Главная » Статьи » Наука и Техника

Психология подчинения и повиновения

Психология подчинения и повиновения

Социальная психология нашего века позволяет сделать главный вывод: то, как человек поведет себя, зачастую зависит не столько от свойств его личности, сколько от ситуации, в которой он оказался. Стэнли Милгрэм, 1974.

Когда Адольфа Эйхмана судили за его участие в Холокосте, он в свое оправдание заявил, что «просто выполнял приказы». Американские солдаты, устроившие кровавую бойню во вьетнамской деревне Сонгми, тоже оправдывались, что следовали приказам своего лейтенанта Келли. Можно сказать, что так поступают только обезумевшие люди во время войны, а с нами ничего такого произойти не может. Но психологи доказали, что может, и происходит.

Конформность или повиновение?

Почему люди соглашаются с приказами других, исполняют их и повинуются им?

Конформность — это не то же самое, что и повиновение. Различие между ними в следующем.

Однозначность Когда требуется повиновение, действия предписываются приказом однозначно, а в случае конформности требование следовать за всей группой только подразумевается.

Иерархия Конформность управляет поведением людей одного и того же статуса, а повиновение связывает один статус с другим.

Подражание Конформность — это подражание, повиновение — нет.

Волюнтаризм Конформность — это реакция на скрытое давление, поэтому человек считает свои поступки добровольными. В случае с повиновением ситуация не подразумевает никакой добровольности, поэтому собственные действия человек может объяснить общей ситуацией.

Знаменитое исследование

Возможно, самым драматичным экспериментом в психологии XX века стал опыт Стэнли Милгрэма в 1974 году, чья книга произвела эффект разорвавшейся бомбы. Его исследование показало, что милые, обычные американцы, представители среднего класса, готовы убить электрошоком невинного человека только за то, что он не очень хорошо запоминал словесные пары.

Добровольцам сказали, что они принимают участие в эксперименте, изучающем обучаемость человека. Их задача состояла в том, чтобы каждый раз, когда ученик ошибается, выбирая слова для пары, подвергать его электрическому разряду. Участники эксперимента — «учителя» — видели, как их «учеников» пристегивают ремнями к креслам, как их руки смазывают электродной пастой, как подсоединяют электроды. Они даже слышали, что некоторые «ученики» жалуются экспериментаторам на больное сердце, но экспериментатор отвечал, что от удара током не будет никакого вреда, несмотря на его болезненность.

Руководитель эксперимента сопроводил «учителей» (наивных добровольцев) в соседнюю комнату и показал им прибор, посредством которого следует «наказывать» за неправильные ответы. Это был внушительный агрегат с переключателями от 15 до 450 вольт — с делениями по 15 вольт. Под шкалой с цифрами была обозначена сила разряда. «СЛАБЫЙ УДАР» в начале шкалы, далее «СИЛЬНЫЙ УДАР», затем «ОПАСНОСТЬ: СЕРЬЕЗНЫЙ УДАР», и в конце шкалы, у последних двух делений, было обозначение самого сильного разряда — «ХХХ». За первый неправильный ответ «учитель» должен был включать разряд в 15 вольт, наказывать следовало за каждую ошибку. «Учитель» должен был усиливать наказание, увеличивая электрический разряд на один уровень (15 вольт) за каждый неверный ответ. «Ученик» на самом деле был знакомым экспериментатора, а единственный настоящий разряд получил в качестве демонстрации «учитель». Начиналось все достаточно безобидно: «ученики» правильно определяли несколько пар слов, затем ошибались и получали легкий удар током в 15 вольт. До 75 вольт «учитель» не ощущал, что причиняет «ученику» боль. Но, начиная с 75 вольт, «ученик» кричал от боли. «Учитель» мог слышать это через стенку, разделявшую комнаты.

Начиная со 120 вольт, «ученик» кричал экспериментатору, что удары слишком болезненные. При 150 вольтах «ученик» надрывался во весь голос: «Выпустите меня отсюда! Я больше не могу!» «Ученик» все кричал и кричал от боли, все громче и громче, с уровня в 270 вольт его вопли были полны нестерпимой муки. Строго говоря, «учитель» и экспериментатор попросту подвергали его пыткам.

Мучения и смерть

Когда сила удара достигала 300 вольт, «ученик» в отчаянии завопил, что больше не будет отвечать на вопросы. Экспериментатор — наш безжалостный, непоколебимый авторитарист — сухо сообщал «учителям», что отсутствие ответа следует оценивать как ошибку и продолжать электрические разряды. Начиная с этого момента добровольцы больше не слышали «учеников», даже не знали, живы ли те. «Учителя» явно понимали, что пытка больше не имеет смысла: раз «ученик» молчит, значит, он не участвует в эксперименте. Когда они приближались к концу шкалы, следовал приказ продолжать и использовать для последующих «ошибок» самый последний рычаг. Конечно, «учитель» мог уйти в любой момент, силой его никто не держал, он мог выйти из эксперимента, чтобы облегчить страдания жертвы. Если «ученик» был привязан к креслу, то «учитель» был совершенно свободен. Двадцать шесть из сорока мужчин, участвовавших в эксперименте, дошли до конца. И столько же женщин. Покорные «учителя» прекратили поражать своих «учеников» 450-вольтными разрядами, только когда руководитель эксперимента велел им остановиться.

Дальнейшие исследования

Этот эксперимент повторяли с рядом изменений,чтобы проанализировать, какие факторы влияют на подчинение. Выявились следующие критерии.

• Близость к жертве: испытуемые тем послушнее, чем ближе к страдающей жертве.

• Близость к представителю власти: чем дальше испытуемые от отдающего приказы, тем менее они покладисты.

• Официальность обстановки: эксперименты, проводившиеся в заброшенном здании, показали лишь незначительное снижение повиновения.

• Давление конформизма: уровень повиновения зависит от количества послушных участников, равных им по статусу, а высокий процент бунтарей значительно снижает уровень послушания.

• Роль человека, отдающего приказы: больше всего слушаются тех, кого считают наделенными законной властью; в экспериментах Милгрэма испытуемые обычно исполняли распоряжения руководителя эксперимента, но не чьи-либо еще.

• Черты личности: в исследованиях Милгрэма черты личности мало определяли уровень послушания.

• Культурные различия: межкультурные варианты эксперимента показали некоторые расхождения в разных культурах, но уровень послушания обычно высок независимо от культурной принадлежности.

• Поведенческие и идеологические факторы: в подобных экспериментах верующие люди более послушны. В эксперименте Милгрэма повиновение возникает не столько потому, что участники отказываются от своей воли в пользу руководителя эксперимента, сколько из-за того, что они убеждают себя в том, что их моральное обязательство — продолжать. Этот моральный аспект отношений между руководителем и испытуемым отчасти поддерживается безличностью в поведении экспериментатора. Исследователей заинтересовало то, как и почему некоторые люди не подчиняются и можно ли этому научить. Эксперимент Милгрэма по понятным причинам остается, пожалуй, самым известным во всей истории психологии.

Альтернативные объяснения

Страх оценки

Когда люди участвуют в экспериментах, они чувствуют, что исследователи оценивают их. Чтобы выглядеть полезными и «нормальными», они делали все, что велел руководитель эксперимента, хотя необязательно сделали бы это в обычной ситуации.

Разные роли

Участники исследования могут вести себя по-разному в зависимости от той роли испытуемого, которую они выбрали себе для исследования. Одни пытаются исполнить роль «идеального испытуемого» — тщательно следуют указаниям и добросовестно выполняют все требования. Другие могут играть роль «плохого испытуемого»: жалуются на то, что исследование банальное и неинтересное, и на каждом шагу отказываются выполнять указания руководителя.

Эффект экспериментатора

У каждой ситуации свои свойства, которые, как полагают испытуемые, требуют от них определенного поведения. У Милгрэма экспериментатор вел себя отстраненно и холодно, не подразумевая, что его могут ослушаться, определяя тем самым ситуацию.

Категория: Наука и Техника | Добавил: fantast (27.01.2016)
Просмотров: 214 | Теги: психология | Рейтинг: 0.0/0