Главная » Статьи » Наука » Философия

Современный материализм и история

Современный материализм и история

Д. филос. н., проф. Т. С. Васильева Пермский университет

 

Как известно, творческий характер научного материализма в наибольшей мере проявился в предсказании переломного момента истории, связанного с переходом от предыстории к подлинной истории. В этой связи ключевым вопросом современного материализма является вопрос об универсальной социальной сущности человека, которая наиболее адекватно выражается в формирующемся под влиянием современной НТР новом типе труда - всеобщей, научном труде - и порождаемой им форме собственности.

 

Труд и собственность суть две стороны человеческого способа существования и развития, состоящего не в потреблении того, что дано природой в готовом виде, а в преобразовании ее. Преобразующий способ является высшей формой активности материи и ставит человека в практическое отношение не только к вещам, с которыми он непосредственно взаимодействует, но и к бесконечному миру как целому. Бесконечное в человеке проявляется, прежде всего, через его материальную деятельность, труд.

 

Как материальное социальное существо, человек живет природой и чем универсальнее сфера той природы, которой он живет, тем универсальнее его сущностные силы, универсальнее "субстанция" труда. Исторические формы, или типы, труда различаются прежде всего тем, какие силы природы и человека вовлечены з процесс труда и каким способом они вовлечены. Так, ручной труд в любой его форме связан с эмпирическим освоением человеком преимущественно внешних сторон макромира. Присоединение новых, более мощных сил природы научным способом, что стало возможным с проникновением человека в некоторые сущностные стороны макромира, в частности, физические, привело к преобразованию ручного труда в машинный. С развернувшимся в условиях современной ИГР процессом проникновения человека в микро- и мегамир открылись небывалые возможности для одновременного использования в технологическом процессе не отдельны; природных сил, а их сложной совокупности. В силу этого труд все больше онаучивается и приобретает характер деятельности, управляющей силами природы.

 

Непосредственно усложнение, развитие труда выражается в росте многообразия операций. Однако суть промышленного переворота заключается не во введении новых операций, не в росте их количества, а прежде всего в использовании новых, колоссальных сил природы новым способом. Процесс усложнения труда является двойственный: с внешней стороны он есть увеличение количества непосредственных трудовых операций, а с внутренней - присоединение новых, более мощных сил природы, совершенствование способа их присоединения. Поэтому при переходе к новому историческому типу труда необходимо учитывать в первую очередь не операционный план, а сущностный, связанный со степенью развития сущностных свойств (сил) человека. Наиболее общей сущностью, "субстанцией" труда являются действующие сущностные силы человека, которые могут существовать и развиваться, только присоединяя к своей исходной (природной и социальной) активности силы природы, сами по себе безграничные (1). Чем сложнее те силы природы, которые ассимилированы и преобразованы в человеческие сущностные силы, тем сложнее материальный труд и произведенная на его основе общественная жизнь в целом. История человечества есть не что иное, как "история порождения человека человеческим трудом" (Маркс).

 

Каждая ступень развития общества характеризуется определенным уровнем развития сущностных си? человека, показателем которого служат прежде всего орудия труда, в которых они овеществлены и посредством присвоения которых могут быть переданы последующим поколениям. Поэтому развитие индивидов и общества может идти путем передачи собственного достигнутого уровня создаваемым им орудиям - труда, овеществления человеческих сущностных сил в природных средствах социального существования, посредством которых и осуществляется труд. Исходным и определяющим объективным фактором общественной жизни выступают действующие, производящие себя и средства труда индивиды. Усложнение средств труда зависит от развития человеческой сущности, от актуализации потенциально бесконечных всеобщих сущностных свойств человека, ибо "первая природа" не способна самостоятельно развиваться во ’ вторую". Лишь совершенствуя посредством присвоения более сложных природных сил свои способности и потребности, индивиды совершенствуют и технические средства, и есть основательности исторического действия - это результат аккумулятивного развития человеческих сущностных сил, выраженных в аккумулятивном развитии техники, науки, искусства и т. д.

 

Как мерило развития сущностных сил человека, в первую очередь рабочей силы, или способности к труду, орудия труда дают возможность судить о том или ином историческом этапе, его социальной структуре и, в известной мене, предсказывать направление дальнейшего развития общества. Однако из этого никоим образом не следует что они определяют экономические отношения (основу которых составляют отношения собственности) и социально-экономическую структуру общества в целом. Формирование и изменение экономических отношений, в том числе отношений собственности непосредственно обусловливает не техника как таковая, а живая человеческая деятельность, труд.

Между трудом и собственностью существует глубокая связь, состоящая в том, что отношения собственности, вне которых невозможен труд, производив от труда, заключающего в себе главной источник их развития. Каков труд, его сущность, "субстанция", такова форма собственности и социальная структура общества в целом. Собственность есть предпосылка и результат практического отношения индивидов к условиям производства, она формируется лишь в процессе преобразования природы и создания средств труда, служащих проводником человеческих воздействий на нее. В зависимости от сущности труда предмет и средства труда (средства производства) обособляются в особые структуры (мельница, фабрика, автоматизированная система и т. д.), которые и становятся объектами собственности. Между трудом и средствами труда, с одной стороны,. средствами труда и экономическими отношениями - с другой, существует своего рода структурное соответствие. Отношения собственности формируются в процессе труда на основе особой матрицы, в качестве которой выступают обособившиеся в соответствии с природой труда, его историческим типом как объекты собственности средства производства. Научный смысл утверждения Маркса, что ручная мельница дает общество во главе с сюзереном, а паровая мельница - во главе с промышленным капиталистом, становится понятным, если учитывать двойственное отношение индивида к средствам производства, т. е. отношение к ним как к простому моменту труда и как к объекту собственности. В первом случае они служат мерилом и показателем развития рабочей силы, во втором - показателем тех производственных отношений, при которых совершается труд.

 

По своей сущности отношения собственности являются отношениями между людьми, их истинное содержание - экономическое, т. е. они есть отношения между людьми как собственниками или собственниками и несобственниками. Однако эти отношения наполняются, обогащаются действительным экономическим содержанием в зависимости от природы труда, разделения "субстанции" труда, которое происходит при опоре на орудие труда. Ручной труд осуществляется при помощи орудий труда, являющихся по существу орудиями человеческого организма. Они приспособлены, "пригнаны" к органам человеческого тела, в первую очередь к руке и потому не выступают в качестве самостоятельных объектов собственности, обособленных от индивидов. Поскольку труд не отделен от его объективных условий, остается еще собственным трудом работника, последний (с разделением труда на материальный и духовный труд) непосредственно присваивается в качестве объективного условия производства. Раб как рабочая сила является вещью, принадлежащей отдельному рабовладельцу, и не относится к своей живой трудовой деятельности как субъект. Крепостной крестьянин выступает наравне с рабочим скотом придатком к земле. Лишь тогда, когда труд становится собственно машинным, он воспроизводит отделение рабочей силы от объективных условий труда (средств производства). Рабочая сила выступает теперь в качестве чисто субъективной способности к труду, отделенной от своих жизненных условий, и не относится к объективным условиям труда как к неорганическому продолжению собственного тела. В отношениях к средствам производства отчетливо обозначаются две стороны: собственно трудовая, связанная с присоединением к силам человека сил природы, и эко нойте с кая, связанная с отношением к ним как к своей или чужой собственности. Отношение к рабочей силе также приобретает экономический характер: владельцем потенциальной рабочей силы становится наемный рабочий, а действующей рабочей силы - капиталист. Тем самым реализация и развитие рабочей силы оказались зависимыми как от самого рабочего, ибо, чтобы быть предметом купли- продажи (товаром), она должна обладать способностью доставить полезный труд той или иной отрасли производства, так и от капиталиста, создающего условия для ее воспроизводства.

 

Поляризация отношений собственности, т. е. противостояние двух собственников - собственника рабочей силы и собственника средств производства, заключает в себе более сильный стимул к труду, чем существование в условиях ручного труда единого собственника на рабочую силу и средства производства. С одной стороны, ориентация капитала на накопление придает техническому Оазису динамичный, революционный характер и тем самым вынуждает рабочую силу быть пригодной к эффективному использованию быстро меняющихся средств труда, а также к перемене труда. С другой стороны, к этому ее побуждает наличие рынка свободной рабочей силы и конкуренции. Реализация взаимной зависимости труда и капитала происходит в условиях возрастающего отчуждения труда от его непосредственного производителя, создающего прибавочную стоимость во все возрастающих размерах. Капиталистическое производство в силу самой своей природы ориентировано прежде всего на накопление, на увеличение прибыли и использование ее с целью получения новой прибыли. Источником накопления капитала служит живой труд, присваиваемый собственником средств производства без эквивалента. При отсутствии этого источника накопления капитал не может образовывать основу производства. Только будучи самовозрастающим, производящим новую стоимость, он способен потреблять живой труд. Отчуждая от себя труд как производящую богатство силу, индивид вместе с тем отчуждает от себя и свою родовую сущность и тем самым отчуждается и от самого себя. По мнению Оромма, ни в чем дух отчуждения "не проявился так сильно и разрушительно, как в отношении индивида к самому себе” {Z).

 

Создание и применение машин основано на использовании обобщенных сил природы и потому они функционируют лишь в условиях совместного, комбинированного труда, когда труд вообще приобретает также характер абстрактного труда, противостоящего конкретному труду. При этом всеобщее содержание труда в большей степени связано с конкретным трудом, чем с абстрактным трудом как затратами однородной рабочей силы. Но овеществленный в капитале (накопленной стоимости) абстрактный труд дает гигантский импульс развитию общественных производительных сил, научно-техническому и социальному прогрессу. Капитал не может возрастать, не сокращая общественно необходимые затраты труда, общественно необходимое время. Поэтому частнокапиталистической собственности в меньшей мере, чем рабовладельческой и феодальной, свойственна тенденция превращения индивидов в средства труда, ибо машина сама по себе не обладает внутренним богатством функций, не зависящих от человека: ее "способности” заданы им. В машине функционирование средства труда приобретает по отношению к рабочему относительно самостоятельный характер, а результат труда одного индивида становится исходным пунктом труда другого. Непосредственная взаимная зависимость отдельных работ вынуждает каждого употреблять на свою трудовую операцию (функцию) лишь необходимое рабочее время, что резко интенсифицирует труд, его избыточность. Количественную сторону избыточности труда (создание им больше средств потребления, чем это необходимо для его собственного воспроизводства) выражает всеобщий экономический закон, согласно которому по мере усложнения "субстанции" труда издержки производства неуклонно падают, а живой труд (доля которого при этом также неуклонно сокращается), напротив, становится все более производительным, ведет к увеличению массы материальных благ и экономии рабочего времени. Поэтому хотя машинный труд предполагает усредненного, абстрактного индивида, живущего лишь какой-то одной стороной своей сущности, в тенденции крупная промышленность создает предпосылки для сведения рабочего времени всего общества ко все сокра-щающемуся минимуму и тем самым - для высвобождения времени всех членов общества для их собственного всестороннего (универсального-* развития. Таким образом, поляризация труда и собственности (наличие двух противостоящих друг другу собственников) становится основой индивидуальной свободы человека и одним лз важнейших факторов развития индустриального общества.

 

Ручной труд в любой его форме служит непосредственному потреблению и его основная цель - создание потребительной стоимости. Поэтому он порождает собственность, при которой средства производства принадлежат частным лицам, в зависимости от того, являются ли последние работниками или неработниками, изменяется лишь характер этой собственности, но сохраняется главное - раздробленность средств производства вследствие приспособленности их к субъективным возможностям человека, сноровке и ловкости его рук. Однако сущности ручного труда в наибольшей мере соответствует частная собственность работника на средства производства продукт труда, т.е. трудовая форма частной собственности, способствующая росту общей способности к труду и, соответственно, увеличению пригодности рабочей силы к выполнению различных работ и ее избыточности. Поэтому ручной труд создает предпосылки для превращения раздробленной частной собственности в крупную, основанную на концентрации капитала, лишь тогда, когда в ручных орудиях труда овеществляются более сложные силы природы, вызвавшие рост общей способности к труду и открывшие возможность для превращения внеэкономического принуждения в своеобразный механизм экономического принуждения и относительно свободного развития ремесленников и крепостных крестьян. Превращение ручного труда в собственно машинный осуществляется посредством разделения ручного труда в мануфактуре, что способствует значительному повышению производительности труда вследствие, во-первых, кооперации, которая порождает новую, массовую по своей сущности, производительную силу, функционирующую как средняя рабочая сила, во-вторых - виртуозного исполнения каждой операции частичным рабочим, в - третьих - пригнанности инструментов к особым функциям. Тем самым оно создает одну из материальных предпосылок машины, представляющей собой комбинацию многих простых инструментов. Развивая новую производительную силу, мануфактура вместе с тем ставит и определенные преграды капиталу, так как все создаваемые ею орудия труда имеют еще каждое собственного рабочего, иерархически связанного с другими тем или иным способом в зависимости от степени его искусности. Вследстгие этого она не способна ни охватить общественное производство во всем его объеме, ки преобразовать его коренным образом. Лишь тогда, когда становится возможным производство машин с помощью машин, а не мастерства рабочего, труд производит не только прибавочную стоимость, но и наиболее адекватные его сущности специфически капиталистические отношения собственности, в которых отчетливо выделяются три стороны, представленные в предшествующих ей формах собственности в относительно слитном и слабо расчлененном виде:   1) отношения между людьми как собственниками и несобственниками; 2) отношения к средствам производства как к своей или чужой собственности; 3) отношения к рабочей силе ка. к своей иди чужой собственности.

При этом отношения собственности не только выступают в их непосредственной экономической форме, но и наполняются новым, более сложным содержанием. Главным в их содержании становится не присвоение результатов труда с целью их потребления и рост масштабов этого присвоения, а экономическое присвоение объективных и субъективных условий производства, обладание ими и реальное воздействие на них. Как хозяин средств производства и действующей рабочей силы, капиталист практически (опосредованно или непосредственно) оказывает на них влияние. Его отношение к ним - экономическое, собственническое (отношение владения, распоряжения, использования), сутью которого является увеличение капитала посредством реализации или развития производительных сил, т. е. присвоение абсолютной или относительной прибавочной стоимости.

 

С превращением науки в непосредственную производительную силу, созданием и использованием автоматических систем усиливается зависимость капитала от качества рабочей силы, ее индивидуальности. Совокупный, комбинированный труд в существенной череде связан с реализацией родовых потенций и погашением в силу кооперации погрешностей в задатках и способностях отдельных индивидов. Автоматизированный труд с ростом сложности, содержательности все больше приобретает индивидуализированный характер. Вследствие этого вновь на первый план выходят индивидуальные, а не родовые потенции человека. Это означает, что мерка природы, ее "логика" отходит на второй план. Такая машина, в которой логика природы незначительно опирается на логику развития человека, слабо учитывает ее, разрушает живой труд, лишает его целостности, делает нетворческим. Человек отчуждается от труда не только в силу отношений собственности, но и потому, что в природе машинного труда заключена технократическая тенденция - превращение человека в придаток, "винтик" машины. В сложной автоматизированной системе все функции труда в значительной мере овеществлены, благодаря чему труд приобретает целостный характер, становится более творческим. Развитие труда идет теперь в направлении к человеку, к достижению формально-структурного (изо- и го-моморфорного) сходства с ним. Тем самым мерка человека выступает вновь на первый план. Но это мерка преимущественно не человеческого организма, как это свойственно ручному труду, а собственно человека, человека как универсального социального существа, находящегося в универсальном практическом и теоретическом отношении к миру.

 

В настоящее время освоение человеком природы идет в направлении создания таких поколений техники, которые по сложности приближаются к сложности самого человека. Тем самым создаются материальные предпосылки, которые необходимы для превращения труда во всеобщий научный труд, достигающий научного господства над природой. Научный труд - это прежде всего онаученный материальный труд, выражающий универсальные, всеобщие сущностные силы человека, актуализация которых будет возрастать по мере освоения им ядерных, космических сил. С овладением этими силами материальный труд утратит частичный, разделенный характер, в нем резко уменьшится доля физического труда (мышечных затрат) и радикально изменится его характер, а ведущую роль будет играть высокоразвитая общая способность к труду. Опережающее развитие способностей, в первую очередь способности к творческому, высококачественному труду как основному источнику общественного развития, уже становится главным фактором роста и развития постиндустриального производства. Вследствие этого производство качественно новой рабочей силы, на наш взгляд, начинает обособляться в самостоятельную отрасль производства, которая превращается в наиболее сжитый и наиболее капиталоёмкий вид производства.

 

Создание все более сложной и антропоморфной техники, развитие наукоемких технологий ведет к изменению исторического типа труда и. формирующихся на его основе отношений собственности. Последние не только приобретают коллективный характер, но и обогащаются иным, более сложным экономическим содержанием. Собственность - индивидуальная и коллективная - на рабочую силу становится определяющей, главной стороной отношений собственности. Это предполагает непосредственное (собственно трудовое и экономическое) соединение высокоразвитой рабочей силы с соответствующими ей средствами производства. Как известно, отчуждение от труда порождается в первую очередь разделением труда на материальный и духовный, их противоположностью и узкой специализацией. Поэтому обобществление средств производства и ликвидация эксплуатации приводят к частичному, а не полному преодолению отчуждения, которое возможно лишь при высоком уровне развития сущности материального труда, связанного со сближением физического к умственного труда и радикальным изменением их характера. Такой труд в силу самой своей природы неизбежно превращается в основной способ существования и развития индивидов и становления их как самостоятельных собственников условий труда.

 

Учет импульсов, заложенных в индивидуальной и коллективной собственности на рабочую силу, откроет в будущем возможность создания более мощных, чем в современном капиталистическом обществе, стимулов экономического, научно-технического и социального прогресса. Но до тех пор, пока более мопщые силы природы не будут посредством онаученного материального труда ассимилированы и преобразованы в человеческие сущностные силы, отношения собственности не могут быть коренным образом изменены и, следовательно, направлены на всестороннее развитие индивидов. Ибо в товарном производстве в любой его форме (традиционной или современной социализированной) главным в отношениях собственности остается поляризация собственности, т.е. наличие двух противостоящих друг другу собственников. Эта поляризация утратит экономическую силу тогда, когда абстрактный (преимущественно физический) труд перестанет быть главной основой общественного производства, в качестве которой выступит всеобщий, научный труд. Такой труд будет связан с всесторонне развитым, целостным человеком и совпадает с его универсальной сущностью. Со становлением всеобщего труда, являющегося непосредственным воплощением результатов фундаментальной науки и приводящего в действие колоссальнейшие силы природы, исчезнет стоимость как мерило развития индивидов и общественного богатства и, соответственно, исчезнет товарное производство, с которым связана предыстория общества, а вместе с ним и развитие индивидов, ограниченное заранее установленным, заданным собственностью масштабом (3). Выявление творческих дарований человека без каких-либо ограничений, кроме предшествующего исторического развития, станет возможным вследствие непосредственной направленности всеобщего материального труда и порождаемой им индивидуализированной общественной собственности на саморазвитие индивидов. Тем самым сложатся все предпосылки, необходимые для осознания каждым отдельным индивидом себя как универсального социального существа, производящего собственную сущность, историю и ее смысл на основе преобразования природы, и, следовательно, для окончательного преодоления провиденциалистско-эсхатологического взгляда на историю и ее смысл.

 

Поскольку современный труд, в том числе и автоматизированный непосредственно выступает как преимущественно физический, социально существенно обособленный от умственного, т.е. .как особенный, а не всеобщий, явно выражающий универсальный характер человеческой сущности, он не может осуществляться в такой экономической форме, при которой каждый деятельный, производящий индивид становится не только средством, но и целью. В отношениях собственности преобладающей остается тенденция к присвоению чужого труда, использованию способностей одних индивидов в качестве средства развития других. Отсюда и непреодоленность до конца во взглядах на человека и историю идеализма и провиденциализма с его эсхатологическим исходом или концом истории.

Категория: Философия | Добавил: fantast (23.06.2018)
Просмотров: 15 | Рейтинг: 0.0/0