Главная » Статьи » Политика » Политика

Александр Иванович Гучков. Биография

Александр Иванович Гучков. Биография

Автор - А. Н. БОХАНОВ

ЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ТЕКСТ СТАТЬИ

В одном из центральных районов Парижа, на улице Дарю, в главном православном соборе Франции — Святого Александра Невского 17 февраля 1936 года состоялась заупокойная литургия и отпевание Александра Ивановича Гучкова, скончавшегося на семьдесят четвертом году жизни. Отдать последний долг покойному политику пришли люди, которые, как писала одна из эмигрантских газет, «в обычных условиях не подают друг другу руки»1. У гроба известного либерального деятеля собрался «весь русский Париж», представители различных политических течений эмиграции, как и те, кто был далек от политики, но волею исторических обстоятельств оказался на чужбине.

Это траурное событие было, пожалуй, последним, соединившим ненадолго столь несхожие имена, неразрывно связанные с историей России начала XX века. В их числе: Н. Д. Авксентьев,

М. А. Алданов, И. А. Бунин, В. Л. Бурцев, М. В. Вишняк, князь

B.            В. Вяземский, Е. П. Гегечкори, князь А. Д. Голицын, А. И. Деникин, А. И. Коновалов, А. Ф. Керенский, Б. А. Каменка, Г. Г. Лерхе,

C.            Г. Лианозов, П. Н. Милюков, В. А. Маклаков, князь С. Е. Трубецкой, С. Н. Третьяков и многие другие. Присутствовали также некоторые дипломатические представители и члены французского парламента 2. Судьба этого человека, непосредственно причастного к важнейшим событиям отечественной истории периода «кризисов, войн и революций», отразила многие драматические коллизии сложного и бурного времени.

Родился Александр Иванович в 1862 году в купеческой семье, давно известной в предпринимательских кругах России: «К купецкому сословию» принадлежал еще его прадед Ф. А. Гучков, «прибывший в купечество в 1814 году из отпущенных на волю от надворной советницы Белавиной дворовых людей»3. Обосновались Гучковы в Лефортовской части Москвы, в селе Семеновском, где сохраняли свое «родовое гнездо» вплоть до крушения старой России.

Отцом Александра Ивановича был купец первой гильдии, потомственный почетный гражданин, совладелец торговой фирмы под маркой товарищества «Е. Гучков и сыновья» — И. Е. Гучков, а матерью — обрусевшая француженка' Корали Петровна, урожденная Вакье. Александр был третьим сыном в семье: в 1860 году родились близнецы, Николай и Федор; в 1865 году появился младший брат, Константин. Все дети отличались темпераментностью натуры и большой активностью в общественных и политических делах. Однако наибольшую известность получил Александр, и его имя непременно фигурирует во всех работах, затрагивающих общественно-политическое развитие России в начале XX века.

Видный деятель городского самоуправления в Москве; основатель и руководитель одной из крупнейших либеральных партий, заметный депутат, а затем — председатель российского парламента; «душеприказчик» романовской монархии, принимавший отречение Николая II, а потом — влиятельный морской и военный министр Временного правительства; непримиримый противник большевизма и до последних дней жизни бескомпромиссный сторонник «белого дела» — вот основные вехи непростой и драматической жизни этого человека и политика. В кратком очерке просто невозможно сколько-нибудь подробно обрисовать «контур жизни» этой личности. Остановимся лишь на некоторых эпизодах и событиях, высвечивающих наиболее примечательные страницы биографии и характера данного деятеля.

Александр Иванович закончил Вторую московскую гимназию на Разгуляе, на Елоховской улице, которая к началу 80-х годов XIX века была одним из крупнейших и престижных средних учебных заведений. Здесь обучались ряд известных писателей, общественных деятелей, литераторов, артистов, ученых, с которыми наш персонаж был знаком, что называется, со школьной скамьи. В их числе: В. М. Дорошевич, А. В. Амфитеатров, Н. И. Астров, К. С. Станиславский, А. И. Мамонтов, П. Н. Орленев, И. И. Поп-лавский и др. А. И. Гучков закончил гимназический курс вместе с братом Николаем в 1881 году, причем ни тот ни другой к числу медалистов не принадлежали .

С юности проявлял склонность к изучению гуманитарных дисциплин, что и определило выбор дальнейшего образования. С 1881 по 1885 год он его продолжил на историко-филологическом факультете Московского университета и закончил со званием «кандидата университета», собирался защищать магистерскую степень по истории.

После окончания университетского курса был призван рядовым в первый лейб-гвардии Екатеринославский полк и, выдержав экзамен, в октябре 1885 года произведен в младшие унтер-офицеры, затем уволен в запас, а через год произведен в прапорщики запаса армейской пехоты 5. Так что «личная военная карьера» будущего эксперта по делам армии началась довольно поздно, и выше звания прапорщика он так и не поднялся.

В 1886 году А. И. Гучков уехал в Германию, слушал лекции по истории и философии в Берлинском-и Гейдельбергском университетах. В конце 80 — начале 90-х годов входил в кружок молодых историков, экономистов, юристов, группировавшихся вокруг профессора Московского университета П. Г. Виноградова. Здесь читались и обсуждались рефераты по истории, экономике, праву. Среди участников были люди, ставшие впоследствии широко известными: историки П. Н. Милюков и А. А. Кизеветтер, экономист и статистик С. Ф. Фортунатов, юрист В. Ф. Дерюжинский, экономист и юрист А. А. Мануйлов и др. Однако научная карьера А. И. Гучкова не состоялась. Будучи чрезвычайно деятельной натурой, он не мог долго заниматься отвлеченными вещами. Его всегда больше привлекала живая работа.

Вернувшись в Россию, начал заниматься общественной деятельностью в родной Москве. Как явствует из послужного списка, в 1886 году стал почетным мировым судьей (в этой должности находился несколько сроков). Во время голода начала 9(Рх годов, в 1892—1893 годах, работал в штате нижегородского губернатора, заведовал продовольственным и благотворительным делом в Лукояновском уезде. «За особые труды» в деле борьбы «с последствиями неурожая» в январе 1894 года награжден орденом Анны третьей степени (в 1896 году «за труды и усердие» пожалован орденом Станислава второй степени) . С 1893 года начал работать в городском управлении, когда и был избран на четыре года членом городской управы (в 1896 году — вторично). С декабря 1896 года по апрель 1897 года исполнял обязанности товарища (заместителя) московского городского головы К. В. Рукавишникова. Такой пост свидетельствовал о признании его заслуг в кругах цензовой Москвы. Наконец, в 1897 году становится гласным городской думы, то есть на правах равного вошел в группу лиц из числа «отцов города».

Тихая будничная работа не устраивала молодого гласного. Его натура требовала острых ощущений, ярких впечатлений, рискованных предприятий. «Флибустьерские» черты характера, о которых много судачили друзья и недруги, давали о себе знать еще тогда, когда имя его было мало кому известно. В одном частном письме А. И. Гучков сказал о себе, что он человек «шалый»7.

Общественный темперамент не только заставлял его выполнять множество разнообразных обязанностей, но и неоднократно отправлял этого купеческого сына в самые «горячие точки» политической жизни как внутри страны, так и вне ее. Встав «на стезю общественного служения», он никогда не был просто путешественником, то есть человеком, комфортно и не спеша созерцающим и изучающим красоты природы, памятники искусства, достижения цивилизации. В дошедших до нас многочисленных его письмах, написанных в различные годы друзьям, родственникам, знакомым из Сибири, стран Европы, Ближнего и Дальнего Востока, Африки, фраз о красотах пейзажа, музеях, местных обычаях и нравах, то есть о всем колорите и экзотике, привлекавших многих путешественников, чрезвычайно мало. И это не было случайным. Центр его интересов лежал в плоскости политических и социальных вопросов. Посещая, скажем, Париж, он стремился в первую очередь попасть на заседания парламента, побывать на выступлении какого-либо политического лидера, лично встретиться с кем-нибудь из общественных деятелей. И только потом, если позволяло время, посетить Лувр, оперу или иное примечательное место «столицы мира».

Подобная «ангажированность» характерна для биографии многих политиков. В этом смысле будущий председатель российского парламента и министр Временного правительства не являлся исключением. Вот, например, его письмо жене из Стамбула (Константинополя), датируемое 15 января 1909 года: «Пребывание в Константинополе было очень интересным. Правда, я города совсем не видел. Не был, стыдно сказать, даже в Софии (Айя-София, бывший храм святой Софии.— А. Б.). Но зато набрался сведений-впечатлений от того неимоверного количества людей, которое я перевидал за эти дни. Вчера пробыл весь день в парламенте... Никак не могу вырваться из заколдованного круга политических интересов»8. Желание лично увидеть, узнать «из первых рук», непосредственно приобщиться к тому или иному событию отличало этого деятеля и тогда, когда он не был еще заметной политической фигурой, когда это имя стало широко известным и в России, и за границей.

Жажда острых впечатлений, стремление проверить и утвердить себя в рискованных предприятиях были ему присущи с ранних лет. На закате жизни он признался одному из своих друзей, что в молодости мечтал «умереть красиво»9. Бесконечные поездки и экспедиции часто были сопряжены со значительным риском, который А. И. Гучков преодолевал всегда с большим мужеством и хладнокровием. Что же касается неизбежных в таких случаях бытовых неудобств и неустроенности, то к ним он относился довольно равнодушно.

В 1895 году, в период обострения антиармянских настроений в Турции, он предпринимает весьма опасную поездку по нескольким вилайетам Оттоманской империи для ознакомления на месте с положением дел. В конце 1897 года поступил на службу в охранную стражу Китайско-Восточной железной дороги и был зачислен младшим офицером в казачью сотню. С декабря 1897 года по февраль 1899-го служил в Маньчжурии, а затем уволился в запас и возвратился в Москву.

К числу поразивших воображение современников «эскапад» А. И. Гучкова относилась и его экспедиция в Южную Африку в 1900 году, куда он вместе с братом Федором прибыл в качестве волонтера для борьбы на стороне буров в войне против Англии. В течение нескольких месяцев он принимал участие в боевых действиях, был ранен в ногу, попал в плен к англичанам. В результате ранения он стал прихрамывать. В этой военной кампании Александр Иванович проявил храбрость, граничившую с безрассудством. Кстати, эту черту характера отмечали даже недоброжелатели. Не питавший к нему никаких симпатий С. Ю. Витте заметил, что «Гучков — любитель сильных ощущений и человек храбрый»10.

В начале XX века в жизни Александра Ивановича произошло важное личное событие. Он женился на Марии Ильиничне Зилоти (1871 —1938). Непростая история отношений этих двух людей достойна отдельного описания. Здесь же ограничимся лишь несколькими общими штрихами. Невеста происходила из большой и известной дворянской семьи. Ее отец, Илья Матвеевич, много лет состоял предводителем дворянства в Старобельском уезде Харьковской губернии. Мать, Юлия Аркадьевна, приходилась родной сестрой отцу несравненного пианиста, композитора и дирижера Сергея Васильевича Рахманинова ". Старший брат Марии Ильиничны, Александр Зилоти (1863—1945) —ученик и друг П. И. Чайковского, любимый ученик Н. Г. Рубинштейна, выдающийся пианист, дирижер, профессор Московской консерватории. Был женат на старшей дочери Павла Михайловича Третьякова, Вере.

Очаровательная М. И. Зилоти была человеком умным, образованным, страстно и искренне любила музыку, театр, литературу. Книги Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого, А. П. Чехова занимали большое место в ее жизни. С Антоном Павловичем Чеховым была лично знакома, говоря о ней, он писал в 1900 году В. Ф. Комиссар-жевской: «Она мне очень и очень симпатична» .

К началу XX века семьи дворян Зилоти и потомственных почетных граждан Гучковых уже состояли в родстве. Еще в середине 90-х годов младший брат Александра Ивановича, Константин, женился на Вере Ильиничне Зилоти. Их большая и открытая для гостей квартира в Леонтьевском переулке видела многих выдающихся представителей русской культуры. Здесь играли А. И. Зилоти и С. В. Рахманинов, пели Ф. И. Шаляпин и Н. И. Забела-Вру-бель, бывал К. С. Станиславский, артисты Художественного театра, А. П. Чехов и многие другие. Навещал-евоего брата и Александр.

В этом доме часто останавливалась и удивительная русская актриса Вера Федоровна Комиссаржевская. С семьей Зилоти она познакомилась еще в конце 80-х годов. Одно время даже говорили о ее возможном браке с одним из братьев — Сергеем Ильичом 13. Хотя свадьба и не состоялась, Вера Федоровна осталась в этом доме своим человеком. Особенно доверительные отношения у нее установились с младшей из дочерей Зилоти — Марией. Они стали близкими подругами, вместе отдыхали, путешествовали, постоянно переписывались. Во время своих многочисленных приездов в Москву известная актриса часто жила в семье К- И. Гучкова. На их адрес для нее приходили письма, здесь она назначала встречи. Подолгу В. Ф. Комиссаржевская гостила и в имении Д. И. Зилоти — Знаменке Тамбовской губернии.

Неизвестно, когда и при каких обстоятельствах произошла встреча между А. И. Гучковым и М. И. Зилоти. Очевидно, это было в начале 90-х годов в упоминавшемся имении, адрес которого (Козлово-Воронежская железная дорога, станция Муравьево, Знаменка) часто встречается в переписке. Из сохранившейся корреспонденции следует, что первую открытку, поздравление с днем рождения, А. И. Гучков послал в ноябре 1892 года. В июне 1893 года по пути в Кисловодск он пишет ей письмо, из которого можно заключить, что в это время их отношения уже носят, так сказать, романтический характер. Это послание достаточно необычно для стиля А. И. Гучкова, человека трезвого рассудка, умевшего держать себя в руках и подавлять эмоции. Внешняя холодность, невозмутимость, даже чопорность в первую очередь бросались в глаза современникам. Вместе с тем в этой душе было место и для больших чувств, которыми пронизаны многие его письма к М. И. Зилоти.

В 90-е годы дальше редких встреч и отдельных посланий дело не пошло. Жизнь временно развела их. Переписка возобновляется в 1900 году, когда Мария Ильинична получает несколько открыток от Александра Ивановича из Южной Африки. За прошедшие годы в судьбе каждого из них произошло много событий. У М. И. Зилоти было неудачное замужество, оставившее в ее душе незаживающую рану. Александр Иванович в брак не вступал. Занимался не только общественными делами, но и успел в среде московских бонвиванов заиметь репутацию «похитителя сердец». Известно также, что часто он посещал театры, концерты, литературные вечера. Однако не удалось установить, имелись ли у него литературные привязанности. В многочисленных письмах и речах упоминаний о художественных произведениях и литературных персонажах нет, что наводит на мысль о том, что особых литературных пристрастий у него не было.

Достоверно можно лишь утверждать, что новые течения в литературе были ему не по душе, а творчество некоторых популярных в начале века авторов он решительно не принимал. Примечателен в этой связи следующий эпизод. В 1911 году, отправляясь в очередной раз на Дальний Восток, Гучков, по его словам, «купил на какой-то станции несколько книжек наших молодых юмористов — Аверченко, Тэффи. И от этой веселой (боже, сколь бездарной! литературы сделалось так тоскливо, что хоть из окна бросайся» .

В то же время драматический театр он любил, восхищался талантом В. Ф. Комиссаржевской, с которой у него сложились личные дружеские отношения. Сохранилось несколько писем, наглядно их иллюстрирующих. Так, в одном из них, корреспондируя А. И. Гучкову в Берлин и обращаясь к нему «родной мой», она просила сделать для нее несколько покупок, в числе которых была и книга немецкого социалиста А. Бебеля «Женщина настоящего, прошедшего и будущего». В заключение она писала: «Не ворчите на меня за все это, улыбнитесь мне ласково, а я Вас обниму крепкокрепко. Ваша Вера». Есть основания считать, что и возрождение отношений между М. И. Зилоти и А. И. Гучковым было в значительной степени результатом ее усилий.

Так или иначе, но былая симпатия развивалась «крещендо». В середине 1903 года они решили пожениться. В мае 1903 года в письме Марии Ильиничне он восклицал: «Хорошая Вы моя! Простите мне всю ту муку, которую я в прошлом заставил Вас вынести. Простите за все то, что и в будущем Вас ждет. Верьте одному, что я всеми моими мыслями неустанно занят Вами, что Вы, Ваше счастье (или, вернее, то, в чем Вы видите Ваше счастье) у меня на первом плане»16. Свадьба назначается на сентябрь. Родственники брак одобрили. Даже Федор, старший брат и конфидент Александра, отличавшийся крутым нравом и разгульным образом жизни, писал ему в августе 1903 года: «Мы, кажется, дружочек, отгуляли свой век. Что же, срок был не короткий и погуляли вволю»17.

Однако эксцентричный характер нашего персонажа и в этой ситуации дает о себе знать. Обострение положения на Балканах заставило его бросить все дела и в августе отправиться туда. Никакие уговоры близких, в том числе и невесты, отказаться от поездки не изменили этого намерения. Как и во многих других случаях, здесь проявилась черта характера, которую можно назвать непреклонностью воли. Приняв решение, он непременно стремился его выполнить, часто, казалось бы, вопреки логике и трезвым аргументам окружающих. Такая «одержимость идеей» далеко не всегда шла на пользу «реальному политику» и делала общение с этим человеком часто весьма трудным.

Однако свадьба все-таки состоялась, как и намечалось, в сентябре 1903 года. Прожили они совместно несколько десятилетий. Безоблачным этот брак назвать нельзя. Было много всякого: и семейные сцены, и разъезды, и периоды бурных «приливов чувств». Имели двоих детей: Веру и Льва.

Категория: Политика | Добавил: fantast (30.07.2017)
Просмотров: 50 | Теги: биография, История, революция, политика | Рейтинг: 0.0/0