Главная » Статьи » Наука и Техника

Особенности развития бихевиоризма

Особенности развития бихевиоризма

Бихевиоризм отбрасывает все средневековые понятия. Он отказывается от всех субъективных факторов, таких как: ощущение, восприятие, представление, влечение и даже мышление и эмоции. Дж. Уотсон, основоположник бихевиоризма, 1926.

История бихевиоризма

Бихевиоризм оставался доминирующим направлением в психологии более ста лет. Начиная с Ивана Павлова (1849–1936) и до Б. Ф. Скиннера (1904–1990), который утверждал, что у людей нет ни свободы воли, ни нравственной самостоятельности, бихевиоризм в тех или иных формах царил в психологической теории и в исследованиях.

Бихевиористы были ярыми противниками гештальт-психологов, психоаналитиков и гуманистической психологии. Такие представители раннего бихевиоризма, как Джон Б. Уотсон, отказывались от интроспекции — самоанализа. Бихевиоризм изучал исключительно то, что можно наблюдать и надежно замерять, — поведение. В основе его лежал наивный эмпиризм.

Бихевиоризм (как и большинство «измов») — это идеология, со своими принципами, убеждениями и аксиомами. Для доказательства теории требуется экспериментальное подтверждение. Поэтому различие между разными состояниями сознания (взглядами, убеждениями, ценностями и т. д.) возможно провести только в том случае, если мы можем наблюдать и измерить конкретное поведение, связанное с каждым из таких состояний.

Философия

Философские истоки бихевиоризма нужно искать в таких разных философских течениях, как логический позитивизм и британский эмпиризм. Логические позитивисты настаивали на принципе подтверждаемости, согласно которому понятия в сознании действительно связаны с образцами поведения и поэтому их можно и нужно описывать в терминах поведенческой теории. Британские эмпиристы утверждали, что мы познаем мир только с помощью наблюдений и экспериментов. Кроме того, они считали, что люди получают знания о среде и других людях с помощью ассоциативного обучения через опыт (стимулы) и идеи (виды поведения). Таким образом, люди познают причинно-следственную структуру мира с помощью классических ассоциаций.

Бихевиористы, заявляющие, что их психология — это именно психология поведения (а не наука о сознании, о душе или о сердце), считают, что психологические процессы можно понять, даже не обращаясь ко внутренней работе сознания — к памяти или убеждениям. Они упорно настаивают на том, что весь язык внутренних состояний нужно искоренить из психологической науки и заменить его чисто поведенческими понятиями.

Бихевиоризм стремится к статусу естественной науки — как физика или зоология. Конечно, в ходе развития бихевиоризм менялся. Существует классический, или физиологический, бихевиоризм. Для него даже выработан собственный терминологический аппарат. Если собаке или крысе дают еду только после того, как она выполнит то, что от нее требуется, — толкнет рычаг, совершит определенные движения после звукого или светового сигнала, — то обычно животное повторяет эти действия. Звук или свет классические бихевиористы называют различительным стимулом, движения или переключение рычагов — реакцией, еду — закреплением рефлекса, а повторяющиеся действия — историей обучения.

Методологический бихевиоризм — это теория проведения подходящих эмпирических научных исследований. Любые внутренние ментальные события не важны, это частности. Бихевиоризм часто с энтузиазмом использует термин «экспериментальный анализ поведения». Существуют даже научные сообщества и журналы с таким названием. Лучше всех других направлений, пожалуй, известен радикальный бихевиоризм Б. Ф. Скиннера. Скиннер был ортодоксальным приверженцем этой теории, писал утопические бихевиористические романы и воспитал дочку в строгом соответствии со своими убеждениями. Радикальный бихевиоризм не допускал существования душевных состояний и опытов с ними. Но радикальный бихевиоризм не допускал и зависимости поведения от чувств — разве что некоторые виды поведения могли быть проявлением чувств. Бихевиористы концентрировали внимание прежде всего на конкретных узнаваемых типах поведения, которые, как они утверждали, можно формировать с помощью  тщательно спланированных схем подкрепления. Впрочем, некоторые из них готовы признать, что личность человека — это нечто большее, чем просто набор закрепленных рефлексов. Они согласны, что на нас влияют и биологические факторы, а в некоторых случаях и культура, которая, по сути, представляет собой поведение, общее для всей нашей группы или рода. Бихевиористы объединялись в научные общества, издавали научные журналы. Они даже пропагандировали особый вид терапии, называвшийся, как нетрудно догадаться, бихевиоральной (поведенческой) терапией. Она использовалась и для лечения психически больных пациентов и детей с психическими нарушениями, и для терапии «нормальных» взрослых с определенными проблемами.

По ту сторону свободы и достоинства

Возможно, самый известный, красноречивый и ясно мыслящий бихевиорист Б. Ф. Скиннер в 1971 году написал популярную книгу «По ту сторону свободы и достоинства». Скиннер был ярым противником менталистов, веривших в «гомункулуса» — «маленькую личность» (что-то вроде сознания, или души, или воли), что обитает у человека в голове. Бихевиоризм Скиннера детерминистический и технологический. К тому же он верил, что эта наука способна изменить мир к лучшему, решив глобальные проблемы — перенаселение, войны и т. д. Он мечтал о том, чтобы люди прекратили невнятное и бессмысленное бормотание о свободе личности, о достоинстве, поскольку искренне считал подобные взгляды ошибочными. Скиннер не верил в свободную волю и, соответственно, в то, что люди могут и должны брать на себя ответственность за какие-то действия. Все наше поведение сформировано на основе закреплений рефлексов в ходе нашей жизни. Как следствие, он не верил и в наказание, поскольку наказание подразумевает, что люди свободны в выборе своего поведения. Если мы посмотрим на то, как люди ведут себя по наущению или по принуждению либо просто из-за отсутствия выбора, то убедимся, что их не стоит ни хвалить, ни винить — ведь они не свободны. Однако таково все наше поведение — так считал Скиннер. Скиннер отрицал взгляд на бихевиоризм как на психологию, основанную на принципе «черного ящика» или «пустого организма». Но он был уверен, что все мы — продукты нашей среды, образования и, если говорить более конкретно, нашей схемы подкрепления.

Теория социального обучения

Альберт Бандура (родился в 1925) разработал на основе радикального бихевиоризма социально-когнитивную теорию, или теорию социального обучения. Как и все бихевиористы, он выводил на первый план роль социального обучения, веря, что мы можем по-настоящему понимать (а следовательно, и предсказывать) поведение личности, только когда знаем все о среде, о физическом и социальном состоянии личности на момент события или совершения выбора.

С этой теорией связан ряд важных понятий. Прежде всего — обучение через наблюдение или моделирование. Суть его в том, что мы часто учимся, наблюдая за другими людьми — своего рода моделями и затем имитируя их действия. Поэтому мы получаем косвенное подкрепление, когда видим, как другие получают поощрение или наказание за их действия. Этим объясняется эффект от кино и телевидения, которые стимулируют определенное поведение, показывая, как симпатичные, заслуживающие доверия актеры совершают поступки и получают определенное вознаграждение. Центральным для теории социального обучения является понятие самоэффективности — веры человека в свою возможность справиться с задачей или достичь определенных результатов. Оценка самоэффективности в любой ситуации складывается из четырех составляющих: истории обучения (успех или неудача в сходных ситуациях); запомнившегося косвенного опыта (информация о том, как другие вели себя в подобных ситуациях); вербального или социального убеждения или подкрепления (насколько другие поддерживают человека в этой ситуации) и эмоциональной активации (чувство волнения и дискомфорта, связанное с потенциальной неудачей). Оценка самоэффективности играет важную роль в мотивации, постановке целей и т. д. — в учебе, в работе и в ходе терапии. Чем сильнее человек уверен в себе и своих действиях, чем больше у него положительного опыта и желания избежать неудачи, тем выше шансы достичь цели.

И наконец, стоит упомянуть понятие «саморегуляция» — использование своих мыслей или убеждений для контроля поведения. Это личностный ресурс, с помощью которого человек сам награждает или наказывает себя за то или иное поведение. Это результат наблюдения за собственным поведением, суждение о том, каким образом оно формируется, и оценка его в сравнении с поведением других. На успех люди реагируют с радостью и с гордостью, на неудачу — с болью и самокритикой. Процесс саморегуляции заключается в том, что люди хотят повторить то, что подкрепляет их самоуважение, и избежать поведения, ведущего к самоуничижению и ненависти к себе. Саморегуляция стимулирует человека на формирование стандартов, к которым он стремится, а по достижении цели человек ощущает возросшую самоэффективность. Внутренние факторы — самонаблюдение, самооценка и самоподкрепление — считаются мотивационными силами.

Категория: Наука и Техника | Добавил: fantast (28.01.2016)
Просмотров: 287 | Теги: психология | Рейтинг: 0.0/0