Главная » Статьи » Наука » Философия

Антропный принцип в космологии и проблема тождества человека и мира

Антропный принцип в космологии и проблема тождества человека и мира

Д. филос. н., проф. а Г. Козин Саратовская экономическая академия

В современной эволюционной космологии получил широкое распространение и статус научного принципа, так называемый антропный принцип в космологии. В его пределах устанавливается факт настолько же поразительного, насколько и органичного соответствия между существующей космологической структурой Вселенной, законами и основными направлениями ее эволюции и существованием самого человека. В данном случае нет необходимости приводить многочисленные факты, подтверждающие это соответствие). Но именно к. такому достраиванию антропного принципа в космологии тяготеют большинство космологов в случае объяснения причин выделенности человека в структуре Вселенной в качестве объяснительного принципа того, как она образовалась, устроена и как она должна развиваться далее.

 

С заметно более обоснованных позиций решает рассматриваемый вопрос английский космолог Б. Картер. Для него Вселенная должна быть такой, чтобы в ней на некотором этапе эволюции допускалось существование наблюдателей. Cogito ergo rnundus talis est. (Мыслю, следовательно, мир таков, каков он есть) (г). Иными словами, просто существовать недостаточно для того, чтобы стать основанием антропного принципа в космологии. Это существование должно быть сварено мыслью, это должно быть не простое, а осмысленное существование. Правда, сам Б. Картер не обосновывает, почему именно осмысленное существование позволяет носителю мысли, в условиях Земли человеку, стать основанием объяснительного принципа микроустройства и микробытия.

В этой связи вслед за К А. Бердяевым нельзя не обратить внимание на причины познаваемости универсума. Они в конечном счете оказываются восходящими к. тождеству человека и универсума, к тому, что человек должен содержать в себе все сущее, весь универсум, все его силы и потенциал возможностей, все свойства, связи и отношения. Только тогда, когда человек. перестает быть просто частью универсума, а становится феноменом равномощным, соизмеримым с ним, универсум оказывается познавательно доступным для человека. "... Познать вселенную возможно лишь для того, кто сам есть вселенная, кто в силах противостоять вселенной как равный, как способный включить ее в себя. Познание человека покоится на предположение, что человек космичен по своей природе, что он - центр бытия.

 

... Человек и космос мерятся своими силами как равные. Познание есть борьба равных по силе, а не борьба карлика и великана" (3).

 

Но не только универсум познаваем человеком потому, что человек тождественен универсуму, но и познаваемость самого человека базируется на указанном тождестве. Действительно, если человек есть та часть универсума, в которой воплощен весь универсум, то для того, чтобы познать универсум внутри себя, необходимо быть тем же, чем необходимо быть для познания универсума вне себя - частью универсума, персонофицирующей в себе целое, весь универсум, феномен соизмеримым с универсумом. Субстанциально универсум и человек оказывается сопряженными и соизмеримыми феноменами, а потому познание человека через универсум и универсума через человека представляет две стороны одного и того же процесса познания антропологической сущности универсума и природой человека, - они оказываются тождественными. Только онтологическая соизмеримость и равномощность универсума и человека превращают его, наряду с универсумом, и только его в универсуме в объект принципиально неисчерпаемый для познания. И это естественно, коль скоро неисчерпаемость человека производна, подпитывается, живет неисчерпаемостью самого универсума.

 

Не отрицая практической природы человеческого познания, практики в качестве универсальной основы познания и, особенно, критерия истины, нельзя не видеть необходимости для современного космизирующвгося мире-воззрения, преодолевающего остатки геоцентрических воззрений на феномен человека, радикального расширения представлений о самой природе человеческого познания, необходимости признания тождества универсума и человека в качестве онтологической основы познаваемости мира, тождества бытия и мышления.

 

В свете вышеизложенного естественное объяснение получает вопрос, перед которым остановили Б. Картер в своем стремлении понять, почему именно осмысленное существование позволяет носителю мысли, в условиях Земли человеку, стать основанием объяснительного принципа мироустройства и мироразвития. Просто человеческая мысль, как способ достижения и форма бытия в человеке тотальности нашей Вселенной, не просто выделяет человека в структуре Вселенной в качестве особого ее элемента, а выделяет его самым радикальным образом, превращая е феномен тождественный Вселенной. Но в этом участвует не только человеческая мысль, а вся система атрибутивных свойств человека: социальность, труд и т. д.

 

Благодаря тому, что человек есть феномен тождественный миру, е котором он возник и существует, человек становится не случайным и второстепенным, а необходимым и фундаментальным, не адекватным, а атрибутивным элементом в структуре нашей Вселенной. Ведь что значит быть феноменом тождественным миру"7 Это предполагает наличие и взаимосвязь в человеке, по крайней мере, двух необычных свойств: во-первых, способность стать наиболее концентрированным выражением онтологических основ мира и на этой основе - высшим воплощением этих основе и, все-вторых, способность быть тотальной противоположностью мира, таким его элементом который, несмотря на то, что всегда есть часть мира, вместе с тем выражает в себе содержание всего мира.

 

Действительно, нельзя быть высшим воплощением онтологических основ мира без того, чтобы не стать элементом мира, репрезентирующим в себе весь мир, и только тот феномен, который способен стать-тотальной противоположностью мира, способен стать наиболее концентрированным выражением онтологических основ мира и на этой основе их высшим воплощением Это, таким образом, в высшей степени необычная, особая часть мира, нс только персонифицирующая в себе все целое, весь мир, но и выступающая высшей формой концентрации и развития его основ, это в определенном смысле предельное существо нашего мира, так как все суще-- находит в нем свое наиболее развитое и концентрированное выражение. В конце концов, оно находит в человеке просто форму своего тотального инобытия всего своего неисчерпаемого содержания, так сказать, все существующее во все:.: сущем обретает в человеке еще одну форму реальности - не во всем сущем, а только е одном, человеке.

 

Все стремится воплотиться в человека или посредством человека в антропологически обусловленные формы существования, позволяющие доразвить себя в соответствии со своей сущностью до форм наиболее адекватно выражающих ее содержание. Мир оказывается абсолютным образом центрированным на человека и антропологически дуален, при этом дуален в той мере, в какой центрирован на человека и центрирован в той мере, в какой антропологически дуален. В последнем случае он четко делится на все, чтс имеет человеческое начало и на то, что его лишено, на то, что существует до и вне человека и на то, что существует в человеке и вне его, как результат антропологизации природы. НО при этом все до и вне человека абсолютным образом центрировано на человека. Оно стремится породить его, так. как стремится воплотиться в нем, ибо акт порождения и антропологического воплощения и перевоплощения сущего есть акт наиболее адекватного раскрытия и реализации содержания системы сущностей всего сушего. Чем больше она входит в человека и концентрируется в нем, тем больше она раскрывает и реализует себя как система сущностей нашего мира.

 

Таким образом, мир в своей эволюции не может пройти мимо человека. Он атрибутивен по отношению к реальности мира и не есть феномен, реальностью которого можно пренебречь, так как есть тот универсальный элемент мира, в котором система его сущностей находит наивысшее развитие в той самой мере, в какой концентрирует себя в его, человеческой сущности. Все сушэе в мире стремится перевоплотиться в человека, как в форму инобытия своей тотальности, ибо она становится формой его дальнейшего саморазвития в той мере, в какой становится средством саморазвития самого человека. Все сушее с определенного момента начинает себя развивать далее посредством человека и это бесконечное пространство развития одновременно становится бесконечным пространством развития самого человека. Эволюция нашего мира стремится завершиться человеком именно потому, что он, в ряду других рациональных процессов во Вселенной, обладает потенциалом возможностей, позволяющим ему противостоять этому завершению, ибо человек как человек живет бесконечным переплавлением возможностей мира в свой собственный потенциал возможностей. Для этого необходимо сконцентрировать все богатство содержания мира в одном феномене. Именно на этой основе он становится неисчерпаемым источником нового типа развития мира - не в форме необходимости , а в форме свободы, не в форме бессознательного, бездуховного, бессубъектного процесса, а такого, который до предела насыщен формами активности субъекта, его сознания и духовности.

 

Будучи в этом онтологическом статусе феноменом тождественным миру, человек имеет все онтологические основания для того, чтобы стать исходной точкой миропонимания, того, как мир образовался, как он устроен, куда и как развивается, ибо человек становится нечто большим, чем просто элементом мира, - целым, всем миром, только не распыленным во всем сущем, а, напротив, стянутым к. одному, сконцентрированным в одном - в феномене человека. 1Ь этой причине эволюция мира не может "пройти" мимо порождения человека, а потому мир не может быть ни устроен, ни развиваться как. угодно, так как всякий акт его эволюции, роста его многообразия был, есть и останется актом поиска и порождения формы концентрации своего содержания. Мир ищет форму своей тотальной противоположности и концентрации. Каждая более прогрессивная ступень эволюции мира отличается от предшествующих еще и, пожалуй, прежде всего по этому параметру - степени выражения в себе тотальности мира. Породив человека (а его мысль, как идеальное, уже есть тотальная противоположность всему материальному) , мир порождает феномен своей тотальной представленности, свою тотальную противоположность, которая не просто противостоит, а выражает в себе весь мир, его эволюцию, которая состоялась как. акт порождения своего онтологически предельного состояния - рациональных процессов, в частности человека.

 

Исключительность положения человека в структуре эволюции нашего мира есть лишь отражение антропологической сущности мира. Мы ведь не просили, чтобы нас создали в качестве феномена тождественному миру, но, коль скоро мы возникли и существуем именно в таком, а не в каком-то ином качестве, мир не может быть ни устроен, ни развиваться как угодно. Иные воззрения по этому вопросу входят в противоречие не просто с фундаментальным, а по-особому фундаментальным статусом человека в структуре мира. Ведь он часть, элемент мира, в котором сконцентрирован весь мир, он тождественен ему. Поэтому мир может быть устроен и развиваться только таким образом, какой позволяет ему быть в согласии, соответствии с нашей собственной реальностью, то есть с абсолютной необходимостью порождения своей тотальной противоположности, нашей атрибутивности в структуре эволюции мира.

Категория: Философия | Добавил: fantast (23.06.2018)
Просмотров: 16 | Рейтинг: 0.0/0