Вклад Энгельса в развитие философии естествознания

28 ноября 1820 г. родился Фридрих Энгельс — великий мыслитель и революционер, ученый-энциклопедист в полном смысле слова. Не было такой отрасли науки, с которой он не был бы близко знаком и в развитие которой он не внес бы своего вклада — нового и оригинального. Прежде всего Энгельс являлся выдающимся знатоком и крупным специалистом в области философии, одним из основателей материалистической диалектики, а значит, и современного научного материализма. Вся область общественных наук была сферой научных и революционно-практических интересов и деятельности Энгельса. Как историк-марксист, он проявил себя многими интереснейшими исследованиями, причем он никогда не считал возможным излагать историю независимо от ее материалистического понимания, а это последнее — отдельно от конкретного исторического исследования.

 

Однако для того, чтобы развить марксистское учение всесторонне, как цельное, единое, всеохватывающее учение, недостаточно было разработки его лишь в области философских и общественных наук. Отлично понимая это, Энгельс уже в зрелом возрасте (тогда ему было около 40 лет) взялся за глубокое изучение естествознания и математики. Он проштудировал огромную литературу, причем отнюдь не учебного или популярного характера, а оригинальные труды самих творцов естествознания. Этому делу, как он сам признавался, посвятил более восьми лет. Не будучи и здесь узким специалистом в какой-либо одной области, он сумел охватить все современное ему естествознание и всю его историю в целом. Он изучил биологию, сравнительную анатомию и физиологию, занимался вплотную математикой, астрономией, механикой, физикой, химией, геологией и другими естественными науками. Наряду с этим он интересовался историей техники и технологии, следил за их новейшими успехами, особенно в области электричества и его технического использования.

 

Все это характеризует Энгельса как истинного энциклопедиста во всех областях науки и смежных с нею областях человеческой деятельности. И не просто как универсально образованного ученого, а ученого интегрального типа, способного синтезировать все области знания путем раскрытия существующей между ними внутренней связи. Такую систематизацию знаний, такой их теоретический синтез Энгельс осуществил прежде всего в отношении самого марксистского учения и трех его основных составных частей в их взаимной связи друг с другом. Такую же работу Энгельс предпринял и специально в области естествознания, разработав свою классификацию наук, основу которой составили принципы материалистической диалектики. Эти принципы вообще были руководящими во всех научных исследованиях Энгельса, в том числе, конечно, и в тех исследованиях, которые он проводил в области естественных наук.

 

В итоге между Марксом и Энгельсом сложилось своего рода разделение областей научного исследования, причем философия и естествознание были как бы особой специальностью Энгельса, тогда как Маркс занимался по преимуществу политической экономией, а также математикой.

 

Такие классические труды марксизма, как «Анти-Дюринг» и «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии», а также оставшаяся незавершенной «Диалектика природы», охватывают весь круг философских и естественнонаучных проблем второй половины XIX в., связывая их со всем марксистским учением в целом.

 

Чрезвычайно высокую оценку трудов Энгельса дал В. И. Ленин. В статье «Карл Маркс» он писал: «Для правильной оценки взглядов Маркса безусловно необходимо знакомство с произведениями его ближайшего единомышленника и сотрудника Фридриха Энгельса. Нельзя понять марксизм и нельзя цельно изложить его, не считаясь со всеми сочинениями Энгельса».

Одно время, вопреки этой ленинской оценке, возникла тенденция к недооценке некоторых работ Энгельса и его воззрений по отдельным вопросам марксистского учения. Такая тенденция не имела под собой никакого основания и была вызвана соображениями скорее субъективного, нежели научного характера. В настоящее время она ликвидирована и полностью восстановлено ленинское отношение к теоретическому наследию Энгельса и высокая оценка его, данная Лениным.

 

Со времени написания Энгельсом своих философских работ прошло без малого сто лет. В течение этого времени произошли крутые сдвиги в современной философии и в современном естествознании, все же главный вопрос, поставленный и решенный Энгельсом, не только не утратил своей актуальности, но несомненно стал еще более насущным и острым. Это — вопрос о связи между естествознанием и философией. Он проходит красной нитью через все философские произведения Энгельса. И данная книга, предлагаемая вниманию читателя, в основном посвящена именно этому вопросу как в его постановке Энгельсом, так и применительно к современным условиям.

 

Вопрос о соотношении между философией и естествознанием рассматривается в данной книге в двух разрезах: в его общем виде и в его конкретном преломлении применительно к учению о материи и движении. Соответственно этому книга делится на две части: первая — «Естествознание и философия», вторая — «Движение и материя».

 

В первой части анализируется диалектический ход познания природы по Энгельсу (глава I), затем рассматривается анализ Энгельсом естествознания XIX в. и перспектив его развития (глава II), после чего разбираются взгляды Энгельса на философию в ее связи с естествознанием (глава III). Общей идеей, которая пронизывает эти три главы, а значит и всю первую часть книги, служит центральная мысль Энгельса о том, что недостаточно одного лишь стихийного, неосознанного применения диалектики к естествознанию в такое время, когда последнее созрело для диалектического обобщения и требует для себя диалектики в качестве систематического метода познания, адекватного самой действительности. Эта идея в наши дни приобрела особенно большое значение для современного естествознания, поскольку оно созрело для диалектического обобщения в несравненно большей степени, чем это имело место во второй половине XIX в.

 

В соответствии с этой идеей Энгельс вскрыл и проследил во всех подробностях основное противоречие в развитии естествознания XIX в.; сущность его состояла в том, что возник резкий разрыв и прямой конфликт между новым, диалектическим содержанием естественнонаучных открытий XIX в. и отсталым, устаревшим метафизическим способом мышления самих естествоиспытателей. По этой причине диалектика могла проникать в естествознание лишь стихийно, а значит непоследовательно, с постоянными колебаниями и отступлениями в сторону несовместимых с нею, давно изживших себя концепций и устарелых приемов и методов исследования, мешающих развитию науки.

 

Пользуясь диалектикой лишь бессознательно, т. е. в силу характера самих открытий, самого материала, ученые XIX в. сплошь да рядом отказывались от нее в пользу сознательно разделяемых ими метафизических взглядов, что неизбежно порождало путаницу и недоразумения, как прямое следствие вскрытого Энгельсом основного противоречия в науке того времени. Обострение этого противоречия после смерти Энгельса привело к кризису физики и всего естествознания, который был проанализирован В. И. Лениным в книге «Материализм и эмпириокритицизм». Первые же зародыши этого кризиса, тогда еще в виде возможной тенденции, предвидел Энгельс.

 

Перед нами встала задача показать, опираясь на взгляды и высказывания Энгельса, следующее:

 

во-первых, что по своему существу, по своему содержанию естествознание XIX в., особенно второй его половины, становилось все больше и больше диалектическим и требовало соответствующей своему содержанию новой формы мышления естествоиспытателей;

 

во-вторых, что метафизический метод мышления превратился в сильнейший тормоз для дальнейшего развития науки, а потому последовательный отказ от него в пользу диалектики сделался абсолютно необходимым и неизбежным;

 

в-третьих, что стихийный путь замены метафизики диалектикой, каким фактически шло естествознание во времена Энгельса, оказывался чрезвычайно длительным и трудным, сопровождаясь бесконечным множеством излишних трений, устранение которых могло бы сократить путь развития науки, если пользоваться диалектикой не стихийно, а сознательно;

 

в-четвертых, что естествознание XX в. полностью подтвердило все эти положения Энгельса как в части доказательства диалектического характера явлений природы (область объективной диалектики), так и, в особенности, в части указания на те последствия, которые влекло за собой незнание диалектики самими учеными (область субъективной диалектики);

 

в-пятых, что сам Энгельс осуществил грандиозный опыт диалектического обобщения всего современного ему естествознания как в целом, раскрывая взаимосвязь между различными областями науки о природе, так и в рамках отдельных естественных наук, выдвинув замечательные догадки и предвидения, подтвердившиеся в ходе последующего развития науки;

 

наконец, в-шестых, что если в некоторых частностях результаты, достигнутые Энгельсом, ныне уже устарели вместе со всем естествознанием второй половины XIX в., то в отношении общих принципов постановки и решения задач, связанных с диалектикой естествознания, его работы полностью сохранили все свое значение и могут служить для современных естествоиспытателей образцом конкретного применения диалектического метода к естественнонаучному исследованию.

 

Во второй части книги эти же вопросы конкретизируются применительно к основным концепциям физики и химии XIX в., подготовившим фундамент современной пауки о неорганической природе с учетом перехода от нее к органической природе, к жизни. Исходным пунктом здесь служит общее положение марксистской философии, что природа и вообще весь внешний мир есть движущаяся материя.

 

На известной ступени развития науки возникли две концепции, отражавшие в абстрактном виде две стороны предмета естествознания:

 

первая — учение о материи, о ее строении и о ее дискретных формах (телах и частицах) в их взаимной связи между собой; это учение в виде атомистической теории составило стержень всей химии XIX в.; вторая — учение о движении, о его различных формах и проявлениях в их взаимоотношении друг с другом; это учение в виде теории сохранения и превращения энергии составило стержень всей физики XIX в.

 

Однако обе названные концепции отражали собой не различные объекты природы, а только различные стороны природы как единого цельного объекта исследования, как единой движущейся материи. Лишь в абстракции обе эти стороны могли быть расчленены и мыслиться как относительно обособленные друг от друга с целью их изучения различными естественными науками. Подобное мысленное вычленение отдельных сторон изучаемого объекта допустимо в довольно узких пределах, в которых оно не приводит к явным и грубым ошибкам. Когда же развитие науки достигает более или менее быстро этих относительных пределов и начинает уже выходить за них, подобного рода абстракции становятся недостаточными, а затем и просто недопустимыми, поскольку они ведут тогда к серьезным ошибкам.

 

Так, уже в XIX в., как это показал Энгельс, стала недостаточной трактовка химии только как науки о веществе и физики только как науки о движении и состоянии тел. Химия оказалась вынужденной рассматривать свой объект (атомы) в движении, точно так же как и физика оказалась вынужденной отыскивать и исследовать материальный субстрат отдельных форм движения (энергии), что составило триумф физики, особенно после того, как были созданы механическая теория теплоты и молекулярно-кинетическая теория газов.

 

В этом направлении совершался процесс развития взглядов самого Энгельса: сначала в основу своего решения проблем диалектики естествознания Энгельс положил теорию превращения энергии, путем расширения ее в общее учение о формах движения материи и распространения (обобщения) ее на область живой природы. Затем, исходя из философского принципа единства и нераздельности материи и движения, он ввел в обоснование общей концепции диалектики естествознания представление о материальных носителях (субстрате) различных форм движения, соединив обе ранее раздельно взятые стороны изучаемого объекта в цельное представление о природе как единстве специфических форм движения с их специфическими, соответствующими им материальными «носителями», прежде всего с дискретными видами материи. В итоге общее философское положение о том, что движение есть способ существования материи, получило конкретизацию в положении о том, что каждая форма движения материи есть специфический способ существования особого, в частности, дискретного вида материи.

 

В соответствии с этим во второй части книги анализируется прежде всего диалектика познания основного закона движения по Энгельсу (глава IV), затем разбираются взгляды Энгельса на виды материи и их связь с формами движения (глава V), и, наконец, прослеживается диалектический ход познания вещества (глава VI), как это сделано в главе IV применительно к познанию основного закона движения. Оба закона (сохранения и превращения энергии и сохранения и превращения вещества) рассматриваются в историко-логическом плане, начиная с подготовки открытия и самого их открытия и кончая их дальнейшим развитием и раскрытием их философского содержания. При этом прослеживается связь между тем, что писал по данному поводу Энгельс в XIX в., и последующими открытиями в физике и химии XX в.

 

Необходимо определить общий подход к тому огромному, поистине неисчерпаемому научному наследию, которое оставил после себя Энгельс. Оно охватывает собой, в частности, и разработку философских вопросов естествознания, а потому представляет исключительный интерес для всех, кто сегодня занимается этими вопросами.

 

По отношению к научному наследию Энгельса можно сказать так: оно требует не только бережного сохранения и глубокого, всестороннего изучения, но и дальнейшей творческой разработки. К изучению естественнонаучных взглядов Энгельса следует, разумеется, подходить исторически, как на это указывал В. И. Ленин. Он писал: «Следовательно, ревизия «формы» материализма Энгельса, ревизия его натурфилософских положений (здесь в смысле: философских выводов из естествознания.— Б. К.) не только не заключает в себе ничего «ревизионистского» в установившемся смысле слова, а, напротив, необходимо требуется марксизмом» 2. Но суть материализма Энгельса, как подчеркивает далее Ленин, полностью сохраняет свое значение в новых исторических условиях, на новом, более высоком уровне развития естествознания. Из этих высказываний Ленина вытекает принципиальный подход к оценке и дальнейшей разработке научного наследия Энгельса. Главная особенность этого подхода — его историзм, проявляющийся в данном случае в следующем:

 

во-первых, чтобы рассмотреть и правильно понять работы Энгельса, необходимо анализировать их на фоне науки того времени, когда они писались, на фоне общих условий ее развития во второй половине прошлого века, а для этого необходимо уметь мысленно перенестись в эпоху 70—80-х годов XIX в., т. е. почти на сто лет назад, когда создавались главные философские произведения Энгельса, касающиеся в том числе и естествознания; а так как Энгельс уделял особое внимание философскому обобщению достижений естествознания XIX в., то его взгляды по этим вопросам нужно брать в первую очередь в связи с указанными достижениями науки;

 

во-вторых, следует рассматривать воззрения Энгельса также и с точки зрения современного нам естествознания, так как многие прежние научные положения, которые в свое время были высказаны естествоиспытателями, современниками Энгельса, и на которые по необходимости вынужден был опираться Энгельс, впоследствии оказались неточными или утратили свою силу, а потому и были оставлены современной наукой. Великие открытия, сделанные уже после смерти Энгельса в области физики, астрономии, химии, биологии и других отраслей естествознания, вызвали коренные, революционные изменения в научных представлениях о строении материи, о ее видах и формах движения; поэтому в части отдельных конкретных, специальных естественнонаучных положений работы Энгельса не могли не устареть и требуют своего пересмотра («ревизии»), как на это и указывал Ленин.

 

Сопоставление работ Энгельса с современным естествознанием дает возможность показать истинное значение диалектического метода, которым мастерски пользовался Энгельс в области естествознания. Всесильность этого метода особенно ярко проявилась в многочисленных естественнонаучных предвидениях, высказанных в свое время Энгельсом и блестяще подтвердившихся в ходе последующего развития науки. Сопоставляя взгляды Энгельса с современностью, можно конкретно проследить, как оправдывались на деле основные идеи и общие положения, выдвинутые и разработанные им по линии диалектики естествознания.

 

Но сказанным еще не исчерпывается исторический подход к изучению трудов Энгельса. Дата смерти Энгельса (5 августа 1895 г.) является тем рубежом, начиная с которого новый естественнонаучный материал обобщается с марксистской точки зрения В. И. Лениным. Полностью опираясь на все принципы марксизма, Ленин развивает их дальше, обогащает их новыми данными науки и революционной практики и делает философские обобщения новых великих открытий в физике и во всем естествознании, происшедших уже после смерти Энгельса.

 

Руководствуясь историческим подходом к оценке работ и взглядов Энгельса на естествознание, целесообразно и необходимо сопоставлять их с работами и взглядами Ленина, причем делать это так, чтобы можно было проследить историческую преемственность между ними. Нельзя глубоко понять взгляды Энгельса, так же как и взгляды Маркса, если не рассматривать их в теснейшей, органической связи с философскими работами их великого продолжателя — Ленина. В свою очередь, для того, чтобы глубже понять взгляды Ленина на современную физику и все естествознание, необходимо проследить их связь со всеми работами Энгельса и особенно с теми, которые служили Ленину общей философской основой его исследований. Короче говоря, исторический подход к изучению наследия основоположников марксизма означает раскрытие взаимоотношения между предшествующей и последующей ступенями в развитии самого марксистско-ленинского учения.

 

Из таких принципиальных соображений исходил автор при написании этой работы.

Категория: Философия | Добавил: fantast (20.01.2019)
Просмотров: 167 | Рейтинг: 0.0/0