Главная » Статьи » Наука » Наука и техника против человека (1985 г.)

Компьютерный империализм

Компьютерный империализм

В последние годы развитые капиталистические страны, прежде всего США, ФРГ, Япония, проявляют повышенный интерес к экспорту новой информационной технологии в развивающиеся страны. Например, США, опираясь на свои программы иностранной помощи, стимулирует использование американских ЭВМ и систем передачи данных в сфере хозяйственного управления в области государственных финансов, налогов и статистики. Усиливается активность развитых капиталистических стран в различных международных организациях, включая ООН, где создана специальная группа экспертов, работающих над вопросами передачи информационной технологии развивающимся странам.

 

Как неоднократно подчеркивали советские экономисты, капиталистический рынок технологии не абстрактный распределитель эквивалентных благ, а налаженный механизм воспроизводства экономической зависимости развивающихся стран на более высоком уровне развития производительных сил. Монополистический капитал стремится использовать передачу технологии как средство распространения частнокапиталистических производственных отношений. Естественно, возникает вопрос: почему политика империалистических стран в вопросах передачи информационной технологии так резко отличается от политики в других областях научно-технического развития?

 

Ответ на него кроется в той роли, которую средства сбора, анализа и передачи данных играют в современной экономике. С одной стороны, овладение электронно-вычислительной техникой, современными способами сбора, передачи и обработки экономических данных приобретает для развивающихся стран все большее значение, по мере того как они выходят на мировой рынок в качестве самостоятельных участников международного разделения труда. Как современная технология промышленного производства, так и новые методы ведения хозяйства ориентированы на широкое использование ЭВМ и новейших систем связи. Поэтому развивающиеся страны в процессе индустриализации сталкиваются с острой необходимостью овладения формами и методами использования новой информационной технологии для собственных нужд.

 

С другой стороны, крупными торговыми партнерами освободившихся стран являются, как правило, развитые капиталистические      государства — США,

 

Англия, Франция, ФРГ, Япония. Их хозяйственные взаимосвязи уже в значительной мере компьютеризированы и имеют достаточно разветвленную информационную инфраструктуру. Опираясь на эту инфраструктуру, ведущие монополии создали свои информационновычислительные системы. Например, такие транснациональные корпорации, как ИБМ, «Мобил ойл», «Джене-рал моторз», «Кока-кола», располагают глобальными системами по сбору информации о состоянии рынков, конъюнктуре, научно-технических разработках и т. п. Эти системы охватывают не только территорию США, но и зарубежные филиалы американских компаний и их подрядчиков.

 

Национальные компании развивающихся стран, не имеющие собственных систем электронной обработки данных, сталкиваются с большими трудностями при заключении контрактов. Международные монополии предпочитают иметь дело с фирмами, информационные системы которых отвечают современным требованиям организации хозяйственного процесса. Например, экономика большинства стран Азии, Африки и Латинской Америки зависит от экспорта в промышленно развитые страны сельскохозяйственных товаров, полуфабрикатов и сырья. Повышение эффективности всей системы такого рода внешних связей идет путем ускорения продвижения товаров и уменьшения их промежуточных запасов. Для этого широко используются контейнеры и холодильники, весьма экономичные, но требующие тщательного планирования перевозок. В организации международной торговли исключительную важность приобретают так называемые глобальные вычислительные сети. На их базе создаются системы диспетчерских служб, регулирующих перевозки и управление запасами во всех частях света. Особое значение такие системы имеют для организации транспортировки скоропортящихся продуктов (сельскохозяйственные товары, рыба), а также дефицитных ресурсов (редкие металлы, нефть).

 

Чтобы стать полноправным участником международной торговли, развивающиеся страны должны стремиться к созданию собственных информационных систем, позволяющих получать необходимые данные о движении товаров и о рынках сбыта. Овладение электронно-вычислительной техникой и современными средствами связи становится все более важным фактором как внутреннего экономического развития, так и внешних торгово-экономических отношений. Таким образом, информационная технология становится составным элементом экономической инфраструктуры. Для обеспечения эффективной эксплуатации национальных богатств стран Азии, Африки и Латинской Америки, особенно природных ресурсов и прибыльного функционирования экспортируемого капитала, международные монополии в известной мере заинтересованы в ее развитии.

 

Приобщение экономически менее развитых стран к процессу компьютеризации сулит монополистическому капиталу ряд политических и экономических выгод. Взять, например, проблему кадров, необходимых для использования и обслуживания ЭВМ. Особенно остро она ощущается в области прикладного программирования и организации управления вычислительными системами. Поддавшись пропаганде производителей ЭВМ, многие развивающиеся страны закупали новую технику, не осознав в достаточной степени необходимости глубокой перестройки всей системы подготовки технических специалистов. В результате ЭВМ — столь дорогостоящий ресурс — либо используется в неполной мере, либо вообще простаивает. Молодые государства вынуждены для исправления положения приглашать иностранных специалистов. В итоге научно-техническая сделка по импорту ЭВМ приобретает политические оттенки, так как иностранные специалисты привносят в механизм управления капиталистические методы хозяйствования и руководства, а также буржуазную идеологию. «Модернизация или развитие не нейтральные понятия,— отмечал, например, один из творцов концепции «информационной экономики», сотрудник Аспеновского института гуманитарных исследований М. Порат.— Поскольку они часто соотносятся с «западным» образцом экономического развития, информационная технология становится политическим фактором, так же как и экономическим ресурсом. Внедрение американских административных процедур, финансового планирования, учета и отчетности, методов управленческого контроля — это не аполитичные понятия. В самих ЭВМ нет ничего политического, но нехватка национальных научно-технических специалистов приводит к тому, что американские советники становятся частью передачи технологии. Это уже политика» 35.

 

Так, экспорт электронно-вычислительной техники превращается в экспорт капиталистических форм и методов управления и в конечном счете капиталистических производственных отношений. Причем эффективность наступления монополистического менеджмента одновременно с вывозом новой управленческой техники значительно повышается. Это происходит, во-первых, за счет того, что автоматизация хозяйственного управления в определенной степени означает «закрепление в металле» методов хозяйствования, их формализацию. Во-вторых, автоматизация требует больших затрат средств и времени, а поэтому по мере углубления компьютеризации отход от уже выбранного пути и перестройка системы управления становятся все более проблематичными. Те модели планирования и программирования, которые были заложены при формировании концептуальной основы создаваемой системы, сами по себе предполагают длительное использование определенных форм и методов управления. Учитывая это, развитые капиталистические страны, прежде всего США, стремятся захватить доминирующие позиции в сфере предоставления информационной и управленческой «помощи» развивающимся странам.

 

Повышенный интерес к компьютеризации развивающихся стран подогревается также монополиями — производителями вычислительной техники. К концу 70-х годов внутренние рынки развитых капиталистических стран (США, Японии, ФРГ) были в основном уже насыщены ЭВМ, возникла острая потребность в новых рынках. За рынки сбыта вычислительной и информационной техники в развивающихся странах между производителями ЭВМ разворачивается ожесточенная борьба. Позиции США в области производства электронно-вычислительной техники, а также разработки форм и методов управления пока обеспечивают американским фирмам преимущество перед их конкурентами. Однако американские фирмы столкнулись и со значительными трудностями: они обнаружили сопротивление быстрому проникновению этой техники в развивающиеся страны, поскольку раньше здесь хозяйничали европейские метрополии. Так, во многих странах Азии и Африки используются формы и методы хозяйственного учета, созданные англичанами и французами. Большинство специалистов для освободившихся стран также готовят западноевропейские государства. Именно по этим причинам американская электронно-вычислительная техника по распространенности иногда уступает здесь свои позиции западноевропейской.

 

Усиление во второй половине 70-х годов борьбы развивающихся стран за экономическую независимость и провозглашение программы установления нового международного экономического порядка распространилось и на сферу компьютеризации. Развивающиеся страны предъявляют развитым капиталистическим государствам, и в первую очередь США, справедливые претензии, обвиняя их в установлении режима «информационной зависимости», в использовании с этой целью механизма цен, контранвдюнной системы и других средств. Засилье западных стран в сфере сбора, переработки и распространения информации, достигаемое с помощью контроля над международными и региональными вычислительными системами, рассматривается ими как способ блокирования экономического развития, препятствие на пути политического и культурного самоопределения, как «информационный колониализм».

 

В качестве главного способа преодоления сложившегося положения выдвинуто требование установления «нового мирового информационного порядка». Под ним подразумевается такой порядок международного обмена информационными ресурсами, при котором страны-участницы следуют самостоятельным социально-экономическим курсом, полностью контролируют свои ресурсы и активно участвуют в международном обмене информацией в качестве равноправных и независимых партнеров. Экономическая и научно-техническая информация рассматривается как жизненно важный ресурс для развития нации. И было бы неправильно, как это иногда делается, ограничивать цели и усилия развивающихся государств только стремлением освободиться от идейно-пропагандистского давления буржуазных средств массовых коммуникаций. При всей важности подобной борьбы следует иметь в виду, что она составляет лишь вершину пирамиды информационных проблем. В ее основании лежат проблемы удовлетворения информационных потребностей молодых государств в экономической, научно-технической и коммерческой областях. Без этого невозможно полнокровное функционирование экономики и, следовательно, невозможно решение задач социально-экономического развития.

 

Это отлично осознают американские защитники транснациональных корпораций. Так, руководитель специальной программы по разработке политики в области использования информационных ресурсов, профессор Гарвардского университета А. Оттингер на слушаниях в конгрессе США, посвященных влиянию информационных проблем на внешнюю политику страны, отметил, что, анализируя международные события, связанные с «новым международным информационным порядком», было бы ошибкой оставаться в рамках традиционного понимания информации как новостей. Большая часть из того, чем интересуются разбивающиеся страны, относится к данным об экономике, науке, техники, производстве, торговле и т. п. Не учитывая этого, можно допустить серьезные просчеты во внешней политике и экономике, нанести ущерб американскому бизнесу36.

 

Империалистические страны вынуждены прибегать к различным методам маскировки своих истинных целей. В частности, в последние годы буржуазные экономисты выдвинули тезис о первенстве развития информационного потенциала по отношению к экономическому. Согласно их утверждениям, широкое использование новой информационной технологии позволит молодым государствам решить многие социально-политические проблемы более эффективно, не прибегая к политике ускоренного экономического подъема. Экономическое развитие признается по-прежнему важнейшей задачей, но ее выполнению якобы должно предшествовать решение информационных проблем, которому она должна быть и подчинена. Аналогичные положения выводятся из все еще широко пропагандируемой теории так называемого постиндустриального общества, которую продолжает усиленно разрабатывать целый ряд буржуазных экономистов и социологов. Они делают вывод о том, что информация и знания в «постиндустриальном обществе» стали «стратегическим и преобразующим ресурсом общества, подобно тому как капитал и труд были стратегическими и преобразующими ресурсами индустриального общества» .

На этом основании ставится под сомнение вся нынешняя стратегия экономического подъема развивающихся стран. В современных условиях, когда развитые капиталистические страны все чаще сталкиваются с проблемами дефицита сырья и энбргоресурсов, стоит ли развивающимся странам повторять энерго- и капиталоемкий путь, пройденный развитыми государствами, задает вопрос орган ОЭСР журнал «Обозреватель ОЭСР». И тут же подсовывает рецепт, каким образом развивающимся странам избежать этих потенциальных «ужасов» развития. Им предлагается широко внедрять новую информационную технологию. Использование современных систем телекоммуникаций, телеконференций, электронной почты и «электронных денег» связано-де с меньшим потреблением энергии и дает больший экономический эффект, чем традиционные системы, удовлетворяющие те же общественные потребности (транспорт, связь). Все это, по мнению буржуазных экономистов, позволит молодым государствам «перескочить» через некоторые этапы экономического развития, и прежде всего избежать «стадии повышенного энергопотребления»38. Следовательно, если страны Азии и Африки отдадут приоритет программам развития электронно-вычислительного потенциала, то они в скором времени приобретут системы, которые позволят им сделать скачок в информационном, а в перспективе и в экономическом развитии.

 

Такого рода теоретизирования сопровождаются рассуждениями по поводу того, каким образом информационная технология способствует повышению производительности и росту экономики. Информационная технология, заявляет, например, известный специалист по использованию ЭВМ Эдвин Паркер, может предшествовать созданию производственных инфраструктур и способствовать их более быстрому развитию. Правда, он счел нужным оговориться, что это лишь непроверенная гипотеза. Тем не менее именно она положена в основу политики западных стран в области экспорта ЭВМ и методов их использования в отсталых районах мира. Подобная тактика, по мнению Э. Паркера, позволит вовлечь в процесс капиталистического производства широкие слои населения развивающихся стран, интенсифицировать их использование, особенно в сельских районах39.

 

Внимание развивающихся стран обращено также на то, что информационная технология якобы снижает требования, предъявляемые к уровню организации общественного производства и качеству подготовки кадров, необходимых для начальных периодов индустриализации. Как отмечали авторы специального исследования, проведенного одной из ведущих консультативных организаций США, «Конференс Ворд», это достигается за счет того, что знания и опыт, необходимые производственным рабочим для выполнения сложных работ, могут быть частично компенсированы информационной техникой. Особый упор в пропаганде идей капиталистической компьютеризации делается на то, что приобщение к международным системам информационного обмена позволит развивающимся странам, дескать, быстрее «осуществить прорыв» в научно-технической области.

 

Однако при этом, конечно, умалчивается, что вступление «на равных» в международный информационный обмен в нынешних условиях не дает развивающимся странам реального экономического равенства. Отставшие в научно-техническом отношении страны не смогут реализовать все возможности, которые формально откроются перед ними, тогда как развитые страны получают полную информацию, необходимую им для проникновения в экономику молодых государств. Очевидно, что экономическая эффективность компьютеризации, выраженная, например, в показателе роста производительности труда, будет неодинакова для стран с разным уровнем экономического развития. На работу мелких хозяйств новая техника оказывает наименьшее влияние, а на крупный бизнес — наибольшее. Поэтому транснациональные корпорации, действующие в развивающейся стране, более заинтересованы во внедрении ЭВМ, чем местный, в основном мелкий, бизнес. Невозможность «информационного» равенства тем более очевидна, что системы и банки данных, созданные в большинстве капиталистических стран, ориентированы на решение проблем именно развитой экономики. Проблемы же экономического развития обладают существенной спецификой и требуют особых методов их решения, а соответственно и особого информационного обеспечения. Существующие международные информационные структуры в значительной степени не отвечают потребностям развивающихся стран. Предложение в области информации не порождает автоматического спроса на нее. Если специально не обеспечить надлежащего использования информации развивающимися государствами, то нынешние международные информационные структуры вряд ли способны служить каким-либо полезным для них цвг лям.

 

Оценивая в целом изложенные выше концепции компьютеризации развивающихся стран, следует отметить, что все они направлены на активизацию вмешательства иностранного капитала в их национальную экономику. Использование рецептов, предлагаемых буржуазными теоретиками, в действительности означает задержку национального развития этих стран, усиление зависимости от развитых капиталистических государств. Такие страны, как США, Япония, ФРГ, именно поэтому и принимают столь активное участие в компьютеризации развивающихся стран. Более того, используя отсталость большинства молодых государств в вопросах информационной технологии, развитые страны часто переходят к оказанию на них прямого давления. Задачи США в этом отношении официально формулируются вполне откровенно: способствовать скорейшему развитию информационных ресурсов развивающихся стран и усилить их зависимость от США. Зависимость в информационной области в ближайшем будущем может иметь только односторонний характер из-за несопоставимости информационных потенциалов участвующих сторон и полного отсутствия каналов влияния развивающихся стран на информационные ресурсы США.

 

Позиция Соединенных Штатов Америки заключается в том, чтобы на самых благоприятных для них условиях внедрять информационные каналы международных монополий в экономику развивающихся стран и усиливать там свое влияние. Именно такого рода стратегия компьютеризации усиленно навязывается Западом развивающимся странам в двусторонних отношениях либо, как уже отмечалось, через те или иные международные организации. Например, известный международный консультант по вопросам применения ЭВМ Шарль Салзманн (Франция) выделяет три альтернативных пути создания развивающимися странами электронно-вычислительного потенциала: создание национальной индустрии переработки информации; полная ориентация на международный рынок ЭВМ и вычислительных услуг; комбинированный путь, основанный на сочетании первых двух. Он же оценивает первый путь как самый неэффективный и неприемлемый. Прежде всего потому, что его осуществление требует больших затрат сил, времени и средств. Создав электронно-вычислительную промышленность, развивающиеся страны не решат, по мнению Ш. Салзманна, своих проблем, поскольку технический уровень выпускаемого ими оборудования будет значительно отставать от мировых стандартов из-за нехватки материальных и научно-технических ресурсов. Самым эффективным путем он считает полную ориентацию на ведущих производителей ЭВМ — США, Японию, ФРГ, Францию и др. Развивающиеся страны, заявляет он, будут обеспечивать все свои потребности в информации по постоянно снижающимся ценам и на высоком качественном уровне40.

 

Тот факт, что молодая страна попадает в сильную зависимость от стран — экспортеров «информационных услуг», остается за пределами поля зрения Ш. Салзманна. Видимо, сознавая нереальность своих рекомендаций и учитывая позицию развивающихся стран, Ш. Салзманн рассматривает различные промежуточные варианты. Один из них — кооперация нескольких развивающихся стран. Согласно его рассуждениям, каждая из стран—участниц кооперации концентрирует свои научно-технические и материальные ресурсы на какой-либо одной области индустрии переработки информации. Это дает возможность, объединив все усилия, создать полноценный электронно-вычислительный потенциал. Но такой путь сохраняет все недостатки первого и также неприемлем для развивающихся стран. В качестве наиболее реальной альтернативы он выдвигает комбинацию частичного развития национальной индустрии переработки информации (производство компонентов и узлов ЭВМ, создание сферы обслуживания электронного потенциала и т. п.) и активного сотрудничества с основными производителями ЭВМ. Таким образом, обосновывается идея внедрения международных монополий—производителей ЭВМ в экономику развивающихся стран. Естественно, подобные рецепты не содержат каких-либо серьезных оговорок или условий, направленных на защиту национальных интересов молодых государств.

 

В современных условиях, когда старые средства проведения неоколониалистской политики уже не приносят ожидаемых результатов, более широкое применение находят нетрадиционные методы овладения ресурсами развивающихся стран и их эксплуатации. В сложившейся ситуации транснациональные корпорации, особенно американские, прибегают к средствам империалистической экспансии, среди которых особое место занимает экспорт форм и методов компьютеризации. Непривлекательность для многих стран капиталистического пути развития заставляет империализм, и в первую очередь США, делать упор на технические аспекты управления, за которыми при ближайшем знакомстве просматриваются более утонченные формы неоколониализма. Таким образом, научно-технический прогресс в средствах передачи и обработки данных создал новую сферу противоречий между развитыми капиталистическими и развивающимися странами — сферу информационных отношений.

 

Но активная борьба за установление контроля над информационными ресурсами развернулась и между основными «центрами силы» современного капитализма— США, Японией, Западной Европой. Научно-техническая революция создала предпосылки для интеграции информационных процессов, усилила взаимозависимость стран в этой области. Как отмечалось, многие международные монополии создали информационные системы и вычислительные сети. С их помощью собираются сведения об экономических и социально-политических условиях в различных странах, данные о клиентах и поставщиках, о наемном персонале и т. п. Считается, что именно новая информационная технология позволила монополиям эффективно управлять своими филиалами, разбросанными по всему свету. Ведущие американские фирмы выступили инициаторами в создании международной системы информационно-вычислительных услуг с помощью глобальных вычислительных сетей, охвативших все основные деловые центры капиталистического мира. Крупнейшие системы подобного рода «Марк-Ш» (компания «Дженерал электрик»), «Сайбернет» (компания «Контрол дейта»), «Тимнет» (компания «Таймшеа») и другие распространили сферу действия на Северную и Южную Америку, Западную Европу, Австралию, Юго-Восточную Азию, Японию. Расширение международных связей и деятельности международных монополий создает объективные условия для увеличения потоков различных данных, пересекающих национальные границы.

 

Вместе с тем если какие-либо сведения попали в вычислительную сеть, то становится практически невозможным проследить за тем, кто и в каких целях использует их в дальнейшем. Без соответствующего контроля со стороны правительства данные, считающиеся конфиденциальными, могут свободно «экспортироваться» и «импортироваться». Это создает угрозу их национальному суверенитету, экономике и политике. Бесконтрольная передача данных за границу может нанести значительный ущерб любому государству. Правительство страны, основная часть экономической информации которой обрабатывается за рубежом, теряет свои регулирующие возможности, так как не может получить доступа к необходимым для этого данным без специальных двусторонних или международных соглашений. В подобном положении уже в ближайшем будущем может оказаться Канада, отдельные отрасли экономики которой (страхование, банковская и кредитная сферы) широко используют возможности обработки деловых данных в американских вычислительных центрах.

 

Увеличение импорта информационно-вычислительных услуг помимо политических может иметь и чисто экономические негативные последствия. Они проявляются в замедлении темпов роста отраслей, связанных с формированием национального информационно-вычислительного потенциала, снижении уровня занятости в целом ряде секторов экономики, уменьшении доли валового национального продукта, производимого в информационной сфере. По мнению буржуазных экономистов Д. Белла, П. Дракера и других, это отрицательно скажется на развитии стран. Учитывая это, многие европейские страны приняли специальные законы, определяющие порядок и процедуры сбора, хранения, переработки использования данных для автоматизированных досье.

 

Активность западноевропейских фирм не могла остаться незамеченной. Первыми забили тревогу американские монополии, операции которых прямо зависят от межнациональных информационных связей: банки, страховые и кредитные компании, фармацевтические фирмы и др. Политика «информационного занавеса», проводимая западноевропейскими странами, затрагивает их интересы, поскольку они ведут свои операции в разных странах, но собирают и обрабатывают экономическую и управленческую информацию централизованно в штаб-квартирах в США. В соответствии с законами, принятыми в этих странах, каждая компания, обменивающаяся информацией со своими филиалами, поставщиками или клиентами за рубежом, должна получать специальное разрешение. Западноевропейские правительства устанавливают жесткий контроль над информацией, передаваемой за рубеж, и руководство американских фирм считает, что это может нарушить нормальное функционирование международных деловых связей. Прецеденты подобного рода уже имели место. Так, шведский совет по инспекции данных ликвидировал разрешение, полученное одной из ТНК, «Сименс», на передачу в штаб-квартиру в ФРГ данных о шведских служащих, работающих в филиалах компании в этой стране. Тот же совет запретил американскому журналу «Ридерз дайджест» передать в свою редакцию в США сведения о 3,5 млн. потенциальных подписчиков для составления списков рассылки41. Стремление ограничить международные потоки данных, безусловно, имеет политическую подоплеку. Страны не делают секрета из того, что с помощью принимаемых мер они стремятся обеспечить собственным фирмам более выгодные условия.

 

Названные, а также ряд других, более мелких проблем и явились причиной все усиливающихся трений между США и их западноевропейскими партнерами, Японией и Канадой. Дело в том, что США значительно обогнали другие капиталистические страны в создании вычислительных сетей и новых видов связи. Кроме того, они стремятся сохранить свое доминирующее положение, получить от этого политические и экономические преимущества.

 

Пока еще число случаев прямого вмешательства в дела международных корпораций невелико, что не позволяет сделать достаточно достоверных долгосрочных прогнозов о надвигающихся «информационных сражениях». Но уже сейчас очевидно различие интересов США и большинства стран Западной Европы: США выступают за распространение права «свободы торговли» на информационную сферу, а западноевропейские страны стоят на позициях протекционизма. Это главное отличие, вытекающее из научно-технических, экономических и социально-политических условий, существующих по обе стороны Атлантики, ведет в свою очередь к разным подходам к решению информационных проблем.

 

Международные компании предпринимают все более энергичные меры по противодействию опасным для них тенденциям усиления «информационного протекционизма». Их заинтересованность в этом продиктована рядом соображений. Прежде всего им грозит увеличение расходов на содержание информационных массивов и потеря некоторой гибкости в маневрировании своими ресурсами. Но в гораздо большей степени они опасаются, что будут созданы прецеденты для развивающихся стран, которые во все большей степени начинают использовать достижения новой информационной технологии. Наконец, международные монополии рассматривают принимаемые меры как - первую попытку установить контроль над своей деятельностью. По мнению их руководства, нужно пресекать возможные поползновения на свободу действий в самом начале, и американские монополии всячески препятствуют введению действенных мер по регулированию международных информационных потоков.

 

Рассмотренные противоречия между США и другими развитыми капиталистическими странами — наглядная иллюстрация того, как научно-техническая революция усиливает неравномерность развития отдельных стран, обостряет присущие капитализму противоречия и создает новые сферы, в которых они проявляются. Она становится областью, где противоречия капитализма в современных условиях проявляются с наибольшей остротой. Компьютеризация как одно из основных направлений научно-технической революции—неизбежный и закономерный процесс развития общества, его производительных сил. Возникающие при этом вычислительные сети, банки данных, автоматизированные системы управления высокоэффективны, если они разумно организованы с точки зрения целей и задач самого общества.

 

Как и любая сложная техническая система, компьютер существует не в вакууме, а в рамках конкретных отношений, экономики, истории, политики стран. Буржуазные ученые часто пытаются либо наделять новую технику способностью сглаживать и даже разрешать наиболее острые проблемы капитализма, либо взваливать на нее всю вину за пороки отживающего строя. Однако почти четыре десятилетия бурного развития компьютеризации показали со всей очевидностью, что она не может создать «Нового будущего». «Предположение, что изобилующее информацией общество, опирающееся на электронную технику, уничтожит существующее социальное зло, жестоко и вероломно по своей природе,— писал известный американский ученый Г. Шиллер.— Жестоко предполагать, что дети гетто преодолеют лишения благодаря чудодействию электронных утешителей. Вероломно маскировать электронной техникой и методами институциональные основы, на которых по-прежнему лежит ответственность за использование этого нового оборудования. В центре проблемы остается старый вопрос: в чьих интересах будет использоваться новая информационная техника и кому она будет подчинена?» 42 Прогрессивный ученый сам отвечает на поставленный вопрос: «Новая техника служит монополиям, военно-промышленному комплексу». А задача, которая решается с ее помощью,—расширение господства капитализма, дальнейшее закабаление как отдельного трудящегося, так и целых социальных групп, классов, наций. Новая техника из орудия прогресса превращается в орудие усиления эксплуатации, направленное против человека.

Категория: Наука и техника против человека (1985 г.) | Добавил: fantast (23.07.2017)
Просмотров: 113 | Теги: История, США, СССР, Компьютеры, наука, Кибернетика, компьютеризация | Рейтинг: 0.0/0