Главная » Статьи » Наука » Философия

Современный материализм о единстве труда, собственности и сущностных сил человека

Современный материализм о единстве труда, собственности и сущностных сил человека

К. филос. н. , доц. Н. К. Оконекая пермский сельхоз. институт

Современный философский материализм, представляя собой развернутую теорию материализма, обогащенную диалектикой, в настоящее время эволюционирует к 3-му этапу развития научной философии (1).

 

Зрелость категориального аппарата материалистической философии во многом определяются характером интеграции собственно философского, общенаучного и конкретного научного знания. Благодаря интегрирующему воздействию философского материализма на частные науки и их обратному влиянию на философию происходит развитие (развертывание) ряда основных положений самой формулы материализма, дальнейшее обогащение ее диалектикой, особенно в сфере материалистического понимания человека и общества. Однако в социальном познании сложность и противоречивость самого объекта исследования, а также ограниченность возможностей и интересов классов на протяжении многих тысячелетий препятствовали утверждению материалистического монизма как, интегратора философского, экономического, политического знания.

 

В данной статье ставятся две задачи, имеющие непосредственное отношение к проблемам развернутого обоснования научно-материалистической теории общества как важнейшей части современного материализма. Во-первых, сделана попытка, следуя Марксу, расшифровать в формуле материализма открытый им (Марксом) принцип целостности экономических и общесоциологических материальных законов, действующих в сферах производства и экономики общества.

 

Сделать это, как нам представляется, тем более необходимо, что экономический кризис в странах бывшего Союза несет негативный потенциал не только целостной системе экономических процессов современного общества в его реалиях, но и препятствует эволюционном}’ переходу научней философии в третью историческую форму' (£). Все это мешает адекватному развертыванию целостности экономического и философского детерминизма в материалистическом понимании истории. Современная философская мысль идет в известной степени не дальше Маркса, а назад, ниже Маркса, в ущерб утке открытым им законам материалистического обеспечения общественных наук вообшр, экономической и социологической теории общества в особенности.

 

Во-вторых, для обеспечения решения первой задачи в более конкретном плане в данном исследовании основное внимание уделено анализу тех сторон социальной формы материи - труд, собственность, сущностные силы человека - где "переливы" категорий с общефилософского уровня на более конкретный экономический и обратно осуществляются адекватно требованиям современного научного материализма. Под этими требованиями в первую очередь понимается учет формулы раскрытия идеи первичности-вторичнос-ти (3). В социальном мире, как. и в мире вообще, развитие нужно рассматривать не в “чистом виде", а е связи с формой материи, в данном случае речь идет о приоритете субстратного или субстанциального плана аргументации материализма в противовес длительно сохранявшемуся в советской философии функциональному плану исследований человека, который ив области философского познания был перенесен и в экономическую теорию, что в немалой степени способствовало слабости экономической теории социализма, рождая утопические и метафизические программы преобразования человека. Только изучение человека, его способностей и потребностей как субстанциальной характеристики экономической сферы жизнедеятельности Общества позволит не только кау'чно расшифровать ферму экономического детерминизма, созданную Марксом, но и снять объективную историческую ограниченность, устранив деформации, порожденные официозом незрелого философского материализма, так легко уступающего сейчас СЕое место религии, идеализму’ и иррационализму.

 

В многочисленных исследованиях советского периода формальная ха^-рактеристика сущностных сил человека выдавалась за сущность человека (при опоре на тезис Маркса о Фейербахе). Если отношения собственности как главный элемент производственных отношений брать с учетом истории их становления (как в онто-, так и в филосоциогенезе), то такая переоценка роли общественной связи и объяснима. Отношения собственности не только строятся на базе индивидуальной собственности на свою рабочую силу (т. е. коренятся в сущности человека), но и ведут к. индивидуализации труда через диалектику конкретного и абстрактного труда. Индивидуализация труда предполагает высвобождение сущности человека из недр антагонистических общественных отношений. Проследим логику развития данных соотношений, связей.

 

Собственность на средства производства действительно задает масштаб развитию индивидов, но не изнутри, а извне, как чуждый, ограничивающий элемент развития. Подобно политической системе, государству, выступающему от имени интересов всего общества как силы, стоящей над обществом, собственность на вешные элементы производства выступает в качестве представителя интересов всех живых рабочих сил, задействованных на основе данных средств производства. Реально же представленные интересы частного владельца средств производства не связаны со способностями к тому виду труда, что осуществляется на его производстве. Это ведет к волюнтаристскому соединению рабочей силы и овеществленных сил природы ("неогранического тела"), отсюда и негармоничное развитие производительных сил, их возможное физическое уродство и социальная ограниченность в целом. Сам по себе процесс труда нуждается не в присвоении как владении средствами производства, а только лишь в их использовании и распоряжении.

 

Сравним владение как имущественное акцентирование и стагнацию, а пользование и распоряжение как процессуальное: первое - внешнее, иное, негативное себя самого (4), второе - внутреннее, суть,- свобода на социальном уровне. Дифференцированное, гибкое использование самых различных средств производства - важное условие всестороннего развития способностей и потребностей, а также их интеграции на новом уровне сложности. Индивиды всегда начинают с присвоения имеющихся у них сущностных сил в виде задатков способностей, используя их в том или ином виде практики. Развитие способностей приводит к оформлению новых средств производства (овеществление новых потребностей в труде). Чем дальше разведены непосредственные способности к труду и потребности человека (через навязывание чужих ему целей), тем медленнее идет овеществление сил природы, технизация и автоматизация производства. Таков внутренний механизм замедления роста производительных сил под воздействием отсталых производственных отношений.

 

Докажем, что отставание производственных отношений и "чуждость" их непосредственному развитию сущностных сил тем больше, чем дальше мы продвигаемся вглубь формационных ступеней. Ограничения на первой фазе развития человеческого общества природоприсваивающвй экономики были внутренними, не мешающими самоосущвствлению сущности человеческого (диалектика способностей-потребностей). Половозрастное разделение труда и слабость "неорганического тела" человека можно назвать противоречиями роста юного человечества.

 

Внешние ограничения, определенный предел развитию способностей целых классов возникает с делением общественного труда на умственный и физический, когда происходит отчуждение овеществленных уже способностей в виде частного владения материальными благами, прежде всего орудиями труда и .людьми как главным орудием труда - рабовладельческого строя. Борьба коллективных и индивидуальных интересов увенчивается на этом этапе победой индивидуальных интересов, причем в превращенной форме (вместо разрешения противоречия имеет место стагнация антагонизма).

 

Возрастание сложности, а значит, и прогрессивность отношений по сути на этой ступени социального прогресса состоит в примате общего над единичным: множество значительно богаче единства, достигнутого через единицу (в отличие от конкретного множества, пока еще на данном этапе недостижимого).

 

Устранение личной зависимости от овеществленных чуждых способностей (суть частнорабовладельческсй и частнофеодальной собственности на средства производства)’ приводит к значительной дифференциации отношений "рабочая сила - орудия труда" (5). Орудиями труда е эпоху механизации и индустриализации выступают многочисленные овеществленные силы природы, снимая однообразие использования рабочей силы. Имеет лк место по-прежнему ограничение свободы рабочей силы извне собственностью на средства производства'7 Да, - поскольку, постольку, сохраняется порабо-нщвдзе воздействие общественного разделения труда, и переход из одной отрасли в другую, от физической деятельности и духовной и обратно затруднен в силу классовых антагонизмов, охраняемых государством. Труд, навязываемый наилучшим представителям, воплощающим сущностные силы рода в полной мере, остается извне ограниченным, а потону непропорциональным. Как бы ни был демократичен частный собственник (в силу развертывания буржуазной идеологии - демократической "свободы", "равенства", "братства"), его способности не совпадают, как правило, с принадлежащими ему средствами производства в полной мере, поскольку непосредственно общественный их характер богаче индивидуальных черт человека при абстрактном труде. Отсюда и нерациональное, антигуманное использование рабочих рук. На наш взгляд, производительная сила труда, вызываемая к жизни самим капиталом кроется в следующем: действительное, необходимое соединение в обшесоциальном плане умственного и физического труда.

 

Труд тем абстрактнее, чем более опосредованным является. Тогда процесс труда может быть начат только в случае соответствующей индивидуальной (в онтогенезе) или исторической (з филогенезе) "подготовки", суть которой состоит в осваивании социального опыта взаимодействия с остальным (внечеловеческим) миром, через развитие определенных навыков (способностей). Так, труд земледельца в дофеодальную и феодальную эпохи состоит (по Гегелю) в конкретном удовлетворении грубы, физиологических потребностей (в еде, тепле, и т. д.). Ремесленный труд ;-«* предполагает удовлетворение наведенных человеческих потребностей (а значит, и способностей) в признании, общезначимости. Материальным эквивалентом общезначимости выступают деньги.

 

Дальнейшее развитие рыночных отношений приводит к предельной абстрактности труда, когда товаром выступает (в денежной мерке выражается) сама способность к труду, рабочая сила. Дальнейшее абстрагирование невозможно; рабочая сила имеет бесконечное отношение к бесконечной природе ("внешней" и человеческой). Далее может следовать лишь отрицание отрицания.

 

Таким образом, диалектика труда с точки зрения философских законов общего характера и с точки зрения экономической теории одновременно обогащает не только теоретическую формулу научного материализма, нс и обосновывает оптимизм формационных переходов, открытых классиками марксизма.

Категория: Философия | Добавил: fantast (24.06.2018)
Просмотров: 17 | Рейтинг: 0.0/0