Главная » Статьи » Наука » Философия

Проблема существования идеального

Проблема существования идеального

К. филос. н. , доц. А. Л. Жуланов Пермский педагогический университет

Материальное и идеальное - две предельно широкие категории философского сознания, в которых обобщены основные виды бытия: природа, мир материальной и духовной культуры, общество как множество людей и как система отношений, внутренний мир индивида. В диалектическом материализме логическим основанием деления понятия "бытие" выступает признак "существовать по отношению к сознанию". Одна группа явлений существует до, вне и независимо от сознания - она называется материей; существование другой группы так или иначе зависит от сознания человека - это идеальное. Такое, на первый взгляд, логически ясное дихотомическое деление понятия бытия наталкивает на трудно разрешимые проблемы при практическом его существовании. Куда отнести предметы духовной культуры (преповедения искусства, научную продукцию, технологические разработки, символику разного рода и пр.), которые выступают перед человеком в двойственной форме как чувственно - сверхчувственные, материально-идеальные вещи? Или как быть с таким образованием, как комплекс "мышления -язык - речь", который бесспорно обладает признаками материального и идеального"7 Следовательно, то разграничение материального и идеального, которое основывается на признаке "существовать по отношению к сознанию", ка деле осуществить весьма трудно или, скорее, невозможно.

 

Обсуждению проблемы идеального необходимо предпослать некоторые методологические соображения. Первое касается статуса философских категорий. Поскольку конкретные отрасли науки складываются, как правило, в недрах философского знания, то при их вычислении из него наследуют ту терминологию, в которой они сформировались. В итоге получается нарушение закона тождества:        один термин выступает носителем двух понятий -философского и частнонаучного. К. чему это приводит, видно на примере кризиса физики начала XX в. отождествление философского понятия материи с одним из ее видов или свойств привело и физиков, и философов в тупик. Поэтому разграничение понятий философии и частных наук, в том числе и терминологическое, необходимо как для той, так и для другой стороны. Если в отношении категории материи это сделано, то в отношении категории идеального нет. Так, термины "сознание", "психическое" употребляются и как философские, и как психологические.

 

Второе соображение касается характера научных понятий. Всякое теоретическое исследование предполагает абстрагирование и идеализацию. Создав систему абстракций как средств познания и зафиксировав ее в системе специальных терминов, мы затем используем ее для описания реальных процессов. И есть тут-то наталкиваемся на проблему исключения абстракция, проблему интерпретации терминов теории в объектном языке. Эта проблема давно осознана математиками, а с созданием квантовой теории и физиками Философские категории материального и идеального как раз и являются такими абстракциями, применение которых к описанию действительности совсем не сводите я к примитивной процедуре навешивания бирок с соответствующими терминами на ее явления. Если бы материальное и идеальнее были просто именами двух классов вещей, различение которых было бы осуществимо с помощью какого-нибудь эмпирического критерия, то проблема отношения материального и идеального решилась бы однозначно и не порождала тех споров, которые составляют значительную часть истории философии. Однако ситуация еыглядит сложнее. О чем говорит хотя бы такой факт, что многие видные идеалисты (и среди них Платон и Гегель), не порывая с идеализмом как мировоззрением, признавали объективное существование материи? Значит, граница между материальным и идеальным в отличие от границ другого не столь зрима и определенна.

 

Приведем некоторые распространенные в отечественной литературе позиции в решении вопроса о природе идеального. Они, как. будет видно, образуют спектр, где каждая позиция представляет как бы его звено, соединявшее смежные взгляды.

 

На одном конце этого спектра располагаются взгляды, согласно которым идеальное выступает как объективное свойство материи, например, в форме ее структурной упорядоченности (1). Конечно, можно договориться принять в качестве идеального структурность материальных объектов, либо присущую им законосообразность, либо еще какое-нибудь объективное свойство. Только какое отношение будет иметь такое понимание идеального к основному вопросу философии, к решению мировоззренческой проблемы сущности мира, к пояснению отношения между материализмом и идеализмом?

 

Следующим нужно назвать пенимание идеального как отношения представленности одного объекта в другом и через другой вне связи с человеческой деятельностью. Идеальным в таком случае будет довольно широкий класс биологических явлений (передача видовых признаков посредством генетического кода, чуморальная регудяция, раздражимость), сигнальные процессы в технических системах, информационные процессы ЭВМ и другие.

 

С этой точки зрения идеальными оказываются даже явления простейшего, например, "элементарного" отражения при механическом взаимодействии тел. И здесь идеальное выступает как чисто объективное отношение двух материальных систем.

 

Общим для двух концепций является признание объективности идеального и его независимости от человеческого сознания и деятельности. В обеих прослеживается стремление решать проблему идеального вне исторического контекста взаимоотношений материализма и идеализма.

 

Далее идет группа представлений, связывающая существование идеального с человеком как индивидом, с тем или другим видом его индивидуальной деятельности. Ее можно разделить на две концепции.

Одна концепция сводят идеальное к физиологической деятельности мезга, например, к. рефлекторной деятельности. Тем самым она оказывается как бы промежуточным звеном между предыдущей группой и следующей. Вторая концепция, имеющая широкое распространение и признание, отождествляет идеальное либо с психическим вообще :ил:: его высшим видом - сознанием), либо с одной из сторон психического (или, соответственно, сознания). В рамках едой общей концепции существует более дробное подразделение различных точек зрения, анализ которого не входит в задачи статьи.

 

Принципиально иная концепция идеального, исходящая из анализа предметно-практической деятельности общественного человека, представлена Э. В. Ильенковым:               "Не идеальность есть "аспект" или " ферма проявле-

 

ния” сознательно-волевой сферы, а как раз наоборот, сознательно-волевой характер человеческой психик;: есть фор:,а проявления, "аспекта" или психическое обнаружение идеального (то есть социально-исторически возникшего) плана отношений человека к природе” (2). "Идеальное" - зто схема реальной, предметной деятельности человека с вещами внешнего мира, имеющей целью изменение образа вещи, а не самой вещи (3'. Таким образом, "идеальное" не существует там, где нет человека, не зто не значит, что "идеальное" находится в голове, в толще мозга !4;.

 

Несмотря на достаточно прозрачный смысл этой концепции идеального, она не стала общепризнанной среди философов, называющихся марксистами. Смущает, прежде всего, такой признак идеального, как его объективность. Что идеальное есть отношение представленности - зло как будто ясно, что во время моего мышления я оперирую образами вещей, зафиксированными в моем сознании и выраженными (то есть представленными) в словах, - такая модель процесса мышления понятна и кажется бесспорной , неописанный процесс есть всецело субъективный процесс. Как же быть- с объективностью идеального?

 

Концепция Э. В. Ильенкова представляется автору данной статьи следующим образом. Предметом идеальной деятельности человека являются образы реальных вещэй, но не в их непосредственной субъективно данной, чувственно переживаемой, а потому чрезвычайно текучей и почти неуловимей форме, а, наоборот, образы, достаточно жестко зафиксированные в исторически выработанных обществом формах культуры, прежде всего в естественном языке, в разнообразных системах символов и занков, в том числе научной символике и т. п. Каждый вид общественной деятельности вырабатывает свои общезначимые схемы деятельности, фиксируя их в некоторых объективированных формах, е специализированных "языках", так что приобщение людей к этому виду деятельности, если только она не открывает его заново, начинается с усвоения готового "языка", буть то технология в сфере производства или искусства (так называемая "техника", понимаемая как совокупность приемов деятельности), культовые действия, правила политической игры или приемы определения площадей и объемов тел.

 

Таким образом, обычнее представление о мышлении как субъективном процессе не учитывает главного обстоятельства, без которого не было бы мышления как специфически человеческого вида деятельности. Пытаясь понять мышление чисто интроспективным образом, мы не замечаем, что в процессе мышления, что бы ни было его предметом в каждом отдельном случае, мы совершенно бессознательно производим операцию наложения на наш чувственный опыт своеобразной координатной сетки-, состоящей из выработанной обществом системы категории, в качестве которых как раз и выступают созданные, ранее и уже предметно зафиксированные схемы деятельности. Как известно, эта идея лежит в основе учения Канта об априорных формах чувственности и рассудка. Оказывается, что форма чувственности и формы мышления - это действительно всеобщие, а не только индивидуальные, не только данному индивиду присущие, форм*.;. Так, наблюдая некое явление, мы только тогда начинаем его понимать, когда определим его в категориях формы, причинности, сущности, рода и вида, других. Например, чтобы определить форму Земли, люди представляли ее как диск, шар, затем приплюснутый шар, героид, накладывая каждый раз на свой ограниченный опыт подсознания известную им из другого источника форму. Можно сказать, что мы и чувствуем общественным образом, причем речь идет не о высших, что очевидно, а о низших чувствах и ощущениях. Например, в результате обучения человек начинает различать сотни оттенков цветов, в то время как необученный - лишь единицы или десятки.

 

С этой точки зрения становится понятным, что культурный прогресс происходил в той мере, в какой человечество осваивало мир, переводя внешнюю реальность (и природу, и общество) в формы своей жизнедеятельности - в идеальные формы, закрепляя их в "языке", понимаемом в выше указанном смысле. И недаром подлинными новаторами в культуре признаются те .люди, которые обогатили ее новыми идеальными формами (методами познания и деятельности научными парадигмами, технологическими приемами и т. д., и т. п.). Многократное повторение этих идеальных форм другими людьми может быть полезно и жизненно важно, в частности и как способ признания их в качестве всеобщих и необходимых, ибо без этой санкции они не станут идеальными формами, но все-таки их повторение составляет лишь экстенсивный план развития культуры.

 

Однако всеобщность форм чувственности и мышления и их необходимый характер для каждого.отдельного индивида не придают идеальному свойства объективности в материалистическом понимании данного термина. Если этих предикатов (всеобщности и необходимости) было достаточно для Канта, чтобы считать формы чуственности и рассудка объективными, то, с точки зрения материализма, объективность идеального должна быть обоснована особо. Поэтому никуда не уйти от вопроса: как существует идеальное, каков способ его бытия?

 

Чтобы дальнейшие рассуждения имели наглядный характер, обратимся' к конкретной области знания - математике. Идеальный характер ее объектов несомненен, и уже с древности математики и философы стремятся постичь их сущность. Знаменитый вопрос Пифагора "Где существуют числа?" и в наше время является актуальным. То ли они образуют особый мир, расположенный между миром идей и миром вещей, то ли существует в "сознании" (или, грубое, в "голове"), или это просто свойство классов эквивалентных множеств? Но ведь ясно, по крайней мере каждому материалисту, что число, например, количественное натуральное число создано человеком и само по себе не существует. В истории математики несложно проследить, как возникли различные виды чисел; отрицательные, иррациональные , мнимые. Интересно обратить внимание на весьма характерные названия чисел. Давая их, рассудок не хотел принимать этих чисел в качестве нормальных, то есть разумных. Во жизнь заставила смириться с этим и ассимилировать их в системе математики. Итак, что число есть продукт культуры, что оно порождено человеком, можно считать бесспорным.

 

История развития понятия количественного натурального числа связана с развитием счета, который прошел ряд ступеней. Сперва это "счет” путем установления взаимно-однозначного соответствия одного множества с другим, уже известным. Затем выделяется некоторое эталонное множество, с которым сравниваются все другие. Принципиально важным становится третий этап, когда возникают названия для сосчитываемых совокупностей предметов, то есть названия чисел. Счет в современном его понимании начинается именно с этого. И последний этап - создание рациональной системы символов, которая обеспечивала бы удобство вычислений (то есть позволяла бы создавать алгоритмы вычислительных процедур) и экономность записи. Наилучшей оказалась индийско-арабская десятичная позиционная система, хотя известно и много других.

 

Итак, в процессе развития счета путем сравнения совокупностей предметов люди вычленили их общее свойство и дали ему сперва имя (например, "пять" происходит от "запястье"), а затем его заменили графическим знаком. Где же само число? Оно не есть свойство совокупности подлежащих счету предметов, ибо это свойство существовало до появления счета. Нельзя сказать, что оно находится и в сознании, так как и слово, и графический знак числа существуют в качестве материальных предметов. Что же остается? Число существует как отношение между общим свойством класса предметов, выделенным в ходе практической деятельности и выраженным посредством некоторого эталонного множества, и знаком (словом, графическим символом, изображением), отношение, зафиксированное посредством психо-физиологической деятельности мозга.

 

Исходя из такого понимания числа как идеального объекта, можно сделать вывод: во-первых, идеальное объективно, оно существует как объективное отношение материальных вещей; во-вторых, идеальное существует только как сторона человеческой предметно-практической деятельности, благодаря которой оно только и может появиться; в-третьих, идеальное существует на основе психо-физиологической деятельности мозга и вне ее не мыслимо. Поэтому психическое и идеальное .- это два различных, хотя и взаимосвязанных вида деятельности человека: биологический и социальный, где первый - генетический и актуальная предпосылка второго. Отношение психического и идеального - это отношение низшего и высшего в составе целостной деятельности человека, идеальное появляется с того момента, когда субъект начинает отделять психический образ от его объективного прообраза, а это происходит при условии что схема непосредственного взаимодействия в системе "животное - внешняя среда" усложняется за счет появления промежуточного звена. Этим новым элементом становится знак, понимаемый в самом широком смысле. "... 'Основной и самой общей деятельностью человека, отличавшей в первую очередь человека от животного с психологической стороны, является сигнификация, т. е. создание и употребление знаков...”, - писал Л. С. Выгодский (5). Таким образом, идеальное - это тернарное отношение между субъектом, объектом и знаком, в котором последний представляет, замещает объект и позволяет субъекту оперировать объектом опосредованно через манипулирование знаком.

Категория: Философия | Добавил: fantast (23.06.2018)
Просмотров: 15 | Рейтинг: 0.0/0