Главная » Статьи » Наука » Философия

Современный материализм и абстрактная концепция материи

Современный материализм и абстрактная концепция материи

К.филос.н., доц. Г.С.Григорьев Пермский университет

Развитие современного материалистического мировоззрения невозможно без переосмысления его содержания, предполагает отказ от сохранившихся в нем представлений старого материализма. Эти представления - основа концепции материи как абстракции, образуемой мышлением посредством отвлечения от всех признаков вещей и их совокупности в природе, кроме присущей им и независящей от сознания чувственнопредметной данности.

 

Возникая из критики религиозно-мифологических представлений, материализм приобретает свой развитый вид как противоположность философских систем, в которых обосновывается онтологическая первичность реальности, не данной в ощущениях, лишённой пространственно-временной определённости, познаваемой только в понятиях (идеи Платона, формы-сущности Аристотеля). Субстанциальность чувственно данного и отрицание действительности сверхчувственного, умопостигаемого - принципы, материализма, которым соответствует и концепция материи. "Материя вообще, - утверждал П.Гольбах, - есть всё то, что воздействует каким-нибудь образом на наши чувства"(1). Действительное, для Л.Фейербаха, "действительно лишь в качестве объекта чувств, в качестве чувственного. Истинность, действительность, чувственность - тождественны" (г).

В XVII в. противоположность непротяженности сверхчувственного, умопостигаемого вообще, субстанциям души и Бога в особенности. Материя-это вещество, "очевидная пространственная телесность" (3). При этом материалистами не осознается, что протяженность тоже непосредственно в ощущениях не отражается и признание ее атрибутом материи означает уже выход за границы чувственного.

Содержание категории материи приобретает предельно абстрактный характер и по существу, как это ни парадоксально, лишается объективности. Ему в действительности соответствует лишь свойство вещей быть объективной реальностью и отражаться в чувствах, т. е. их материальность, а не сама материя как всеобщее, сохраняющееся в единичном и особенном, в многообразии форм, остающееся их объективным содержанием, предпосылкой, субстанцией.

 

По Т. Гоббсу, "общая всем вещам материя" есть "лишь имя, имеющее, однако, полное употребление, а именно обозначающее представление тела независимо от любой его формы и любых акциденций, за исключением величины, т. е. протяжения и способности принимать формы и акциденции" (4). Очевидно, что эта способность не может быть выведена из протяженности как таковой и обнаруживает сходство со способностью материи Аристотеля "принимать” нематериальные формы, быть их пассивным материалом. Как пригнал позднее Ж. Ламетри, протяженность "исключает представление о какой бы то ни было активности материи" (б).

 

хотя явный номинализм Т. Гоббса (сведение материи к "имени") не получил общего признания, материалистический монизм для многих материалистов фактически дополняется плюрализмом. Ибо если реальное единство природы в принципе не подвергается сомнению, то идея объективного единства и целостности материи, несмотря на признание ее субстанцией, по существу заслоняется представлением о множестве субстанций - единичных вашей и образующих их атомов, лишь мышлением объединяема в понятии материи. Так, К. Гельвеций считал, "что в природе есть лишь индивиды, которые названы телами, и что под словом материя следует понимать лишь совокупность свойств, присущих всем телам” (б).

 

Показательно отношение Д. Локка к идее субстанции. Она есть "лишь предполагаемый, но неизвестный носитель тех качеств, которые мы считаем существующими". Это - "смутная идея чего-то, к чему" простые идеи протяженности, формы, плотности "относятся и в чем существуют" (7). Такое понимание субстанции становится в ШИ в. не основанием для критики материализма (Д. Беркли, ДЮМ), а позднее - позитивистского представления о материи как "метафизической фикции".

 

Абстрактность концепции материи находит отражение и в понимании сущности движения. Признаваясь атрибутом материи, ее "внутренней энергией", "существенной активностью" (Д-Толанд), "способом существования, вытекающим, из сущности материи" (П.Гольбах), движение, однако, не предполагает изменения самой материи, составляющих ее атомов и сводится к изменениям, возникновению и исчезновению лишь материальных тел, их свойств. Материя в ее сущности остается вечной и абсолютно неизменной, вне движения. Не получает признание и движение - изменение самого движения - развитие. Таким образом, материализм, с одной стороны, отвергает средневековую метафизику - противопоставление природы, эмпирически познаваемого посюстороннего мира сверхчувственным вечным принципам бытия, потустороннему, постигаемому лишь умозрительно или в откровении, а с другой, - остается в границах той же метафизики, отрицая движение (и развитие) в самой сущности материи, сводя его к изменениям чувственно воспринимаемых вещей.

 

Абстрактность концепции материи и движения находит отражение у Энгельса "Вещество, материя, - утверждает он, - есть не что иное, как совокупность веществ, из которых абстрагировано это понятие; движение как таковое есть не что иное, как совокупность всех чувственно воспринимаемых форм движения; такие слова, как "материя" и "движение", суть не более, чем сокращения, в которых мы охватываем, сообразно их общим свойствам, множество различных чувственно воспринимаемых вещей... Материя как таковая, это - чистое создание мысли и абстракция. Мы отвлекаемся от качественных различий вещей, когда объединяем их, как телесно существующие, под понятием материи" (8). Такое понимание материи и движения не вызывает до сих пор возражений, хотя в сущности не отличается от определений Т. Гоббса и К. Гельвеция. Как и у них, оно доказывается невозможностью существования материи как "особой вещи" (Т.Гоббс), какого-то "существа" (К.Гельвеций) наряду с вещами, способными опушаться тем или иным способом. "Материю как таковую и движение как таковое никто еще не видел и не испытывал каким-нибудь иным чувственным образом", - пишет Ф. Энгельс, обосновывая свое определение материи и движения (У).

 

Действительно, материя не существует как вещь среди вещей, вне своих пространственно-временных форм. Она существует и изменяется в этих формах. Но отсюда не следует, что реальность материи сводится к бытию данных в ощущениях вещей, к многообразию ее форм. Напротив, они, как и пространство и время вообще, существуют не сами по себе, а в материи и ее движении, предполагают их реальность как свою основу.

 

Г. Е Плеханов, обобщая представление всего предшествующего материализма и подходя к современному определению материи, видит в ней по-прежнему свойство чувственно воспринимаемых вещей: "Материя есть не что иное, как совокупность вещей в себе, поскольку эти вещи являются источником наших ощущений... существуют независимо от нашего сознания и, действуя на наши чувства, вызывают в нас известные ощущения" (10).

 

Вопреки материалистической традиции в ленинской концепции материи нет сведения ее к абстрактной общности лишь чувственно воспринимаемых вещей. Правда, в соответствии с той же традицией сохраняется данность материи в ощущениях, однако в этом признаке находит выражение прежде всего противоположность материализма агностицизму, утверждение большей или меньшей адекватности отражения материи в ощущениях и не исключается материальность рационально постигаемого, лишенного чувственной наглядности, отражаемого лишь мышлением. Объективная реальность - это и всеобщее, а не только единичное; она - сущность и явление, содержание и форма, единство и многообразие, бесконечное и конечное, абсолютное и относительное. Более того, предполагается, что в единстве и взаимопревращениях этих противоположностей определяющими в конечном счете оказываются всеобщее, сущность, содержание, т. е. то, что не дано непосредственно в ощущениях, отражается в сознании посредством понятий.

 

Признание материальным как чувственно, так и рационально познаваемого отличает современную концепцию материи от материалистических представлений прошлого, но не означает отказа от материализма, его противоположности идеализму - допущению в качестве предпосылки объективной рациональности природы реальности нематериальной, отождествлению мыслимого, но существующего независимо от Сознания, с самой мыслью, сознанием как субстанцией.

 

В современном определении материи преодолевается эмпирическая ограниченность предшествующего материализма и все же абстрактность концепции материи не устраняется радикально. Ибо если объективная реальность - единственное свойство материи и в равной мере многообразия ее атрибутов и форм, то есть основания утверждать, что она по-прежнему подменяется материальностью и тем самым лишается своего собственного содержания, не совпадающего с реальностью ее проявлений, остается абстракцией - отражением в мышлении общего признака ее и ее атрибутов и форм.

 

Подобным же образом единство мира, предоставленное как его материальность - объективность, тоже превращается в абстракцию, лишенную объективного содержания и отражающую лишь сходство множества существующих в мире явлений. К тому же так понимаемое единство не исключает бытия потустороннего и сверхъестественного, также не зависящего от сознания человека и в этом смысле объективного.

 

Абстрактность концепции материи во многом определяется современным материалистическим решением проблемы соотношения материи и движения.

 

Философски осмысливая установленное естествознанием взаимопревращение массы (вещества) и энергии, отсутствие между ними абсолютных границ, В. И. Ленин признает объективной реальностью и материю, и движение, не видит существенных различий между определениями "мир есть движущаяся материя" и "мир есть материальное движение" (11). И в этом выводе также находит отражение уже отмеченное отождествление материи и ее атрибутов, в данном случае движения, не учитывается несовпадение материи-субстанции и ее атрибутов.

 

Остается неопределенным и еще один недостаток старого материализма: нет ничего в материи вне движения, кроме самой материи. Ибо В. И. Ленин полностью отвергает происходящее в действительности исчезновение материи. Разумеется, вся материя не может исчезнуть, превратиться целиком в небытие, а ее понятие - в фикцию. Эту мысль справедливо отстаивает В. Й. Ленин. Но принципиальная неуничтожимое, как и несотворимость, материи не дает права исключить реальность содержащейся в ней тенденции ее самоотрицания, превращения в свою противоположность, а следовательно, и той или иной степени исчезновения, дематериализации.

 

Движение как изменение вообще "может быть определено как снятие абстрактного тождества предмета с самим собой. Каждая вещь, оставаясь до какого-то предела самой собой, в то же время непрерывно меняется, перестает быть сапой собой, тождественной себе. Вне такого непрерывного движения вещь не существует и не может мыслиться" (12). Очевидно, что это определение движения справедливо как для любого предмета, вещи, так и, в принципе, для материи вообще. Ее тождественность себе не абстрактная противоположность не тождественности, но включает ее в себя как "свое другое" и потому предполагает противоречие в самом своем фундаменте. "Материя вечно несет в себе противоречие с самой собой" (13).

 

Противоречия, существующие непосредственно "внутри" материи, не получили в современном материализме общего признания. Поэтому оказывается, что все в природе, в материальной и духовной жизни содержит в себе противоречия за исключением самой материи. Тем самым противоречие лишается всеобщности и сохраняется прежнее метафизическое противопоставление противоречивого "посюстороннего" мира явлений его всегда тождественной себе основе.

 

Без признания противоречий в самой сущности материи невозможно представить ее субстанцией, причиной самой себе, предпосылкой развития, многообразия форм к их взаимопревращений. Она остается абстракцией - объективней реальностью вообще, лишенной способности развиваться. Определение развития как способа существования и атрибута материи становится постулатом - тезисом, принимаемым в качестве исходного, но не выводимым из материл и обосновываемым лишь эмпирически, "апостериорно", на основе обобщения знаний о процессах развития, происходящих в природе и обществе. Самое понятие противоречия оказывается лишь абстракцией - отражением в сознании общей всем вещам и процессам противоречивости, не имеющей своих основ в материи. Закономерность противоречий также становится выводом, подтверждаемым только эмпирически.

 

Более того, поскольку противоречия существуют и в объективной реальности, и в сознании, в сфере идеального, нематериального, поскольку возникают основания представить их, а вместе с ними движение и развитие, более всеобщими и абстрактными, чем материя, принципами и основами бытия. На подобные основания опирается одна из "новейших” попыток опровержения материализма. "Гармония, - утверждает В. А. Марутаев, - шире понятия "материя", так как она и в нас, и вне нас. Гармония первична и более никакими причинами не определяется. Она сама есть первопричина всего сущего" (14).

 

Разработка конкретно-всеобщей теории развития материи, объяснение на основе философского обобщения выводов фундаментальных наук, возникновения ее основных форм и определение закономерностей их соотношения в едином мировом процессе развития - не только не исключают, но необходимо предполагают преодоление абстрактности сложившихся представлений о материи, ее развитии и противоречиях на общеметодологическом, "категориальном" уровне, в границах самой абстрактно-всеобщей теории развития материи.

 

Что же представляют собой противоречия, существующие в материи? Она обнаруживает себя в качестве тождества взаимоисключающих и "дополняющих” друг друга противоположностей уже в противоречивости содержания ее наиболее абстрактных определений. Одна и та же материя -предпосылка (причина) самой себя и вместе с тем свой же результат -едина, бесконечна, абсолютна, всеобща и в то же время является множеством конечных ограниченных в пространстве и времени единичных элементов. Бытие материи закономерно, детерминировано, гармонично и в ней же содержится, по определению И. Пригожина, "фундаментальная нестабильность" (15). Выражая противоречивость бытия материи, эти определения, однако, еще не отражают противоречий, существующих в- самом ее фундаменте, поскольку в них нет непосредственного отрицания материи, превращения ее в ее же противоположность.

 

Таким отрицанием материи является, прежде всего, сознание. В противопоставлении ему и определяется материя как объективная реальность, хотя основой этого противопоставления до сих пор признается не противоречие, включающее в себя реальное "онтологическое" отрицание материи сознанием, а лишь абстрактная противоположность идеального, существующего в сознании, субъективного вообще, с одной стороны, и объективного, противоположного субъективному "по определению", с другой.

 

Противоречие материи и сознания признается только в пределах гносеологии, в виде несоответствия объективной реальности ее воспроизведению в сознании. Субъективное понимается в этом случае как неистинное, не отражающее объективную реальность, противоречащее ей, но никоим образом не отрицающее ее в действительности. Это понимание противоречия объективного и субъективного-следствие сведения сознания к части выполняемых им функций - к познанию и оценке, выбору целей и средств их осуществления без учета не менее существенной функции сознания - управления процессом этого осуществления в предметно-чувственной материальной деятельности человека. Она регулируется сознанием, подчиняется вырабатываемым им целям и планам, становится в действительности, хотя и не до конца, лишь в тенденции, производной от него, вторичной по отношению к нему, теряет свою объективность.

 

Таким образом, сознание как процесс отражения объективной реальности в свою очередь отражается в человеческой деятельности и благодаря этому в самом человеке, в его способностях и потребностях, в материальных естественных и социальных предпосылках и результатах его жизнедеятельности, превращает их, а следовательно, в той или иной степени всю материю в свое опредмеченное отражение, средство своего воспроизводства. Это значит, что материальное превращается в идеальное, в свою противоположность, а следовательно, исчезает в большей или меньшей степени, не только в процессе познания, своего отражения в сознании, но и в действительности, в превращении "идеального в реальное".

 

Сознание отрицает материю как объективную реальность и субстанцию и вместе с тем производит предпосылки уже своего отрицания. Изменение материи в соответствии с целями людей рано или поздно вызывает в ней активное и пассивное сопротивление. Она перестает быть управляемой, а результаты деятельности - соответствовать целям человека. Это и вынуждает к отказу от ее освоенных способов и форм, к существенным изменениям содержания функций сознания. Возникает объективная необходимость в новых способностях и потребностях человека, в развитии сознания, самого человека и общества - формы той же материи.

 

Развитие материи и сознания оказывается результатом разрешения постоянно воспроизводящихся противоречий между ними, отрицанием отрицания материи. Поскольку отражение материи в сознании, а сознания в материи, есть в конечном счете ее самоотражение, поскольку и отрицание сознанием материк не является для нее внешним, а представляет собой ее же самоотрицание, выражение противоречия, присущего ей, источник ее саморазвития.

 

Но сводится ли этот источник к противоречию материи и сознания? Очевидно, что оно не существует в материи, лишенной способности мыслить и его появление вместе с сознанием невозможно без предшествующего ему саморазвития материи. Это не зависящее от сознания саморазвитие предполагается и способностью материи не исчезать полностью в ее отрицании сознанием и отрицать это отрицание. Но в связи с этим возникает необходимость допущения каких-то других противоречий, существующих в фундаменте материи, объясняющих ее саморазвитие, являющихся предпосылкой и самого противоречия между материей и сознанием.

 

Одна из задач современного материализма - определение этих противоречий, преодоление абстрактности концепции материи.

Категория: Философия | Добавил: fantast (18.06.2018)
Просмотров: 27 | Рейтинг: 0.0/0