материальному носителю этой главной формы, например атомам и молекулам. И чем выше, чем сложнее данная форма движения, тем более подчиненную и побочную роль играет в ней механическое движение, хотя оно и неотделимо от нее, как это подчеркивал еще Энгельс. В дальнейшем такую форму движения, которая не связана с каким-либо качественно определенным материальным носителем и которая присуща большой группе количественно и структурно однотипных объектов, мы назовем общей или абстрактной.

 

Так как механическое движение представляло собой в XIX в. единственную форму движения такого общего или абстрактного характера, то для нее не было основания, да не было тогда и смысла образовывать отдельного ряда (или подряда) форм движения аналогичного же характера. Было естественнее и проще механическое движение поместить в общий ряд всех форм движения и не нарушать однолинейности этого ряда. Соответственно этому в единый ряд располагались и все науки, изучавшие данные формы движения.

 

Однако усложнение в этот ряд внесла уже термодинамика, изучавшая тепловую форму движения. Подобно механике, термодинамика представляет собой резко выраженную математизированную отрасль естествознания, построенную по столь же математико-дедуктивному принципу, как классическая механика Ньютона или как геометрия Евклида.

 

Конечно, Энгельсу хорошо была известна такая форма теплового движения, как тепловое излучение, в котором молекулы не принимают прямого участия. На Солнце нет молекул, а тепловое движение налицо. Тем не менее Энгельс был вынужден рассматривать теплоту как молекулярное движение и даже всю физику как механику молекул, поскольку в то время не было открыто иных физических частиц (дискретных видов материи), которые можно было бы рассматривать в качестве специфического материального субстрата той или иной физической формы движения.

 

Только позднейшие открытия в физике показали, что существует не только молекулярный газ, в котором совершается тепловое движение и вообще термодинамические процессы, но и другие виды газов — атомарный, электронный, фотонный и др., в которых происходят, по существу, общие им всем термодинамические, в том числе и тепловые процессы. Следовательно, подобно тому, как для материального носителя макромеханического движения существенно только одно — достаточно большой масштаб движущегося тела и наличие у него механической массы, так и для тепловой и вообще термодинамической формы движения существенно только то, чтобы микрочастицы материи, независимо от их качественной природы, составляли определенную статистическую совокупность (коллектив), подобную такой их системе, которая называется газом.

 

Другими словами, здесь проявляется у термодинамического движения общая черта — черта абстрактности — с макромеханическим движением, и соответственно у термодинамики проявляется общая черта абстрактности с макромеханикой: полное отвлечение от качественной специфики материального носителя данной формы движения и фиксирование внимания лишь на структурно-количественной стороне процесса движения.

 

В случае термодинамической формы движения существенно то, что материальный ее носитель представлен достаточно большим числом однородных микрочастиц материи, находящихся в определенном хаотическом движении и взаимодействии между собой, благодаря чему их совокупность носит статистический характер.

 

В силу такого своего общего характера термодинамическая форма движения по отношению к другим формам движения в природе, способным выступать в виде главных форм (физическим, химической, биологической и геологической), играет роль побочной формы движения, причем тем в большей степени, чем сложнее и выше данная главная форма движения.

 

Таким образом, мы имеем дело уже с двумя однотипными по своей общности и абстрактности формами движения, для которых характерно отсутствие определенной связи со специфическим в качественном отношении материальным носителем, тогда как у других, более конкретных форм движения такая связь имеется налицо (например, у химической формы движения, в еще большей степени у биологической и особенно у социальной). Такие абстрактно характеризуемые (общие) формы движения мы отличаем от частных (или конкретных), для которых характерна связь с тем или иным определенным видом материи как специфическим материальным носителем данной формы движения. С возникновением квантовой механики раскрылась еще одна новая общая (абстрактная) форма движения, коренным образом отличная от макромеханической и присущая только микрочастицам материи, но тоже независимо от их качественного, вещественного содержания. Те физические частицы могут совершать квантовомеханическое (или микромеханическое) движение, которые имеют микроскопические размеры и весьма незначительную (исчезающе малую) массу покоя. Практически микромеханическое движение начинает проявляться с того момента, когда свойства и движение микрочастиц раскрывают свой квантовый характер («квантуются»), так что в их количественном соотношении (соответственно в математическом выражении) появляется планковская постоянная h (квант действия). Эта константа выступает как своеобразный «пограничный столб», разделяющий области макрофизических и микрофизических процессов, т. е. макромир и микромир.

 

Характерно также и то, что микромеханическое движение, изучаемое квантовой механикой, отличается от макромеханического (носящего строго динамический характер) своим статистическим характером: носителем квантовомеханического движения служат совокупности («ансамбли») микрочастиц, а не отдельные индивидуальные микрочастицы.

 

В итоге оказывается, что общая механическая форма движения охватывает собой все вообще материальные объекты — от мельчайших из известных нам элементарных частиц, совершающих микромеханическое движение, до человека и продуктов его деятельности, находящихся в макромеханическом движении, и до космических объектов во Вселенной, находящихся в том же движении. При этом обе формы механического движения (макро- и микро-) характеризуются, во-первых, масштабами их материального носителя, но не его качественным, вещественным содержанием и, во-вторых, типом закономерной связи, характерной для того или другого движения: динамический тип для макромеханического движения, статистический — для микромеханического.

 

Термодинамическая форма движения охватывает целую область микрочастиц материи и распространяется дальше на более высокие формы движения, поскольку все более сложные тела и их системы в конечном счете образуются из микрочастиц. Это относится и к микромехани-ческой форме движения материи.

 

Заметим, что развитие форм движения, а значит, и их материальных носителей, т. е. самой материи, не может иметь какого-то начала в абсолютном смысле слова; это понятие можно употреблять лишь в относительном смысле (в рамках данного отрезка бесконечного процесса развития материи и форм ее движения). Поэтому можно говорить о начале общего ряда форм движения лишь условно, имея в виду определенный уровень развития самой науки. Однако во всяком случае таким началом может служить только какая-либо (наиболее простая из известных до сих пор) частная, или конкретная, форма движения, но не общая (абстрактная), которая всегда выступает лишь как побочная и никогда как главная. Иначе нужно было бы допустить, что сама материя может проявлять себя только «как таковая» без того, чтобы обнаружить при этом какие-либо свои конкретные свойства, свою, хотя бы очень слабо выраженную, дифференциацию.

 

Итак, во второй четверти XX в. наука знала уже три общие формы движения — макро- и микромеханиче-скую и термодинамическую. Соответственно их общему абстрактному характеру, каждая из них связана не с определенными по своему качеству материальными носителями, но с определенным типом таких носителей и с определенным типом построенных из них систем; этот тип систем выражает наличие определенной связи между данными носителями движения или, иначе сказать, выражает определенную структуру систем.

 

Все это касается прежде всего самых простых предметов и процессов в неживой природе, где общие формы движения — механические и термодинамическая,— рассмотренные выше, выступают в качестве побочных в их наиболее характерном виде. Живая природа и человек охватываются отмеченными тремя общими формами движения лишь постольку, поскольку в них совершаются соответствующие механические и тепловые процессы. Но поскольку это так, то явлениям, связанным с человеком и с живой природой, в том числе и таким, которые совершаются в мозгу человека, всегда сопутствуют некоторые общие формы движения.

 

Возникает вопрос: а не существует ли в реальной действительности такой общей формы движения материи (кроме уже перечисленных трех), которая играла бы по отношению к самым сложным, высшим формам движения (биологической и социальной) такую же роль, какую по отношению к статистическим совокупностям (коллективам) физических частиц играет термодинамическая форма движения? На этот вопрос можно ответить: да, такая форма движения существует, и она была фактически открыта кибернетикой в середине XX в. Ее существенный признак состоит в строгой упорядоченности всего данного процесса движения и его точной направленности к определенной цели независимо от того, осознается ли эта цель (в случае человека) или не осознается, а достигается стихийным путем (в случае живой природы). Представление о подобном процессе выражено в понятиях «управление» и «самоуправляющийся процесс».

 

Соответственно сказанному кибернетическая форма движения присутствует всюду, где имеют место процессы управления, находящие свое наиболее полное выражение в самоуправляющихся процессах. Сюда относится вся жизнь, как биологическая, так и социальная, и вся психическая деятельность человека и высших животных. Сюда же относятся и соответствующие технические устройства, осуществленные искусственно руками человека.

 

Следует подчеркнуть, что понятие кибернетической формы движения не является общепринятым, а потому мы ставим около него вопросительный знак.

 

Теперь мы можем нарисовать картину раздвоения общего единого ряда форм движения материи на подряды общих (абстрактных) и частных (конкретных) форм движения.

 

Стержнем (сердцевиной) этой картины служит ряд (или подряд) форм движения, представляющих собой частные (конкретные) формы движения, а по бокам (сверху и снизу) его охватывают и сопровождают ряды (или подряды) общих (абстрактных) форм движения. Если бы мы не включили сюда кибернетической формы движения, то правый нижний угол нашей схемы остался бы неохваченным общими формами движения (как это, кстати сказать, и наблюдалось до середины XX в.). Мы же предлагаем доставить на это место (остающееся при ином решении вопроса пустым) кибернетическое движение, отражающее собой очень важную общую сторону процессов, совершающихся в живой природе (начиная от биологической клетки) и в человеческой истории (в общественной жизни и в деятельности человеческого мозга). Этой общей стороной является управление (и в особенности самоуправление) , другими словами, их целенаправленность, возникающая стихийно (неосознанно) в природе и сознательно в деятельности людей. Добавим, что вопрос о соотношении форм движения материи, как общих, так и частных, тесно связан с вопросом об уровнях структурной организации материи или, короче, о ее структурных уровнях, как это мы уже видели на примере общих форм движения, зависящих от типа систем и их структуры, образованных различными элементами. До известной степени такая постановка вопроса о структурных уровнях материи отвечает идеям Энгельса о ступенях развития материи и о расчленении материи на различные по своим масштабам группы дискретных образований материи (ее частиц и крупных тел). Эти ступени и группы дискретных образований материи выражают собой то, что ныне именуется структурными уровнями материи, но только расположенными в ряд согласно генетической последовательности их возникновения.

 

Так обстоит дело с последней характеристикой процесса раздвоения (дивергенции) форм движения на общие и частные.

Категория: Философия | Добавил: fantast (24.01.2019)
Просмотров: 83 | Рейтинг: 0.0/0