Главная » Статьи » Наука » Философия

Современная форма материализма как исторический результат взаимосвязи науки и философии

Современная форма материализма как исторический результат взаимосвязи науки и философии

Д.филос.н..доц.И.С.Утробин Пермский университет

Уже в самом обозначении проблемы ("современная форма материализма") скрывается необходимость рассмотрения исторического прошлого этого течения в философии, тем более, что его модификаций в истории европейской мысли не так и много (речь идёт о всеобщем и его познании), и связаны они, в основном, с "запаздывающим" процессом становления научного знания. Античная философия, возникшая как материализм, при отсутствии концептуального знания естественным образом, принимает форму "наивного материализма со стихийной диалектикой". Стремление рационально постигнуть мир, исходя из него самого, нормативно связывает материализм с научным знанием, и эта зависимость исторически будет суживать его возможности, как бы контролируя его философскую трансцендентальность (высшее достижение и вместе с тем один из основных тупиков античного материализма - учение атомистов). Возникновение идеализма, зависимость которого от научного знания в силу первичности сознания, а тем самым его большей самостоятельности, гибкости, вариантности, несколько иная - это показатель кризиса (и вместе с тем высоты развития) материализма и выхода из него. "Линия Демокрита" и "линия Платона" - взаимодополняющие направления, на что неявно указывает факт современного обсуждения вопроса о том, какое из течений: материализм в лице Анаксагора, Демокрита или идеализм (Платон) сыграли и играют большую эвристическую роль в создании современной теории элементарных частиц.

 

Для придания нового существенного импульса развитию науки, а тем самым и материализма необходимой оказалась длительная, но эффективная перестройка производительных сил и производственных отношений ("ты славно роешь, старый крот"), результатом которой, в частности, оказалось возникновение естествознания во второй половине ХV в., а затем и возрождение в ХV в. материалистической традиции западноевропейской философии. Историческая ограниченность возникшего материализма в основном обусловлена воздействием становящегося естествознания: механистичность и метафизичность его зависели соответственно от влияния наиболее развитой науки (механики) и от условий формирования знания в других направлениях; созерцательный характер во многом определялся тем, что в условиях становящегося эксперимента едва ли не единственным методом познания было наблюдение; наконец, одной из причин идеалистического взгляда на общество и исторический процесс явилась непреодолимая пока сложность для науки самого предмета исследования, определяемая его материально-идеальной структурой.

 

Поэтому возникновение и становление диалектического материализма во многом было предопределено выдающимися научными открытиями XIX в. от Лобачевского до Менделеева, куда вместилось создание клеточной теории строения живого, открытие закона сохранения энергии, эволюционная теория Дарвина, и разработка Марксом материалистической концепции исторического процесса.

 

Зависимость материализма от уровня развития научного знания позволила Ф.Энгельсу вывести формулу их изменяющегося исторического единства, где появление новой формы материализма во многом определяется фундаментальными открытиями в естественно-исторической области, которые являются ведущими.

 

Развитие научного знания во многом определило ситуацию, когда ключевой проблемой диалектического материализма и ряда направлений идеализма XIX и XX вв. стала проблема развития.

 

В философии Гегеля развитие понимается каr усложнение. В процессе своего рода вселенского саморазвития абсолютной идеи раскрывается всё богатство её содержания. Каждая последующая ступень содержит в себе предыдущие ступени как снятые, обладает большим числом признаков, что отражает поступательный характер развития. С позицией диалектического материализма идея закономерного развития материи наиболее глубоко в XIX в. раскрыта Энгельсом. Классификация фундаментальных научных направлений строится им на основе классификации основных видов материи и форм её движения, где ведущим является принцип развития как движения от простого к сложному.

 

Сходную позицию в понимании развития применительно к миру занимал и русский религиозный философ В.С.Соловьёв. Одним из центральных положений его концепции является положение о том, что сложность бытия возрастает от низшего, минерального царства - последовательно через растительное и животное - к человеческому, а затем после явления Христе - к духовному человеку (богочеловечеству). Последнее мыслится как интеграция всех сфер человеческой деятельности в единый мировой процесс восхождения к богу. Воплощение божественной идеи в мире составляет цель космического процесса(1).

 

Эти подходы, в которых по-разному в пределах первой стороны основного вопроса философии решается проблема развития, но авторы, которых приблизительно одинаково определяют понятие развития, вошли в противоречие с данными естествознания второй половины XIX в. Тот элемент трансцендентальности философского знания, который имеет место в любой философской системе, начал противоречить некоторым фундаментальным выводам физического знания. Из формулировки второго начала термодинамики следовало, что "естественные процессы сопровождаются возрастанием энтропии Вселенной". В результате Вселенная "стареет", деградирует, продвигаясь ко всё более однородному, однообразному состоянию полного равновесия. Но одновременно эволюционное учение Дарвина, учение о развитии экономической формации как естественно-историческом процессе Маркса показали, что живая природа и общество живут по несколько другим принципам. Эволюция здесь реализуется в противоположном направлении - от низшего к высшему. Суть этого своеобразного "дуализма" в способе изменения материального мира выразил создатель кибернетики Винер: "Мы плывём вверх по течению, борясь с огромным погоном дезорганизованности'Ч2).

 

В философии дуалистический взгляд на характер изменений в мире, в определённой степени адекватный научным представлениям второй половины XIX в., развил Бергсон, жизнь и материальность есть два - противоположных движения, где жизнь устремляется вверх, а материя падает вниз. Лизнь, действующая на неорганизованную материю, сеющая на своём пути непредвидимое разнообразие форм, есть непрерывное творчество, непрестанное преобразование, в котором трудно уловить какую-либо закономерность. Только с человеком сознание продолжает свой путь, поэтому человек реализует в бесконечность жизненное движение как усложнение.

 

Другое философское решение проблемы, связанное не с фиксацией дуализма, а с необходимостью его преодоления, предложено Лениным. Отталкиваясь от определения материи, генерированного революцией и кризисом в естествознании конца XIX-начала XX вв., он выдвинул идею об одном едином мировом процессе (4), на основе которой предложил решать проблему процессуального единства мира через соединение, совмещение всеобщего принципа единства мира с всеобщим принципом развития^). Отметим, что "законченное" решение этой проблемы зависело от развития науки XX в. и было связано с созданием новой формы, но уже не материализма вообще, а диалектического материализма^) как, прежде всего, современной научной онтологии.

 

Ещё одно направление, характерное для науки XX в., - это попытки с помощью собственно научного знания решать проблему описания единства мире в актуальном и темпоральном планах. У истоков такого рода реальных попыток, появление которых прогнозировал ещё Энгельс, стоит Богданов. Отстаивай целостное монистическое понимание Вселенной, он писал:  "Она (Вселенная. - И.У.) выступает перед нами как беспредельно развёртывающаяся ткань *орм разных типов и ступеней организованности - от неизвестных нам элементов эЧ)Ир:а до человеческих коллективов и звёздных систем. Все эти системы - в их взаимных сплетениях и взаимной борьбе, в их постоянных изменениях - образуют мировой организованный процесс, неограниченно дробящийся в своих частях, непрерывный и неразрывный в своём целом"(7). Богданов, упрекая материалистическую диалектику за её абстрактный, непрактичесний характер, по-видимому, преувеличивал философские возможности создаваемой им тектологии. Но здесь важно другое. "Всеобщая организационная наука" Богданова как бы открыла собой серию новых междисциплинарных научных направлений, вклад которых в преодоление дуализма, разработку принципа всеобщей связи и частично принципа развития станет весьма значителен, пойдет ли речь о единообразном способе функционирования сложных динамических систем различной природы, о единых механизмах усложнения ступеней мирового процесса или о системном подходе.

 

Развёрнутую философскую концепцию мирового процесса, преодолевающую с позиций объективного идеализма дуализм Бергсона, предложил Т. де Шарден(8). Пытаясь открыть в исключительном всеобщее, он выдвинул тезис о космической распространённости сознания. Допустив на этом основании наличие психической природы любой энергии, Т. де Шарден утверждает, что с помощью радиальной составляющей энергии, которая направляет каждый элемент в сторону сложного состояния, реализуется переход от низших организмов к высшим. К важному эвристическому моменту этой концепции относится положение, что вся материя подчиняется занону усложнения. Усложнение - это центральный единый закономерный процесс эволюционизирующей Вселенной, проходящий своего рода стадии сложного: "преджизнь", "жизнь", "мысль", "сверхжизнь". Категория сложности привлечена Т. де Шарденом для обоснования фундаментального способа функционирования единого мира во времени. По-видимому, идея глобального эволюционизма в развёрнутом виде впервые в XX в. реализована Т. де Шарденом. "...Начиная с самых отдалённых образований, материя выступает перед нами в процессе развития'ЧЮ), где главным признаком последнего является сложность. Другое дело, что вселенское усложнение материи не исчерпывает, по его мнению, всего процесса эволюции.

 

Попытку преодолеть элементы умозрительности (трансцендентного) в идеалистических философских концепциях, предпринял Зинер. Ни абсолютная идея Гегеля, ни божественный абсолют Ройса не удовлетворяют его. Только единая наука может охватить всё содержание действительности и разрешить все противоречия. Требование единства Винер связал с треСованием координации различных научных направлении. Свою идею, как считал Винер, он реализовал, создав специальную науку. В этой работе он подверг и глубокой критике бергсоновсную концепцию времени, показав, что бергсоновские процессы имеют место и в неживой природе, и в кибернетической системе(9).

 

Апостериори можно утверждать, что следующий шаг к созданию современной оригинальной формы диалектического материализма связан с определённым синтезом идей Ленина, Т. де Шардена, Винера в границах естественнонаучного знания и заключается в создании ряда концепций систематического изображения природы и общества как одного связного целого. В этих построениях изменяющийся материальный мир представлен как вечное усложнение^!), как мировой процесс самоорганизации материи!12), как мир, где человек является неотъемлемой составной частью эволюционизирующей Вселенной(13).

 

Идея глобального эволюционизма всё органичнее входит в общенаучную картину мира, в специальные научные картины, в содержание специальных наук. Возникает ситуация, когда уровень развития научного знания позволяет реализовать диалектический материализм в его новой форме. Особенностью современной формы материализма в границах которой, по-видимому, возможно логическое, философское понимание материального мира как определённым способом изменяющегося, является разработка конкретно-всеобщей теории развития на основе концепции единого закономерного мирового процесса, структура которого определяется рядом основных форм материи и движения. В конкретно-всеобщей теории развития речь идёт об интегральном процессе восхождения от низшего к высшему определённого материального образования, в котором прослеживается как иерархическая зависимость, так и относительная самостоятельность ступеней развития, объясняется как всеобщее, так и философски понятое особенное(14).

 

Ситуация здесь напоминает те отношения, которые сложились между великими открытиями в естествознании XIX в. и становлением диалектического материализма. Он, пожалуй бы, возник и без этих открытий в связи с материалистическим пониманием наиболее сложной социальной формы материи, однако положение о диалектическом характере природы во многом бы носило трансцендентальный спекулятивный характер, будучи в определённой степени прогнозом, а не зафиксированной данностью.

 

Решающим в научном обосновании конкретно-всеобщей теории развития явились прежде всего работы И.Пригожина и его школы, связанные с разработкой теории неравновесных систем, открывшие универсальный характер процессов усложнения на всех уровнях организации материального мира. "Возможность описывать с помощью этих фундаментальных понятий (ногерентность, сложность, упорядоченность. - И.У.) поведение как живых существ, таи и обычных физических систем, является одним из основных достижений, которые, по-видимому, науке не смогла бы предсказать ещё несколько лет тому назад (15).

 

Разработка философского статуса категории сложности в контексте конкретно-всеобщей теории развития(П), концепции мира как системы, центральным образующим субстанциональным отношением которой являются отношения низшего и высшего(17), показывает, что современная наука представляет всё больше оснований в пользу концепции развития как бесконечного интегрального процесса восхождения от простого к сложному, а тем самым позволяет утверждать о новой современной форме диалектического материализма, а с другой стороны, - говорить о существенном рывке в разработке проблем, показывающих обратное влияние этой формы философского знания на развитие современной неуки, интерпретацию её результатов, выявление заметно возросшего "прикладного" характера философии. Современная фундаментальная паука становится существенно неполной без включения в её понятийный аппарат категории сложности, которая в свою очередь играет одну из центральных ролей в конкретно-всеобщей теории развития. Современная познавательная ситуация такова, что можно говорить о своего рода равновесии, аутентичности развивающегося научного знания и современной формы связи материализма и диалектики. Важно отметить, что современная конкретно-всеобщая теория развития есть продолжение материалистической традиции в философии, включающей в себя достижение других философских течений в той части, которая касается разработки проблем определённым образом изменяющегося мира.

 

Когда-то Маркс прогнозировал возможность создания единой науки. Современное знание показывает, что своего рода интегратором в реализации этой проблемы может стать знание о человеке как наиболее сложном предмете исследования и его месте в мире. Но это уже вопрос о следующей форме диалектического материализма. Об этом же фактически говорят И.Пригожин и И.Стенгерс: "...Нам очень близка утверждаемая диалектическим материализмом необходимость преодоления противопоставления "человеческой" (исторической) сферы материальному миру, принимаемому как атемпоральный. Мы глубоко убеждены, что наметившееся сближение этих двух противоположностей будет усиливаться по мере того, как будут создаваться средства описания внутренне эволюционной Вселенной, неотъемлемой частью которой являемся мы сами"(19).

Категория: Философия | Добавил: fantast (17.06.2018)
Просмотров: 21 | Рейтинг: 0.0/0