Об основном вопросе философии и месте диалектического материализма в структуре философии марксизма-ленинизма

Об основном вопросе философии и месте диалектического материализма в структуре философии марксизма-ленинизма

И. Г. СТЕПАНОВ

Ни в одной науке так часто не обсуждаются вопросы собственного предмета исследований, как в философии. Одной из гносеологических причин этого является философская само-рефлексия, определяемая самим содержанием философского знания. Один из немецких писателей XIX века в связи с этим остроумно заметил, что философия сама .нуждается в философии, то есть, в философии философии.

 

Дело в том, что философия — это не только знание о мире, о его всеобщих законах, но и о нашем отношении к миру. Вот почему учение о познании (гносеологии), о практической философии (морали), об эстетическом отношении к действительности в классических философских системах (Платон, Демокрит, Аристотель, Спиноза, Кант и др.) занимает исключительно важное место. Вот почему этика и эстетика в марксизме выступают как философские, хотя и самостоятельные науки. Вопрос об отношении сознания к материи, будучи основным (в ясной или скрытой форме) вопросом во всякой достаточной развитой философской системе, является стержнем самого предмета философии. Правильно заметил П. В. Алексеев, что предметом философии выступает не всякое всеобщее в материальном мире, а лишь такое, которое связано с отношением к нему человека [1].

 

Из традиционного изложения в учебниках и учебных пособиях по диалектическому материализму неясно, в чем собственно состоит новизна в постановке и решении основного вопроса философии марксизма. Между тем, отношение «материя — сознание» в марксистско-ленинской философии наполнено новым, глубоким смысловым содержанием. Открытие, благодаря материалистическому пониманию истории, специфики материального в общественной жизни дало возможность раскрыть глубокую, сущностную диалектику отношения сознания к материи. Обоснование общественной сущности человека, его качеств и отношений дало возможность по-новому взглянуть на природу и функции сознания. К. Маркс и Ф. Энгельс доказали, что самостоятельного, существующего вне общества, оторванного от общества, сознания индивида нёт. Сознание человека есть общественное сознание. Функционирование сознания человека как свойства его мозга — субстрата нельзя оторвать, нельзя рассматривать вне рамок практической деятельности. Сознание людей — практично, потому что отношение человека к объективному миру, как впервые показал К- Маркс, является не созерцательным, пассивным, а деятельно-практическим. Люди, изменяющие своим трудом природу, тем самым создают свою, человеческую природу — общественное бытие. Общественное бытие представляет собой систему материальных общественных отношений, включающую в себя «в снятом виде» вещно-предметный, природный мир — «общественное, органическое тело» человека.

 

Следовательно, отношение сознания к материи, взятое в предшествующих материалистических учениях в натуралистическом, антропологическом виде, в марксистской философии ставится на социальную почву, более глубокую и конкретносодержательную, «достраивается вверху» как отношение общественного сознания к общественному бытию.

 

В. И. Ленин, подчеркивая специфический характер постановки и решения основного вопроса философии в марксизме, писал: «Сознание вообще отражает бытие,— это общее положение всего материализма. Не видеть его прямой и неразрывной связи с положением исторического материализма: общественное сознание отражает общественное бытие — невозможно» [2].

 

Таким образом, материалистически решая основной философский вопрос относительно общественной жизни, исторический материализм тем самым идет дальше общего решения «материя — первична, сознание — вторично», дает богатое, конкретно-содержательное решение «общественное бытие определяет общественное сознание». Но все это означает, что в решении основного вопроса философии марксизмом исторический материализм играет не вторую, а первую роль, без которой диалектический материализм не может функционировать. Единство диалектического материализма и материализма исторического определяется общностью основных аспектов их предмета: в центре проблематики как диалектического, так и исторического материализма стоит основной вопрос философии. Тогда как у этики, эстетики и других философских наук нет самостоятельного отношения к основному вопросу философии. Следовательно, так же как един основной вопрос философии, так едины диалектический и исторический материализм.

 

Связь диалектического материализма и материализма исторического в объективном плане — связь всеобщего и особенного. Но нельзя не видеть того, что это особенное, то-есть общественная жизнь, всеобщие законы развития и функционирования которой изучает исторический материализм, нельзя ставить в один ряд с другими областями материального мира. Суть этой связи всеобщего и особенного заключается в том, что «особенное» здесь «высшее», и потому содержит в свернутом, имплицитном виде все низшие связи и формы объективной реальности: специальная форма движения не может функционировать без низших форм движения.

 

Но исторический материализм есть относительно самостоятельная, автономная в границах единой философии марксизма-ленинизма философская наука. Надо учитывать, что общественная жизнь как особенная, высшая форма объективного мира сложнее и многограннее, нежели формы неорганической и биологической природы. Социальное познание, познание самых сложных закономерных связей и отношений требует специального понятийно-категориального аппарата. Исторический материализм выступает не только как философская наука, но и как общесоциологическая теория.

 

Первая, философская сторона исторического материализма выражается в единстве и взаимопроникновении с диалектическим материализмом, вторая,общесоциологическая сторона — в связи исторического материализма с другими общественными науками, социологическими теориями «среднего» уровня, с конкретными социологическими исследованиями.

Категория: Философия | Добавил: fantast (12.06.2018)
Просмотров: 83 | Рейтинг: 0.0/0