Главная » Статьи » Наука » Философия

Конкретное понятие материи: мир как система

Конкретное понятие материи: мир как система

К.филос.н., доц. С.А.Барг Пермский университет

Существовать вне и независимо от сознания не означает автоматически быть причиной себя, субстанцией. Существующие таким образом отдельные вещи подобны - каждая – сознанию в том, что не являются абсолютно самообусловленными. Относительная же самодостаточность присуща не только отдельным вещам, но и сознанию в его внутренней рефлексии. Субъекты "объективности" и "субстанциальности" полностью совпадают, лишь когда речь идёт о мире в целом - наличной совокупности всех вещей. Объективная реальность как субстанция - это весь мир, элементы которого охвачены всеобщей связью, и отрицание того, что он является системой, равносильно отрицанию того, что объективная реальность есть субстанция.

 

Тем не менее, положение, что " системность... является атрибутом материи"(1), получило истолкования, одно из которых отказывает миру в системности: "Когда материальный мир условно называют системой, имеют в виду не весь мир, не мир как одно целое, а то, что любое материальное образование (конечное) может рассматриваться как система" (2). Выражение "материя (мир в целом) является системой" трактуется при этом как метаязыковое сокращение, не имеющее смысла на уровне объектного языка, где оно должно было бы означать, что материя или мир в целом представляет собой особого рода отдельный объект(З). По этой трактовке "материя" может быть только абстрактным, но не конкретным, понятием.

 

Известно, что абстрактное понятие отражает признак "в чистом виде", а конкретное - в единстве с его носителем, и формируются они, соответственно, путём отождествления носителя со своим признаком и - признака с носителем; формально симметричные, эти процедуры различаются содержательно: первая превращает предмет в признак, вторая - признак в предмет, абстрактное понятие делает предмет "признакоподобным", а конкретное - "предметоподобным" признак(4). Субстанцию можно превратить в объективность, получив абстрактное понятие, которое будет выражать тождество принадлежащих ей вещей безотносительно в их различиям - абстрактное тождество. Поскольку "мышление с позиций абстрактного тождества вынуждено допустить любой произвол в существовании отдельных объектов, не устанавливая никаких запретов в их изменениях"(5), такое понятие ничего не говорит об устройстве мира и его законах. Оно не включает мысли о связи носителей объективности в некую систему и, поскольку объективность неизменна, превращает в "метаязыковые сокращения" также и положения, что материя движется или развивается. Теоретически продуктивное применение абстрактного понятия материи требует присоединения внешнего ему содержания других понятий, и материализм основан не столько на отождествлении субстанции с объективностью как признаком, сколько - объективности с субстанцией как предметом, т.е. на конкретном понятии материи. Объективная реальность, "материя есть не что иное, как совокупность веществ" (6) в широком смысле этого слова.

 

Если "объективность" является абстрактным и общим понятием, фиксируя признак, так или иначе присущий всему, что есть в мире, то "объективная реальность" - не только конкретное, но и единичное понятие, поскольку материя - единственный в своём роде (субстанция) предмет. Поэтому содержание её конкретного понятия должно включить многое из того, что для "объективности" самой по себе остаётся внешним ей содержанием. Прежде всего это касается принципов объединения в одно целое всех членов множества отдельных носителей объективности - природы элементов и системообразующих отношений мира - вопроса, логика постановки и решения которого не до конца разработана.

 

Не противоречит ли единичность конкретного понятия - материи тому, что философия имеет дело с общим /всеобщим/, и очевидной невозможности описать мир во всех деталях? Содержанием такого понятия может быть, конечно, не весь мир, а только его, так сказать, скелет, образуемый всегда присущими миру и в этом смысле универсальными сторонами фактического и изменчивого многообразия его элементов и связей. Конкретное понятие материи должно быть, таким образом, единичным понятием о всеобщем предмете, которым и является этот скелет.

 

Очевидно, что мир не является ни открытой, ни закрытой в физическом смысле системой, системой с силовым взаимодействием, охватывающим все её элементы, и т.д. Иногда это становится причиной отказа считать мир системой(7), иногда - основанием его "апофатических" определений: специфическим свойствам мира как системы можно отнести., неограниченность в пространстве и времени... неделимость связей на внутренние и внешние, отсутствие неизменной иерархичности и субординированности, отсутствие прогрессивных и регрессивных изменений"(8). Какое понимание системности применимо к миру в целом?

 

Самое общее определение системы - то, что это - целое, которое не устроено как угодно: системой является объект, в котором имеет место или какое-то отношение с заранее определённым свойством, или на-кие-то свойства, находящиеся в заранее заданном отношении, и бессистемной была бы реальность, где любое свойство могло быть присуще любым отношениям и любые отношения могли быть реализованы на любом множестве объектов(9). По тому, что в мире возникают и существуют лишь вещи, отношения которых оставляют его причиной себя, неограниченный произвол его отдельных элементов и связей исключён по определению: мир безусловно является системой.

 

Какая это система? - Объективная, бесконечная, самообусловленная, протяжённая в пространстве и времени... Такой перечень остаётся, однако, существенно неполным и недостаточно эвристичным без указания на природу различия её элементов и соответствующего ему содержания их отношений. Из каких "элементов" состоит мир? Кавычки означают, что речь идёт не о частицах первоматерии, а о различии, которое всегда имеют какие-то составляющие мира, т.е. об элементах всеобщего предмета, не существующих, как и сам он, в чистом виде.

 

Ответ на последний вопрос зависит от признака, по которому философия способна различать вещи, одновременно через него же отождествляя их - нужно, например, иметь электрический заряд, чтобы различаться по его знаку. Очевидно, что такой признак по своему содержанию является тождеством всеобщего и особенного. Им не может быть объективность, так как нет различающихся по этому основанию - более и менее объективных - вещей. Не подходит и качество: оно "с точки зрения его мыслительного содержания... есть самое бедное и абстрактное"(10), "нечто совершенно простое"(П), что не позволяет содержательно отождествлять разные качества, которые в силу этой их атомарности могут мыслиться, строго говоря, лишь как "полное несоответствие друг другу"(12), а бег возможности такого отождествления неуловимым становится и содержание отличия одного качества от другого. Чем именно качество (и именно качество ) бритвы отличается, скажем, от качества бороды?

 

Условию диалектического совпадения всеобщего и особенного отвечает сложность - интегрированное многообразие всего, что есть в предмете, богатство его содержания(13). Все вещи сложны, и многие - сложны в разной степени, причём более сложные в основном включают содержание более простых (и тем тождественны им) и отличаются от них добавочным содержанием той же (сложность) природы. Из того, что абсолютно простых вещей не существует, следует, что различие в сложности является непреходящим и мир всегда имеет составляющие разной степени сложности, состоит из низшего и высшего, которые являются элементами его всеобщего скелете. Это обстоятельство при том, что все отношения оставляют мир причиной себя, позволяет рассматривать отношения низшего и высшего в качестве фундамента или своеобразной среды всех других отношений в мире. Исчезни оно, и объективная реальность перестанет быть собой, т.е. субстанцией. Объективную реальность можно, таким образом, считать системой, центральным образующим отношением которой является отношение низшего и высшего.

 

Ещё одно универсальное образующее её отношение - отношение отдельной вещи и мира:"каждый материальный объект выступает не только как обусловленный другими частями материи, но в определённой мере как основа и самого себя, и всех других материальных образований... основа и обоснованное находятся... в отношении бесконечного процесса взаимного перехода друг в друга"(13). Имеет место диалектическое тождество мира и отдельной вещи, ряд аспектов которого должен быть связан с отношениями низшего и высшего.

 

Во-первых, любая вещь может до некоторого момента выступать основой себя и всего остального, поскольку заключает в себе фрагмент этого субстанциального системообразующего отношения мире, содержит низшее, высшее и их отношения, в чём общем и состоит сущность всякого отдельного. Во-вторых, глубина этого тождества зависит от сложности вещи. Самый сложный предмет более, чем другие, подобен миру по богатству и диапазону различия заключённых в нём низшего и высшего и, таким образом, репрезентирует собой состояние мира в целом. Содержание элементарной частицы, например, не позволяет утверждать, что она принадлежит миру, в котором есть атомы, молекулы, жизнь, а содержание последней - позволяет. Очевидно, что мир как система всегда имеет некое системное, интегративное качество, маркером которого выступает наиболее сложный их составляющих мир предметов, а изменения такого предмета, обусловленные его собственной сущностью, глубже, чем изменения других, затрагивают качество мира как целого.

 

В этом свете одним из главных механизмов итогового системообразующего отношения мира - его отношения к самому себе - оказывается его воздействие на себя через природу самой сложной из его составляющих, что даёт надежду получить не уходящий в дурную бесконечность ответ на вопрос, не относится ли во времени мир к себе как низшее к высшему.

 

Категория: Философия | Добавил: fantast (18.06.2018)
Просмотров: 17 | Рейтинг: 0.0/0