Главная » Статьи » Наука и Техника

Образ врага и процесс перемен

Образ врага и процесс перемен

Джэром Фрэнк

Заслуженный профессор психиатрии медицинской школы Университета имени Джона Гопкинса. Входит в состав или возглавляет многочисленные физиологические и психиатрические организации. Автор или соавтор более 200 статей и пяти книг.

 «Мысли о войнах возникают в умах людей, поэтому в сознании людей следует укоренять идею защиты мира»,— записано в Уставе ЮНЕСКО. В самом деле, в отношениях между государствами и людьми часто присутствуют чувства взаимного непонимания, напряжения, подозрительности и враждебности. И человечеству всегда приходилось дорого платить за это. Но сегодня, в ядерный век, цена стала неприемлемой — наступление дня ядерного страшного суда. Перед липом этой угрозы чрезвычайно опасно преувеличивать подозрительность. Такое отношение дестабилизирует международные отношения, оно направлено против рационального и ответственного поведения.

 

В этих обстоятельствах задачей чрезвычайной важности стало освобождение от идеологических и психологических предубеждений и стереотипов. Мы должны стараться выработать реалистические восприятия друг друга. Это особенно важно в отношениях двух великих ядерных держав — СССР и США.

 

Трудности изменений

 

Задача привести наше сознание в соответствие с радикальными переменами в мире и добиться нового политического мышления часто оказывается сложной и весьма болезненной. Она требует не только политического мужества, но и определенной политической зрелости. Многие наши традиции и нормы прошлого мешают этой задаче. Трудности заключаются не только в «видимых» политических и идеологических препятствиях, но и в «невидимых» психологических и эмоциональных барьерах. Традиционное мышление естественно стремится исключить болезненную и травмирующую новую информацию. Психологическая защита позволяет оперировать привычными категориями. Она защищает нас от нелегкого интеллектуального занятия — признания реальности ядерного века: взаимной уязвимости.

 

В прошлом главными причинами войн были попытки враждующих племен захватить осязаемые блага — территорию, национальные ресурсы или рабочую силу. Два главных противника на мировой арене сегодня — Советский Союз и Соединенные Штаты — не жаждут захватить реальные ресурсы другой стороны. Вместо этого их конфликт, который угрожает существованию цивилизации, а может быть и самого человечества, состоит в споре, чья политическая и социально-экономическая система победит.

 

В таком конфликте доминирующее значение над материальными ресурсами приобретают идеологические столкновения, усиливающиеся ложными восприятиями друг друга. Многие столкновения связаны с образом врага — явлением, присутствующим в конфликтах почти всех антагонистических групп.

 

Образ врага

 

Для людей, как для всех общественных существ, группа, а не индивид является единицей для выживания. Люди могут выжить лишь как составные части организованных групп. Группы предоставляют защиту от враждебного природного окружения и внешних врагов, они же дают чувство психологической безопасности. Поскольку большинство членов группы разделяют одни и те же обычаи и нормы, они с готовностью принимают поведение друг друга, и группа является носителем ценностей, придающих значение их жизни. Угроза групповой цельности, особенно исходящая от другой группы с иным мировосприятием, угрожает самим основам психологического и биологического выживания членов первой группы.

Для многих людей возможность быть подчиненными чуждой им идеологии и социальной системе еще более ' невыносима, чем сама смерть, и это является главной причиной эскалации войн. Так, люди разделяют пред- ' расположенность к опасениям и подозрительности в отношении членов иных групп, предрасположенность, присущую всем общественным существам. Когда обе группы соревнуются за одну и ту же цель, недоверие часто перерастает во взаимное восприятие друг друга как врагов.

 

Зеркальные отражения

 

Восприятие врага очень часто является зеркальным отражением, то есть врагу приписываются те же недостатки, а каждая сторона утверждает за собой одинаковые достоинства. Мы могли бы найти людей по обе стороны конфликта между Востоком и Западом, чьи представления также во многом идентичны, как показано в американском фильме «Рэмбо» и советском «Одиночное плавание». В каждом случае «мы» — достойны доверия, благородны, миролюбивы и человечны, «они» — коварны, жестоки и агрессивны. В 1942 году, когда Германия и Япония были врагами США, опрос общественного мнения выявил пять прилагательных, которые употреблялись для описания врага, и среди них были: воинственны, коварны и жестоки. Ни одно из этих прилагательных не употреблялось по отношению к Советскому Союзу, который в то время был союзником.

 

В 1966 году, когда Советский Союз уже не был союзником, среди первых пяти прилагательных, характеризующих его, появились: воинственный и коварный. Эти прилагательные были применимы к китайцам, но исчезли из характеристик немцев и японцев, которые к тому времени стали союзниками США.

 

Следует также заметить, что образы врага не монолитны, существуют вариации. Например, часто говорят: «Люди хорошие, вожди плохие». Гораздо легче ненавидеть нескольких лидеров, чем всех других людей. Такой подход дает ложную надежду, что, если бы каким-либо образом можно было избавиться от этих нескольких дурных лидеров, проблема была бы решена. На самом деле проблема гораздо сложнее. Кроме того, представляются ли в образе врага лидеры или все население, влияние такого образа на восприятие, чувства и поведение сходно, различия весьма незначительны.

 

Способы мышления

 

Ключевой вопрос заключается в том, какой образ мышления оказывает решающее влияние на формирование государственной политики. Оскорбительная политическая карикатура — это всего лишь симптом, однако заявление лидера государства — намного серьезней. Хотя последствия второго более ощутимы, оба они на самом деле усиливают друг друга и одно немыслимо без другого. Важно, чтобы люди осознавали и то и другое и в любой ситуации могли отличать старый образ мышления от нового.

 

Новое мышление, новая мораль и новая психология лежат вне традиционной привычной оппозиции классов и социальных систем. Старое мышление акцентирует различия и противоположность социального и политического содержания, тогда как новое стремится к синтезу на основе общих ценностей. Новое мышление способствует объединению групп, а не их противопоставлению.

 

Образ врага по-разному препятствует разрешению конфликтов. Во-первых, под влиянием взаимной вражды противники часто приобретают именно те характерные черты, какие они приписывают друг другу, иными словами, образ врага — это самоисполняющееся пророчество. Борясь с тем, что они воспринимают как жестокость и коварство другого, они становятся таковыми сами. Этому можно найти объяснение в социальной эволюции: группы, которые не признавали того, что их враг жесток и коварен, не могли выжить. Для того чтобы выжить, было необходимо, по крайней мере на некоторое время, пользоваться тактикой противника.

 

Разрыв общения

 

В то время как образ врага, возможно, когда-то выполнял эволюционные функции, ему всегда были присущи негативные побочные явления. Ставка на образ врага препятствует общению. Неприятно общаться с тем, кто вам не нравится, и, поскольку враг коварен, он может использовать общение для обмана. В большинстве обществ обычным наказанием детей является отказ разговаривать с ними, так же как разрыв общения между взрослыми выражает их недовольство друг другом. Однако прекращение общения между противниками снижает возможности для нахождения взаимопонимания и общих интересов.      

 

Образ врага выступает как кривое увеличительное стекло: оно увеличивает то, что мы хотий найти, и отфильтровывает неудобную нам информацию. Это в свою очередь увеличивает возможность серьезных недоразумений в восприятии намерений врага. Так, средства массовой информации США и СССР нередко раздувают случаи, которые воспринимаются как примеры жестокости и коварства, и умалчивают о примерах человечности и благородного поведения. Таким же образом одно и то же поведение часто воспринимается с положительной точки зрения, если это делаем «мы», и с отрицательной, если это делают «они». Например, во время войны обе стороны бывают жестоки, однако жестокость врага подтверждает его гнусную сущность, тогда как «наша» изображается как печальная необходимость.

 

Дегуманизация

 

По мере обоюдного формирования образа врага противник теряет свой человеческий облик. Члены враждебных групп воспринимают друг друга как зверей или «нечеловеков», с одной стороны, и как дьявольски умных — с другой. В любом случае такое восприятие снижает запреты, мешающие людям нападать на себе подобных. Истреблять гадов или дьяволов становится занятием, достойным похвалы, даже священным.

 

Все это приводит к тому, что враг начинает восприниматься буквально демоничным — как тотальное зло. Если враг — воплощение зла, тогда все то, что отвечает его интересам, по определению, должно быть против нас («они» — нелюди, «мы» — человечны). Во многих случаях, стоило лишь одной стороне сделать какое-либо предложение по контролю над вооружениями, уже тот факт, что это предложение исходило от противоположной стороны, служил причиной огульного его отклонения. «Нулевой» вариант для ракет средней дальности в Европе — тому пример. Когда в 1981 году он был предложен США, СССР вначале отверг его. Позднее с некоторыми изменениями, но в сущности то же предложение поступило от СССР, а США также вначале не приняли его.

 

Образ врага обедняет и образ самой нации, которая начинает определять себя лишь в терминах противопоставления врагу. Это ведет к идеологической косности и к формированию собственного монолитного образа, лишенного глубины и сложности и не отвечающего действительности. Таким образом, преодоление образа врага требует обязательного выхода на иной уровень политического мышления.

 

«Враг» как оправдание гонки вооружений

 

Более того, поскольку людям присуще стремление к последовательности, все, что делает враг, используется для доказательства собственной правоты. Универсальной характеристикой врага является то, что на него можно воздействовать лишь силой. Если враг противится этому, наши усилия должны быть удвоены. Если же враг ищет компромисса, это показатель того, что сила возымела действие. С другой стороны, стремление врага к примирению воспринимается лишь как шаг, направленный на ослабление нашей целеустремленности. В любом случае стремление к примирению со стороны противника оправдывает усиление нашего давления на него. Образ врага является движущей силой гонки вооружений и в конечном итоге ведет к войне.

 

Это замкнутый круг. Гонка вооружений служит источником ложных представлений и стереотипов. Атмосфера милитаризма и подготовки к войне — идеальная среда для появления и утверждения образа врага. Наконец, в ядерный век абсолютное оружие требует абсолютного врага. В результате гонка вооружений и образ врага питают друг друга и двигаются по восходящей спирали. Эта взаимосвязь означает одно: разоружение невозможно без фундаментальных изменений в психологии международных отношений, так же как невозможно избавиться от образа врага, не остановив гонку вооружений. Поэтому ослабление напряжения, преодоление образа врага и враждебности, установление элементарного доверия между странами и народами являются такими же важными задачами, как и разоружение. Это один из главных компонентов в формировании нового политического мышления. Борьба против угрозы ядерной войны требует борьбы против идеологии враждебности, демонологии, против оправдания образа врага с помощью риторики о «справедливых» войнах — она требует переориентации в самой психологии международных отношений.

 

Внутренние осложнения

 

Образ врага не только опасен для стабильности и безопасности в международных отношениях, он ведет к весьма негативным последствиям и во внутренней жизни страны. Это происходит потому, что истерия по поводу внешней угрозы оправдывает секретность и подозрительность, скрытные действия, создание «мобилизованных» государств, искусственного национального единства, «охоту на ведьм», подавление разногласий — и все это направлено на замалчивание внутренних проблем и отвлечение внимания от них. Перенося вину за все эти проблемы на врага, каждая сторона спасает чувство собственного достоинства, отказываясь признать, что не в состоянии решить собственные проблемы.

 

Изменение образов

 

И все же вселяет надежду то, что люди с удивительной быстротой могут превратиться из врагов в друзей, несмотря на кажущуюся неподатливость образа врага. Это происходит тогда, когда они решают, что сотрудничество гораздо более выгодно для обеих сторон, чем вражда. Наиболее яркий пример тому — изменение восприятия КНР американцами. Согласно результатам общественного мнения, в 1976 году три четверти американцев воспринимали Китай как враждебную державу. Всего лишь шесть лет спустя, в 1982 году, тот же процент американцев считали Китай дружественной державой и близким союзником, хотя руководители Китая, так же как и советские руководители, остались верны коммунистическому идеалу.

Одним из путей преодоления образа врага может быть реалистическое понимание сомнений и проблем другой стороны. Такое понимание не уничтожает разногласий и не решает проблем, но оно способствует нахождению компромиссных решений. Обязательное условие для этого — максимальная правдивость в изображении обеих сторон, свободный доступ к информации, без утаиваний и искажений, что требует политического мужества и психологической готовности. Такой реалистический подход — отправная точка для преодоления образа врага.

 

Особые предпосылки перемен

 

Две важные предпосылки для перехода к миру без войн — это 1) отказ от создания взаимных образов врага антагонистическими группами; 2) отказ от применения силы в качестве реакции на страхи и фрустрации, порожденные образом врага. Говоря о последнем моменте, подчеркнем необходимость выработать эффективные ненасильственные средства для разрешения международных конфликтов. Готовность осуществить эти предпосылки в свою очередь предполагает изменение критериев и ценностей у отдельных людей. Предпосылкой отказа от насилия является готовность противников признать, что их оппоненты — такие же люди и что чужие мотивы в собственных глазах часто выглядят справедливыми.

 

Такие масштабные внутренние перемены достаточно редки, и следует отметить, что их нельзя предсказать, а их успехи были спорадичны и временны. С другой стороны, история предоставляет нам много примеров впечатляющих результатов ненасильственных действий, на современном этапе это примеры Льва Толстого, Мо-хатмы Ганди, Мартина Лютера Кинга и других.

 

Новые технологии

 

Возможность перехода к миру без войн значительно подкрепляется новыми техническими средствами, такими же революционными, как и ядерное оружие. Эти средства дают возможность информировать мир о надвигающихся опасностях, порожденных ядерным оружием, снижать национальные антагонизмы и, самое главное, помогать сотрудничеству. По крайней мере три новые области конструктивно способствуют этим целям: 1) международное телеобщение через спутники; 2) массовый международный туризм; 3) освоение космоса.

 

Что касается первого, то главы государств уже пользуются прямой связью и спутниками наблюдения в целях быстрого и прямого общения без искажающих помех посредников. Это также может способствовать уменьшению взаимных страхов и опасений, что противник готовится к военным действиям. Радио и ТВ — наиболее эффективные средства коммуникации, которые когда-либо были изобретены. В отличие от печатного слова они не знают барьера неграмотности, обладают немедленным и высоким эмоциональным воздействием. Сегодня по телевизионным и радиоканалам через спутники можно связаться со значительной частью населения планеты. Возможности международных спутников связи огромны — особенно в том, что касается доведения до людей реальности ядерной угрозы и распространения взаимных, более реалистических восприятий друг друга. Несколько телемостов, уже состоявшихся между советскими и американскими городами, позволяют нам заглянуть в это будущее.

 

Другая техническая новинка — массовый авиатранспорт — помогает представителям разных стран напрямую общаться друг с другом. Несколько таких программ обменов уже существует, например обмены школьниками, и они могут быть значительно расширены. Отрадно, что как СССР, так и США сейчас стали поощрять обмены в среде ученых и деятелей искусства. Чтобы не погрешить против правды, надо признать, что, хотя возрастающее общение помогает взаимопониманию, оно не обязательно ведет к нему. В некоторых случаях оно усиливает взаимные враждебные стереотипы. В то же время существует обширная информация, свидетельствующая о том, что общение гораздо чаще приводит к взаимному уважению, а не к враждебности и недоверию.

 

Особо следует остановиться на освоении космоса. Хотя космическое пространство грозит превратиться в арену опасного конфликта, оно же предоставляет огромные возможности для сотрудничества и проектов, которые превосходят ресурсы одной страны, каким мог бы быть совместный полет на Марс. Открытый космос обладает еще одним преимуществом: в нем можно проявить те качества, которые обычно ценятся на войне,— героизм и самопожертвование.

 

Сверхзадачи

 

Постановка сверхзадач, решение которых возможно лишь совместными усилиями, может стать одним из важных путей снижения враждебности между группами и содействия их сотрудничеству. Преимущества такого подхода можно проиллюстрировать классическим социологическим экспериментом: в нем враждебность двух мальчишеских групп в лагере была преодолена, когда им пришлось объединиться для решения общей задачи, которую ни одна из групп не могла решить самостоятельно.

 

Подобные сверхзадачи на международном уровне могли бы содействовать сотрудничеству и искоренению враждебности. Наиболее очевидная сверхзадача — выживание, цель, разделяемая всеми народами и подвергаемая все большей опасности гонкой ядерных вооружений. Угроза ядерного уничтожения могла бы способствовать объединению народов. К сожалению, в отличие от детского лагеря, где общие меры не ослабили каждую отдельную группу, международные меры, направленные на выживание, иногда воспринимаются как угроза краткосрочным интересам каждой из сторон. Все страны хотят выжить и признают необходимость для этого ядерного разоружения, но ни одна не хочет рисковать и идти на радикальные односторонние меры, чтобы начать этот процесс.

 

Развитие науки и техники предоставило возможность для создания международных инициатив, направленных на то, чтобы ни одна из сторон не чувствовала угрозы своей безопасности. Участвуя в таком сотрудничестве, а не добиваясь подобных целей самостоятельно, каждая страна окажется в более выгодных условиях. Ярким подтверждением этого может служить договор о демилитаризации Антарктики, способствовавший совместному изучению земного покрова и океана. Этот договор выгоден всем странам. Никому не выгодно нарушать его, поскольку преимущества соблюдения договора превосходят возможные выгоды от милитаризации отдельной национальной антарктической зоны. Другими недавними примерами успешного международного сотрудничества являются очистка бассейна Средиземного моря и радикальное искоренение оспы на нашей планете. Сверхзадачи мирового масштаба, которые стоят на повестке дня, включают сотрудничество в области очистки атмосферы и океанов от загрязнения и предотвращение разрушения озонного слоя.

 

Поскольку такая деятельность может принести огромные преимущества всем участвующим странам, а длительное международное сотрудничество несовместимо с сохранением образа врага, она дает надежду на отход от образа врага и тем самым снижает угрозу ядерной катастрофы.

 

В ядерный век необходимо опасаться старого образа мышления, где доминантой является образ врага, и искать новые способы мышления, основанные на общечеловеческих приоритетах, а не на классовых, политических или идеологических разногласиях.

Заключение

 

Гонке вооружений способствует такое простое психологическое явление, как образ врага. Оружие массового уничтожения было бы бесполезно, не будь создан такой образ. Ядерному оружию необходимы люди, которые потенциально подлежат уничтожению. А для этого противников надо превратить в дьяволов. Когда такие образы созданы, они начинают подстегивать гонку вооружений. Люди не хотят отказываться от них. Они склонны воспринимать все сквозь эту призму, которая заволакивает умы и усиливает сопротивление переменам.

 

Но перемены возможны. Они уже происходили в истории много раз. Целые народы изменяли свое восприятие друг друга. Даже среди сверхдержав достигались взаимные договоренности, и они соблюдались. Новые технические средства открывают новые возможности для коммуникации. Новые цели, которые преодолевают узкие национальные интересы каждой из сторон, создают основы для будущей совместной деятельности. Стремление достигнуть этих целей может привести к тому, что образы врага потускнеют, а возможно, и исчезнут совсем. Ради нашего будущего человечество должно двигаться в этом направлении.

Категория: Наука и Техника | Добавил: fantast (03.06.2016)
Просмотров: 123 | Теги: Третья Мировая, Конец света, ядерное оружие, ядерная война | Рейтинг: 0.0/0