Критика концепции изолированных вещей и явлений с точки зрения Энгельса

 

Диалектика как теория познания материализма выступает у Энгельса особенно ярко в тех случаях, когда он показывает, в чем состоит самое познание вещей и явлений мира, если подходить к ним с точки зрения современного научного метода.

 

Так, познание отдельного предмета или процесса состоит, по Энгельсу, в указании его места в общем ряду закономерно связанных между собой предметов и процессов. Это подтверждается существованием различного рода закономерных рядов веществ: таков ряд химических элементов, расположенных по периодической системе Менделеева; таковы ряды (гомологические, генетические, изо-логические и др.) в органической химии.

 

Здесь мы видим, что при решении вопроса, в чем состоит познание тел природы, Энгельс опирался целиком на диалектику общего и отдельного, выступающую в виде диалектического единства и соотношения между общим рядом (или системой) тел и отдельным телом, входящим в этот ряд или эту систему, подобно тому как отдельное звено входит в общую цепь и может быть познано только через эту цепь, т. е. как ее звено.

 

Если так, то всякий метафизический разрыв естественных связей, всякое искусственное изолирование какого-нибудь объекта от других объектов, с которыми он закономерно связан, неминуемо должны приводить к утрате возможности познания данного предмета, а потому логически ведут к идеализму и агностицизму. Все утверждения, имевшие место в истории наукп, будто существуют какие-то принципиально непознаваемые «вещи в себе», оказываются прямым следствием нарушения диалектики при объяснении развития самой природы или же путей ее познания человеком.

 

Примером такого метафизического разрыва естественноисторической связи явлений может служить разрыв между неживой и живой природой, который издавна использовался идеалистами и агностиками для провозглашения всякого рода реакционных (в особенности виталистических) концепций в естествознании. Разрыв между обеими основными областями природы немедленно приводит к абсолютизации специфики живого, его качественного своеобразия, его несводимости к неживому. Тогда на сцене появляется «жизненная сила» как мнимая причина биологических явлений, как мнимый носитель специфических свойств живого. Энгельс справедливо называл «жизненную силу» и аналогичные ей представления «последним убежищем всех супранатуралистов» 73.

 

Если идеалистическое понятие «жизненной силы» родилось в условиях резкого отрыва живого от неживого, то борьба против этой реакционной концепции должна вестись не только путем простого опровержения названной концепции самой по себе, но и путем искоренения ее гносеологических причин, т. е. метафизического разрыва между живым и неживым. Поэтому при критике названной концепции Энгельс направляет главное внимание на выяснение, пусть пока еще только гипотетическое, возможных путей возникновения живого из неживой природы. Здесь на первый план Энгельс выдвигает химию, которая синтезирует все более и более сложные органические соединения.

В итоге мы вновь обнаруживаем, что опровержение идеализма и его гносеологических источников Энгельс строит на основе источников диалектики. В то время наука делала пока лишь первые шаги по пути, ведущему в отдаленном будущем к отысканию возможности искусственного изготовления живого белка75. Но важно то, что Энгельс указал методологически правильный путь к решению этой задачи — путь искусственного синтезирования белковых веществ.

 

Попытки же рассматривать живое только как механическую систему, что отвечало концепции механицизма, не давало возможности в принципе познать сущность живого, понять внутренние причины процессов его жизнедеятельности. Если исходить из методологии механицизма, то неизбежно надо было прийти к выводу о принципиальной непознаваемости с этих позиций сущности живого, поскольку оказывалось, что жизнь вовсе не сводится к функционированию какого-либо механизма, подчиняющегося в своей основе законам механики.

 

В таком случае для механистов неизбежны были сползание в агностицизм и признание того, будто сущность жизни, в принципе, на вечные времена была, есть и останется непознаваемой. Таков гносеологический источник агностического толкования одного из явлений природы (возникновения жизни), которое было использовано Дюбуа Реймоном для провозглашения своего нашумевшего тезиса: игнорамус, игнорабимус! (не знаем, не узнаем!).

 

В борьбе против этого агностического положения Энгельс последовательно применяет диалектический метод, так же как и против идеалистической концепции «жизненной силы». Он подвергает сокрушительной критике механицизм и его основной тезис «сводимости», уничтожая тем самым гносеологические корни агностицизма с его пессимистическим заключением о принципиальной непознаваемости сущности таких явлений природы, как жизнь. В связи с этим Энгельс подчеркивает качественную специфичность явлений жизни, их отличие от физико-химических явлений (не говоря уже о механических), которые их сопровождают и которые составляют физико-химическую основу жизни. Он отмечает, что «форма движения в органическом теле отличается от механической, физической, химической, содержа их в себе в снятом виде...»76. Поэтому невозможность исчерпать сущность жизни путем сведения ее к физике и химии, а тем более к механике не дает никакого повода для гносеологического вывода в пользу принципиальной непознаваемости ее сущности, т. е. в пользу агностицизма.

Категория: Философия | Добавил: fantast (21.01.2019)
Просмотров: 75 | Рейтинг: 0.0/0