Главная » Статьи » Наука » Философия

О соотношении между понятиями "материальное", "идеальное", "психическое"

О соотношении между понятиями "материальное", "идеальное", "психическое"

Инж. лаборатории комплексных физико-географических проблем П. Л. Попов. Институт географии СО РАН, г. Иркутск

Выявление и анализ понятий, соответствующих наиболее высоким уровням абстракции (иногда называемых предельно широкими понятиями), - один из основных предметов философских исследований. Причем эти исследования включают как определения - в той или иной форме - содержаний таких понятий, так и чисто терминологические аспекты. Можно сказать, что установление системы предельно широких понятий - (первый шаг и) важный элемент любой философской системы. (Под "установлением " мы имеем в виду не обязательно создание новой, но и принятие одной из уже существующих систем таких понятий; под философскими системами - любые достаточно цельные и основательные философские построения, как сходные, так и глубоко различающиеся между собой).

 

Нам представляется, что одно из требований к системе предельно широких понятий заключается в том, что она должна делить реальность нацело, не оставляя ни одной сферы реальности вне соответствия предельно широким понятиям. Традиционная для советской философии система из двух предельно широких понятий - "материя" и "сознание" этому требованию не удовлетворяет - "психическое у животных" (немалая сфера реальности!) не есть ни материя, ни сознание, поскольку сознание однозначно связывается с человеком (и говорить о примитивных, зачаточных формах сознания можно только применительно к первобытным людям, в крайнем случае - примини-тельно к ближайшим предкам человека - но не к животным вообще). Если некоторая сфера реальности "выпадает" из системы предельно широких понятий, то и вся философская система, если она будет последовательно строиться на основе данных предельно широких понятий, не проявит внимание к указанной сфере реальности; но если все же философская система выйдет за рамки своей неполной системы предельно широких понятий, отрицательное влияние этой неполноты все же может проявляться тем или иным образом.

 

Другое требование к системе предельно широких понятий - каждый термин, соответствующий одному из таких понятий, должен взаимно однозначно соотноситься с определенным содержанием - в пределах данной философской системы.

 

Наконец, и сами термины, выражающие такие понятия, должны быть по возможности адекватны обозначаемым ими содержаниям; хотя теоретически знак произволен по отношению к обозначаемому, фактически любой философский термин имеет этимологию и историю, вызывающие те или иные ассоциации, соответствующие или не соответствующие закрепленному за термином содержанию.

 

К числу наиболее важных предельно широких понятий относятся, несомненно, "материальное", "идеальное", "психическое". Предельность этих понятий, впрочем, в некотором смысле условна, так. как они сами поддаются объединению в более широкие понятия - в то же понятие реальности; но принципы их объединения между собой отличаются от принципов объединения, положенных в основу каждого из этих понятий в отдельности. Вообще "предельно широкое понятие" - это тоже понятие, нуждающееся в основательном рассмотрении, что, однако, не предусмотрено в данной работе. Определяем же мы его так: предельно широкое понятие - это понятие такого уровня абстракции, который позволяет системе из нескольких таких понятий охватить все многообразие реальности. Несомненно, что "материальное", "идеальное", "психическое" относятся к числу таких понятий. Именно эти три понятия часто определяются в философской литературе взаимоисключающим образом.

 

Заметим, что от определения любого предельно широкого понятия зависит по меньшей мере определение одного такого понятия, поскольку сферы реальности, включаемые в некоторое понятие в соответствии с одним его определением, при ином его определении должны быть включены в другое понятие (иначе останутся вне системы предельно широких понятий).

 

Мы, разумеется, не ставим задачи полностью определить соотношение между понятиями "материальное", "идеальное", "психическое", но считаем возможным продвинуться в этом направлении рассмотрев эти понятия - при учете сформулированных выше требований - в соотношении не только между собой, но и с некоторыми другими. Рассмотрение мы начнем с анализа понятий "материальное" и "идеальное" в их соотношении. Полагаем, что для этого анализа необходимо предварительно рассмотреть несколько более узкие понятия "вещественное" ("вещественно-энергетическое"), "морфологическое”, "пространственно-временное". Исторически категория "вещественное" - прообраз категории "материальное". Слово "материя", как известно, в латинском языке означаю именно "вещество". Впоследствии категория "материя" (и соответственно "материальное") расширилась в содержании; но несомненно, что "вещественное" - одна из основных частей этого содержания. И в самом начале своего существования в философии "вещественное" выступает в соотношении с "эйдетическим", "морфологическим". Понятие "эйдос" ввел в философию, как известно, .Платон. Но "эйдос" Платона - это не только структура объекта, но также импульс, исходящий из высших сфер реальности, структурирующий материю (вещество). Философия Аристотеля более эмпирична и менее мистична, чем философия Платона; аристотелевское понятие "форма" ("морфе") отражает ту же сущность, которую отражает (но в виде, сильнее трансформированном мистическими построениями) платоновское понятие "эйдос". Аристотелевская трактовка "морфе" ценна псныне. Известный биолог А. А. Любишев (1) так характеризует на современном материале соотношение между "морфе" и "хюле" ("веществом", "материей"), основываясь на представлениях Аристотеля:               "...это противопоставление, по

 

Аристотелю, относительно и на разных уровнях имеет разный смысл. То, что было "морфе" для одного уровня, может сказаться "хюле" для более высокого. Скажем, клетка есть "морфе" по отношению к составляющим ее атомам, но она есть "хюле" по отношению ко всему организму. Но и организм как рабочая пчела есть "хюле" по отношению ко всему рою". Современное понятие "морфология" (сам этот термин был введен Гете) восходит в аристотелевскому понятию "морфе", но уже не имеет того мистического оттенка, который сохранялся и у Аристотеля в представлении о форме как активном по отношению к материи начале. "Морфология" - понятие, широко употребляемое во многих естественных и некоторых гуманитарных науках; необходимо правильно определить его место в системе предельно широких понятий. Отметим в этой связи, что вышеприведенная трактовка понятия "морфология" является неполной. Ео-первых, морфологией обладают и процессы, и в этом случае структурными единицами, слагающими целое, являются специфические этапы процесса. Ео-вторых, указанное определение можно назвать только определением "внутренней" морфологии, есть еще и "внешняя" морфология, труднее определимая, но неразрывно связанная с "внутренней". "Внешняя" морфология - совокупность признаков объектов, определяющая характер их взаимодействия в рамках "внутренней" морфологии. (Наличие в понятии "форма" внешнего и внутреннего аспектов подчеркивал Гегель). Все количественные признаки являются морфологическими; вспомним, что поздний Платон отождествил свои "эйдосы" с числами, а современные исследователи трактуют идеальный образ объекта у Платона как "математическую структуру". Но уместен вопрос - не является ли широко трактуемое понятие "морфология" синонимом определенности объекта? И соответственно, понятие "морфологический признак" не является ли синонимом признака вообще? Ответ таков: существуют признают, не являющиеся морфологическими, и соответственно существуют определенности, не являющиеся морфологическими определенностями. Об этом - ниже. Пока же отметим следующее - морфология существует на вещественном субстрате; с другой стороны, вещество всегда имеет морфологию (на это указывал еше Аристотель). Как же тогда разошлись понятия "морфологическое" и "вещественное"? По меньшей мере два обстоятельства вызвали такое расхождение. Во-первых, не только вещество и энергия обладают морфологией. Морфологией обладают также учзстки пространства (форма,           величина,

 

кривизна) и времени (величина): морфологией обладают и психические явления. Но важнее другое - "одни и те же" морфологии s с кие приз каки мог ут одновременно присутствовать на разделенных в пространстве объектах. Более того, могут существовать объекты, практически тождественные по своей морфологии, скажем, два "совершенно одинаковых" кусочка воска (пример Декарта). Однако их "полная" морфологическая тождественность друг другу (на всех структурных уровнях вещества) сочетается с их соответствием двум разным вещественным отдельностям. И наоборот, "одна и та же" вещественная отдельность может соответствовать разным морфологиям в разное время - кусочек воска, расплавляясь, становится морфологически непохожим на свое предыдущее состояние, но сохраняет соответствие "той же самой" вещественной отдельности и, следовательно, особый тип тождества со своим предыдущим состоянием и особый тип различия с "другим" кусочком воска. В понятии "та же самая вещественная отдельность” заключено представление о другом, неморфологическом типе определенности. Разумеется, это понятие как и "та же самая морфология", - это абстракции. Реально морфологические признаки разных объектов всегда различаются в той или иной степени. И "одна и та же" вещественная отдельность в результате обмена веществом и энергией со средой становится не вполне "той же самой". Но совершенно очевидно - степень приближения объектов к морфологической тождественности друг другу и степень их приближения к соответствию одной и той же вещественной отдельности в высокой степени взаимно независимы. Б операции отождествления и различения вещество (-энергия) и морфология выступают как в особом смысле самостоятельные сущности. Но отождествление и различие - операции гносеологические; можно ли говорить об особого рода онтологической самостоятельности вещества (-энергии) и морфологии? Ыы полагаем - да, можно, потому что отождествление и различение отражают онтологические отношения Еещгй -иначе характер членения мира е мышлении не зависел бы от характера действительной дифференцированности мира. Именно расхождение вещественной и морфологической определенности - основная причина расхождения понятий "вещественное" и "морфологическое".

 

Несводимая к морфологическим признакам индивидуальность вещественных объектов давно известна в философии. В средневековой западноевропейской философии это понятие выражалось термином "немери-ческое тождество" и противопоставлялось "формальному" (=морфологическому) тождеству. В современной отечественной философии существует термин "генетическое тождество" (г, В). Мы полагаем, что этот термин не вполне удачен, поскольку вещественно-энергетическое тождество (назовем его так) имеет место и тогда, когда никакого процесса изменения и порождения нового (что подразумевается в понятии генезиса) не происходит и все свойства объекта сохраняются. Мы полагаем, что не вещественно-энергетическое тождество следует определять через понятие причинной связи, а, наоборот, понятие причинной связи следует определять через понятие вещественно-энергетической связи, поскольку такая связь есть необходимое условие причинения

 

В средние века существовало выражение "индивидуум есть невыразимое" (в содержательном отношении восходившее к Аристотелю, 4). Человеческое мышление способно постигнуть факт существования "нумерического" различия между морфологически тождественными объектами (если бы этого различия не было, не было бы и этих объектов - был бы один объект), но не способно выразить суть этого различия (и соответственно, суть "нумерического" тождества объекта самому себе). Лобов сообщение (т.е. информирование) непосредственно отражает морфологические признаки объекта сообщения или его окружения. Выразить различие между объектами, абста-гируясь от их морфологических признаков, невозможно. Иногда вещественно-энергетическое тождество-различие стремятся свести к пространственно-временному тождеству-различию (такова точка зрения Локка; встречается она и в современной философии). Эта точка зрения основана на том, что любой объект макромира имеет уникальную пространственно-временную траекторию. Но в таком понимании "нумерическая" индивидуальность приписывается только .отдельностям пространства и времени (или отдельностям пространства-времени). Но с не меньшим основанием индивидуальность, несводимая к морфологическим признакам, может быть признана и непосредственно у вещественно-энергетических отдельностей.

 

Отметим факт:                слово "информация", первоначально означавшее "пере-

 

даваемые сведения", нередко употребляется сейчас в значении "структура", "морфологические признаки" (в частности, в географии). Перенос значений "передаваемые сведения" - "морфология" закономерен. Именно морфологические признаки могут быть "отчужденны" от одного материального субстрата и переданы на другой. Вещественно-энергетические отдельности тоже подвижны, "миграционны”, более того - именно они и переносят информацию; однако конкретная вещественно-энергетическая отдельность не может многократно тиражироваться в своей определенности на одновременно существующих пространственно-разделенных объектах. Еще от одного объекта часть вещества переходит к другому, значит, оба объекта обладают общим вещественно-определенным признаком, но - в разное время, мышления и язык (обмен информацией) возможны только на основе морфологической знаковой системы. Поэтому путь, выбранный эволюцией психического - отражение морфологических признаков. Вещественно-энергетическое (' "нумеричес-кое", "генетическое" тождество-различие) познается через морфологические признаки, которыми оно всегда тем или иным образом отмечено. Существует, однако, тип неморфологического тождества-различия, восприятие которого дано непосредственно в человеческом сознании; это -ощущение каждой личностью своей психической индивидуальности - неповторимости своего "я". Психические явления также имеют морфологию, отражающую (может Сыть, неоднозначно отражающую) морфологию физического субъекта сознания, но индивидуальность "я" несводима к индивидуальности физической и психической морфологии личности (см. об этом: 5, 6, 7; особенно подробно - 3). Конкретное "я" принципиально отличается от комплекса морфологических признаков отношением к материальному (физическому') субстрату - одно и то же "я" в любой момент времени может находиться только на одном материальном су'бстрате. Подчеркнем - конкретное "я" не просто реально не находится на двух одновременно существующих материальных субстратах, но - это невозможно принципиально. Индивидуальное "я" имманентно обладает единичностью, в этом проявляется его неинформационная природа. Индивидуальность "я" несводима и к вещественной индивидуальности атомов и молекул, образующих материальный субстрат сознания - это положение очевидно и едва ли нуждается в специальном образовании. Таким образом, психическая индивидуальность в некотором своем аспекте несводима к морфологической индивиду'альнссти. Но психическое обладает и морфологией. Здесь уместно вспомнить известные слова Маркса: "Идеальное - это материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней" (9). Но "пересаживанию" в человеческую голову, в некотором смысле "отчуждению" от конкретных отдельностей вещества и энергии, времени и пространства поддаются имение морфологические признаки. Мы полагаем поэтому', что идеальное может пониматься как "морфологическое - в - психическом", отражающее "морфологическое - в - физическом". Но саморефлекеирующее "я" - несводимо к связке морфологических признаков, и не соответствует определению идеального. Оно - не "пересаженное в человеческую голову", а сама эта "голова", само психическое в его сущности, если и выводимое из физического, то несводимое к нему.

 

Резюмируем все вышесказанное.

 

"Вещественное" и "морфологическое", несмотря на их объективное взаимопроникновение, в операции отождествления и различия, а значит, к объективно выступают как в особом смысле самостоятельные сущности. С этим в первуто очередь связано расхождение понятий "вещественное" и "морфологическое". Вещественно-энергетическая, Пространственно-временная, морфологическая определенности - особые взаимно несводимые типы определенностей.

 

Если "материальное" - синоним "физического", "объективного", то понятие "морфологическое" должно включаться в него, наряду с понятиями "вещественно-энергетическое", "пространственно-временное".

 

Морфологические признаки вследствие их "отчуждаемости" от конкретных материальных субстратов ("один и тот же" комплекс морфологических признаков может одновременно присутствовать на разделенных в пространстве объектах) - основа мышления и языка.

Психическая индивидуальность не сводится только к индивидуальности "морфологического-в-психическом", но имеет иной аспект - существует "саморефлексивное-в-психическом", несводимое к комплексу морфологических признаков индивидуальное "я".

 

Термин "идеальное" целесообразно применять как синоним "морфологи-ческого-в-психическом", но не желательно -.как синоним "психического" вс всей полноте этого понятия.

Категория: Философия | Добавил: fantast (23.06.2018)
Просмотров: 17 | Рейтинг: 0.0/0