Главная » Статьи » Наука » Философия

Философские проблемы естествознания в трудах Х. М. Фаталиева

Философские проблемы естествознания в трудах Х. М. Фаталиева

Б. Ш. Тумалаев

К славной плеяде деятелей советской науки и культуры относится профессор X. М. Фаталиев (1915—1959), работы которого по философским проблемам естествознания известны не только у нас в стране, но и за рубежом.

 

Глубокая естественнонаучная подготовка и широкая эрудиция помогли ему с принципиально партийным и научным подходом осветить ряд сложных философских проблем естествознания. Наиболее характерными из них являются следующие:

 

1.            Место и роль естественных наук в жизни общества.

 

2.            Философский анализ развития современной физики.

 

3.            Критика неопозитивистских концепций по философским

 

вопросам естествознания.

 

4.            Проблемы истории естествознания и развития творческого содружества философов и естествоиспытателей и др.

 

Им написаны также специальные работы по теоретической физике, хотя не они определяют характер его научных изысканий.

Значительное место в своих трудах X. М. Фаталиев уделил освещению вопроса о роли и месте естественных наук в жизни общества, о связи естествознания с общественной практикой, с процессом материального производства, о движущих силах научно-технического прогресса, о социальных предпосылках и закономерностях развития науки.

 

Особенно сейчас, когда во всех сферах общественной жизни в полной мере проявляют себя последствия научно-технической революции, актуальны вопросы, которые поднимал и решал в своих трудах X. М. Фаталиев. Отдельным проблемам этой тематики посвящены его статьи и монографии: «Наука о природе в буржуазных странах на службе монополий» (1953). «К вопросу о роли науки в развитии производительных сил в переходный период» (1974), «О взаимосвязи естественных наук и материально-производственной деятельности людей» (1956), «Естественные науки в жизни общества» (1960), «О роли социалистических производственных отношений в развитии науки о природе» (1957), «Естественные науки и производство» (1957), «Наука и социальный прогресс» (1958), «Естественные науки и материально-производственная база общества» (1960) и др.

 

Учитывая возрастающую роль научно-технического прогресса в развитии производительных сил и производственных отношений общества, X. М. Фаталиев особое внимание в своих работах уделял прослеживанию закономерностей диалектической взаимосвязи и взаимообусловленности естествознания и материально-производственной деятельности людей.

 

Ученый, исходя из материалистического понимания развития общества, правильно отмечает, что появление и развитие самих естественных наук вызваны потребностями растущего производства, уровнем развития производительных сил в рамках их относительной самостоятельности. Общественное производство, указывает X. М. Фаталиев, возникло задолго до появления систематизированных научных знаний. Естественные науки возникли на определенной ступени развития производительной деятельности человека как необходимое последствие обобщения производственного прогресса общества. Ученый на многочисленных примерах подтверждает марксистско-ленинское положение о том, что развитие науки не является лишь продуктом духовной, мыслительной деятельности человека, не может быть понято из себя самой, что, как справедлибо утверждает Ф. Энгельс, развитие «с самого начала обусловлено производством»1.

 

«Общественные, экономические условия, существующие объективно, независимо от воли ученых, — пишет Фаталиев, —• с необходимостью определяют практическую целенаправленность их деятельности»1 2. Каждый новый этап технического прогресса является причиной качественного изменения роли и места науки в производстве и общественной жизни вообще.

 

Фаталиев на богатом фактическом материале прослеживает, как в различные исторические эпохи вместе с изменением социально-экономического строя изменялась и росла роль научно-технического знания в жизни общества, правильно подчеркивая при этом, что «развитие естественных наук не обусловливает непосредственно изменение производственных отношений, тем более — смену одной исторически определенной формы производственных отношений другой, более высокой»3.

 

Подчеркивая глубокие связи естествознания со способом производства материальных благ, ученый отмечал, что роль и место естественных наук в жизни общества нельзя понять вне экономических отношений и связей, «в которые вступают люди в процессе производства материальных благ»4.

 

«В ходе исторического процесса взаимодействия (науки и техники. — Б.Т.) они как бы меняются местами, продвигая друг друга вперед»5.

 

X. М. Фаталиев приводит убедительные примеры из материальной практики, вызвавшей не только количественный, но и качественный рост и социальную значимость науки.

 

Так, например, паровой двигатель, впоследствии электричество, пишет X. М. Фаталиев, произвели настоящий революционный скачок в материальном производстве. С этого времени на основе стремительного развития материальнопроизводственной деятельности людей начинается новый этап в развитии естественных наук. Технический скачок XX в. и особенно возникновение социалистического способа производства поднимают науку на еще более высокую ступень развития. В свою очередь усиливается всестороннее влияние науки на материальную и духовную жизнь общества, намечаются тенденции ее опережающего развития и сращивания с производством, процесс индустриализации науки, что является одной из особенностей научно-технической революции наших дней.

 

X. М. Фаталиев в своих работах марксистский анализ научно-технического прогресса противопоставляет антинаучным идеалистическим взглядам буржуазных социологов. Идеологи буржуазии проповедуют, с одной стороны, мысль о том, что развитие науки и техники является причиной социальных бедствий, а с другой стороны, допускают фетишизацию роли науки и рассматривают ее как определяющую силу развития техники и всего производства. В современную эпоху научно-техническая революция является стержнем социально-экономических противоречий, развернувшихся между двумя разнотипными общественными системами — социалистической и капиталистической. Научно-техническая революция обостряет все социальные коллизии в современном мире. Поэтому не потеряла своей злободневности критика X. М. Фаталиевым буржуазных «технологических концепций», утверждающих, что, якобы с развитием техники, меняют свою эксплуататорскую сущность капиталистические экономические отношения, что развитие науки и техники гарантирует благополучие всем членам буржуазного общества, что капиталистические производственные отношения трансформируются в новые производственные отношения, определяющиеся властью управляющего инженерно-технического персонала и самой техники над процессом производства и над человеком.

 

X. М. Фаталиев проявляет дифференцированный подход к различным сторонам развития науки, показывает общую закономерность развития духовной деятельности, ее материальную обусловленность и относительную самостоятельность. «Противоречие между непрерывно растущими потребностями общества, — пишет X. М. Фаталиев, — и достигнутым уровнем знаний служит постоянно действующим стимулом развития науки, ее движущей силой»1.

 

Автор полагал, что вопрос о возрастающей роли науки в обществе не сводится к тем или иным ее количественным характеристикам, а является следствием принципиальных качественных изменений в отношениях науки и общества, науки и производства. Развитие науки рассматривается им как неВ вопросе о подготовке и развитии диалектико-материа-Листических воззрений на природу X. М. Фаталиев справедливо отводил большое место трудам отечественных ученых М. В. Ломоносова, Н. И. Лобачевского, Д. И. Менделеева, И. П. Павлова, П. Н. Лебедева, X. Ленца, И. В. Мичурина п других. Ученый правильно указывает, что, хотя само по себе естествознание не является классовым, однако господствующий класс истолковывает идейно-теоретическое содержание естественных паук сообразно своей классовой идеологии, для идейного обоснования своего экономического господства. Поэтому мировоззренческие основы естественных наук являются классовыми, партийными. «Только диалектический материализм, — пишет X. М. Фаталиев, — является философией, соответствующей современному уровню развития естественных наук, их подлинному идейно-теоретическому содержанию»2.

 

X. М. Фаталиев последовательно проводил принципиальную линию партии на развитие и укрепление подлинного союза философии и естествознания. Он ясно понимал, что не может быть примирения между марксистской и буржуазной идеологией, между материализмом и идеализмом, диалектикой и метафизикой в философском осмыслении достижений естественных наук.

 

Среди первых отечественных физиков и философов, внесших значительный вклад в разработку материалистической интерпретации квантовой теории, исследователи справедливо называют и имя советского ученого из Дагестана X. М. Фата-лиева3.

 

В своих работах4 X. М. Фаталиев с присущей ему научной принципиальностью и добросовестностью осветил ряд теоретических вопросов диалектического материализма (о взаимосвязи материи, пространства, времени и движения, о многообразии видов материи и ее несотворимости и неисчерпаемости, о категории причинности и т. д.) в свете достижений современного естествознания.

 

В статье «Философский смысл четырехмерного континуума в теории относительности» (1959) им сделана попытка с позиций диалектического материализма осмыслить проблему так называемого «многомерного пространства», вытекающего из теории относительности Эйнштейна. Ученый правильно заметил, что совокупное рассмотрение пространственных расстояний и промежутка времени в четырехмерном многообразии позволяет говорить лишь об аналогии между координатами трехмерного геометрического пространства и координатой времени, но никак не об их тождестве. Как правильно отмечает автор, единство пространства-времени, вытекающее из теории относительности и выраженное в математической форме Минковским, — это единство относительно самостоятельных коренных форм бытия материи — пространства и времени.

 

X. М. Фаталиев правильно подметил связь и отличие абстрактного геометрически формализованного образа четырехмерного пространства—времени от реального трехмерного мира. «Анализируя философский смысл четырехмерного пространственно-временного континуума, X. М. Фаталиев затронул глубокую проблему взаимоотношения геометрии и объективной действительности»1.

 

X. М. Фаталиев, учитывая неразработанность мировоззренческой стороны и, более того, идеалистическую ограниченность интерпретаций четырехмерного континуума в работах известных зарубежных физиков и философов, показывает независимость объективных закономерностей природы от геометрических способов измерения физических величин, независимость объекта познания от экспериментальных методов и путей познания, субъекта. X. М. Фаталиев приходит к правильному выводу, что четырехмерный континуум — это геометрическое и физическое выражение единства и внутренней связи, существующей между пространством, временем и движением как относительно суверенными, качественно различными, но диалектически взаимосвязанными коренными формами объективного бытия материи.

 

Отрицание объективной причинности — характерная черта многих идеалистических и метафизических течений буржуазной мысли на Западе. Многие физики в связи с переходом от прежних понятий классической физики к современным теориям квантовой механики, физики атомного ядра и элементарных частиц поставили под сомнение принцип детерминизма в физике микромира. Поэтому не случайно Х.М. Фаталиев в своих работах особое внимание уделил этой важной философской проблеме современного естествознания. В статье «Проблема причинности и современная физика» он показал ограниченность лапласовского (механистического) детерминизма рамками ньютоновской физики и неприменимость его принципов к квантовомеханическим явлениям, к движению микрочастиц. Ученый подчеркивает, что в микромире действует другая форма причинно-следственных связей между явлениями, иные закономерности. Фаталиев правильно указывает, что механистический детерминизм не универсален и не может действовать в одинаковой степени во всех сферах материальной действительности. Ученый не представляет каузальность без диалектической связи ее с таким неотъемлемым свойством материи, как движение, что «понятие причинности вытекает из учения о самодвижении материи»1. Он справедливо подчеркивает, что абсолютное всеобъемлющее значение имеют не частные формы детерминизма, открываемые наукой, а принцип причинности, сформулированный в диалектическом материализме.

 

X. М. Фаталиев правильно указывает на незыблемость законов сохранения массы в энергии в макро- и микропроцессах, в то же время не совсем обоснованно считает их универсальным средством, на котором базируется принцип причинности в естествознании. «Эти последние законы сохранения, — пишет автор, — характеризуют общее, что присуще качественно различным областям природы и их причинным связям, отражаемым в старых и новых физических теориях»1 2.

 

Хотя автор предупреждает, что речь идет о различных философских категориях3, думается, что здесь допущено в некоторой степени неправомерное отождествление категории причинности и закона. Правда, закон характеризуется причинно-следственной связью, но содержание последней шире закона. Причинность не всегда и не во всем проявляет себя как закономерность, тогда как действие закона всегда обусловлено определенными причинно-следственными отношениями. Частный закон природы, какой бы широкой сферой действия он ни обладал, не может, на наш взгляд, послужить основой, выражением всеобщего философского принципа, всецело охватывающим все стороны его действия.

 

Ведущее место в трудах X. М. Фаталиева занимает обоснование и развитие ленинского положения о многообразии видов материи и ее неисчерпаемости, о формах ее существования и движения в свете новых открытий физической науки. В работе «Диалектический материализм и вопросы естествознания» (1958) автор развивает мысль о несводимое™ материи только к двум ее видам: веществу и электромагнитному полю.

 

Ссылаясь на новые открытия физики (гравитационное, электронно-позитронное, мезонное, ядерное поля и их частицы, античастицы), ученый считает, что они являются новыми, ранее неизвестными материальными разновидностями. Качественно отличаются, по Фаталиеву, друг от друга не только отдельные структурные материальные элементы, но и продукты их взаимосвязи, взаимопроникновения и распада.

 

Исследователь на основе многочисленных примеров из истории развития естествознания прослеживает пути блестящего подтверждения гениальной мысли Маркса, Энгельса и Ленина о качественном многообразии форм и способов существования материи, ее движения.

 

Целиком исходя из отправных исходных положений эн-гельсовской классификации форм движения, X. М. Фатали-ев высказал свою точку зрения по проблемам движения материи, философски обобщая успехи стремительного развития познания микромира и других областей физики1.

 

X. М. Фаталиев внес значительный вклад в прослеживание некоторых закономерностей эволюции наук о природе по пути преодоления метафизической и механистической ограниченности и торжества диалектико-материалистического мировоззрения в естествознании.

 

Среди его работ, отстаивающих марксистскую диалектико-материалистическую методологию в развитии естествознания и разоблачающих идеалистические спекуляции и извращения достижений современной физики, необходимо отметить «К истории борьбы за диалектический материализм в советской физике» (Докторская диссертация. М., 1950). «К оценке Ф. Энгельсом физики XIX в.» (1952), «Материализм и эмпириокритицизм» В. И. Ленина и некоторые философские вопросы современного естествознания» (1958), «Диалектический материализм и вопросы естествознания» (гл. 1 «Неопозитивизм и современное естествознание». М., 1958), «Материализм и эмпириокритицизм» В. И. Ленина и некоторые проблемы современной физики» (1959) и др.

 

Особенностью названных работ является то, что ученый в них, неизменно следуя ленинским положениям, освещает перипетии идейной борьбы, которая ведется нашими философами в союзе с передовыми естествоиспытателями против всевозможных проявлений буржуазной идеологии по основным мировоззренческим и методологическим вопросам естественных наук. В них подвергаются аргументированной критике идеалистические концепции, пытающиеся доказать, что достижения современной физики не могут быть рационально объяснены в рамках материалистического миропонимания, что наука и философия — взаимоисключающие явления. Основное острие своей критики ученый направляет на обстоятельное разоблачение современного неопозитивизма, претендующего на роль единственной философии наук. Так, например, в «статусе философии наук», разработанном- одним нз видных неопозитивистов Ф. Гопсетом, справедливо замечает X. М. Фаталиев, оспаривается право на существование философии диалектического материализма как методологической и гносеологической основы наук, а не всякой философии1.

 

Однако, выступая против позитивистской интерпретации принципов «дополнительности» и «наблюдаемости», X. М. Фаталиев не совсем обоснованно утверждал, что «концепция дополнительности» не является необходимой предпосылкой, ни неизбежным следствием квантовой механики2. На самом деле, принцип дополнительности не имеет ничего общего с идеалистическим решением вопроса об отношении субъективного и объективного в познании микромира.

 

В книге «Диалектический материализм и вопросы естествознания» (М., 1958) автор показывает несостоятельность н ошибочность распространенной среди буржуазных естествоиспытателей и философов теории тепловой смерти Вселенной и космологической модели расширяющейся Вселенной. Однако в их изложении автором были допущены и некоторые неточности. Естественно, что отдельные выводы и положения, выдвинутые в работах X. М. Фаталиева, устарели и должны быть дополнены новыми достижениями науки. Современная наука шагнула далеко вперед и не совсем укладывается в рамки философских обобщений первой половины XX века.

Философское наследие X. М. Фаталиева богато и многогранно. Оно оказало значительное влияние на развитие философской науки в нашей стране.

Категория: Философия | Добавил: fantast (14.06.2018)
Просмотров: 24 | Рейтинг: 0.0/0