Главная » Статьи » Наука » Научные труды КГУ

СУБКАТЕГОРИАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОСТИ В СЕМАНТИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЕ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ СВЯЗОК

СУБКАТЕГОРИАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОСТИ В СЕМАНТИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЕ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ СВЯЗОК

Усачева Наталья Борисовна канд. филол.наук, доц.

Ученые челябинской фразеологической школы вычленяют в семантической структуре фразеологических единиц следующие уровни значения, представленные автономными, согласованными между собой семами:

 

1)            частеречный уровень, представленный категориальной семой,

 

2)            субкатегориальный уровень, выделяющий семы, интегральные для больших фразеограмматических разрядов,

 

3)            групповой уровень, позволяющий интегрировать фразеологизмы в семантические группы и подгруппы,

 

4)            индивидуальный уровень, представленный семами, присущими только данной фразеологической единице.

 

Категориальное значение фразеологических связок - это то общее, что интегрирует их в особый класс и дифференцирует от других классов слов и фразеологизмов -наличие в высшей степени абстрактного значения копу-лятивности, позволяющего выражать синтаксические отношения между субъектом речи и предикатом. Субкатегориальные значения конкретизируют категориальные, делят все единицы того или иного класса на большие разряды. В семантической структуре фразеологических связок наблюдаются два типа субкатегориальных значений: рациональные и эмоциональные, последние и являются предметом данной статьи.

 

Под эмоциями понимаются кратковременные, постоянно изменяющиеся состояния. Роль эмоций чрезвычайно велика при выявлении мотивации тех или иных поступков человека, поскольку эмоции предшествуют когнитивным, рациональным процессам. Эмоции формируют состояние человека и после этого влияют на его взаимоотношения с окружающей действительностью. Ученые-психологи (В.И. Додонов, К. Изард, Н.Н. Ланге, А Н. Леонтьев, С.Х. Рапопорт, П.В. Симонов и др.) классифицируют эмоции по месту в структуре личности, по функциям, по степени осознанности, контролируемости, по продолжительности существования, по устойчивости, по силе проявления и т.д.

 

Эмоция - внутренний психический процесс, мотивирующий, организующий и сопровождающий мышление, выражающий отношение к деятельности, состоянию и разнообразным отношениям, существующим в реальной действительности. Возникновение и выражение эмоций связано с внешними условиями и внутренними свойствами личности, поэтому принято разграничивать невербальные и вербальные средства эмоциональных реализаций. Под невербальными понимают совокупность средств общения, связанных с кинетическими движениями лица, рук, тела человека в процессе коммуникации. Вербальные средства выражения эмоций - собственно языковые, универсально передающие эмоциональное состояние субъекта.

 

Способы вербализации эмоций многоплановы и разнообразны, вызывают активный интерес современных лингвистов, выявлением и описанием фактов проявления эмоций в языке занимаются такие ученые, как Л.Г. Бабенко, В.Н. Гридин, В Ю Меликян, Ж.З. Мительс-кая, Ю.А. Сорокин, И.Г. Торсуева, В.И. Шаховский и мн. др. Установлено, что эмоции проявляются на разных языковых уровнях:

 

•             фонетическом (интонации, звукоподражания, аллитерация, ассонанс, рифма и т.д ),

 

•             словообразовательном (суффиксы, окказионализмы, неморфологические способы словообразования и др.),

 

•             лексико-фразеологическом (на категориальном, субкатегориальном, групповом и индивидуальном уровнях семантической структуры),

 

•             синтаксическом (модели как способы передачи эмоционального состояния, порядок слов, неполные предложения, повтор и т.д.).

 

Важным и плодотворным для теории отражения эмоций в языке кажется нам утверждение В.И. Шаховского, что в структуре языкового знака эмоции относятся к коннотациям и на языковом уровне «трансформируются в эмотивность» [4, 7].

 

Учитывая, что семантическая структура разных знаков языка не является одинаковой, необходимо, на наш взгляд, различать три типа языковых знаков, в структуре значения которых по-разному проявляет себя эмотивность:

 

1)            слова и фразеологизмы, лишенные номинативной и релятивной функций, являющиеся эмоциональными сигналами «для выражения эмоционно-волевых реакций субъекта на действительность, для непосредственного эмоционального выражения переживаний, ощущений, аффектов, волевых изъявлений» [1, 584]. Такими словами в русском языке являются междометия и модальные слова (Ах! О! Фу! Черт возьми! и т.д.);

 

2)            слова и фразеологизмы, называющие и описывающие эмоции и эмоциональные состояния человека, структура значения которых включает в себя номинацию проявлений эмоциональной сферы человека (ненависть, сожаление, горевать, изумляться, рвать на себе волосы, делать большие глаза и т.п.). С грамматической точки зрения единицы этой группы могут иметь предметное, признанное, процессуальное и другие значения. Точную характеристику семантических особенностей таких номинативных единиц на примере процессуальных дала В.А. Лебединская: «Процессуальные фразеологизмы прежде всего называют процесс, а затем уже характеризуют, оценивают его. Невозможно оценить то, что не названо» [2, 10];

 

3)            слова и фразеологизмы, в структуре значения которых наличествуют релятивные семы, выражающие эмоциональное отношение к процессам, которые говорящий оценивает в процессе познания себя самого или с целью воздействия на адресата (обожаю читать, любил убегать, лишился удовольствия видеть, имел жестокость заметить и др. под.)

 

Для первого типа сема эмотивности является категориальной, составляющей самое общее представление о семантико-грамматическом классе междометий, она позволяет отграничить междометия от других классов слов и фразеологизмов. Единицы второго типа содержат сему эмотивности на индивидуальном или даже потенциальном уровне, степень ее абстрактности значительно ниже, эмоциональность сопровождает категориальное, субкатегориальные и групповые значения. В словах и фразеологизмах третьего типа сема эмотивности является субкатегориальной, выступает в качестве одного из способов, наряду с рациональностью, конкретизации категориального значения копулятивности.

 

Посредством фразеологических связок с субкатегориальным значением эмоциональности говорящий доводит до сведения адресата свое положительное или отрицательное отношение к процессам, названным инфинитивами, дает им эмоциональную оценку, экспрессивно выражает эмоциональное состояние субъекта. Это состояние говорящий может квалифицировать как позитивное или негативное, поэтому внутри субкатегории эмоциональности четко выделяются две группы. В первую вошли единицы, выражающие эмоционально-отрицательное отношение к действию (дернул черт, дернула нелегкая, иметь беззастенчивость, иметь беспечность, иметь глупость, иметь жестокость, иметь наглость, иметь нахальство, иметь неосторожность, иметь несчастье, иметь подлость, иметь хамство, находить неприличным, отказывать в удовольствии, показалось неприличным, счесть преступлением, счесть унизительным, терять надежды, хватать дерзости, хватать наглости, чувствовать отвращение и т.п ).

 

На формирование семантики анализируемой группы большое влияние оказывают именные компоненты, большая часть которых в свободном употреблении называет человеческие качества, вызывающие отрицательную оценку носителей языка, осуждение с точки зрения порядочности, эффективности, уместности, этических норм и правил и т.д.: наглость, нахальство, жестокость, глупость, дерзость и под.:

 

Да неужто у вас хватает дерзости предполагать, что фирма ... может вам предложить что-нибудь бесчестное... А. Куприн. Жидкое солнце. Несмотря на то, что Старшов был женихом Сусанны, он имел наглость грубить ее отцу. Б. Васильев. Завтра была война. Когда-то у ней была слабость поверить, что взгляд ее необыкновенно эффектен; это убеждение осталось в ней неизгладимо. Ф.М. Достоевский. Идиот. Кроме того, он еще имел простодушие верить, что Тарантьев в самом деле способен посоветовать ему что-нибудь путное. И.А. Гончаров. Обломов. Но вы в вашей телеграмме изъявили желание

иметь от меня сибирские впечатления возможно скорее и даже, сударь, имели жестокость попрекнуть меня в слабой памяти, т.е. в том, как будто я забыл о Вас. А. Чехов. Письма. Ему хватало наглости лгать, чтобы его и дальше держали на квартире. Ф.М. Достоевский. Пре- ' ступление и наказание. - Вы еще ребенок, - ответил великий князь, - и не понимаете, что когда имеешь слабость не наказывать смертью людей, достойных ее, то неминуемо водворяются неповиновение и всевозможные беспорядки. Е. Дашкова. Литературные сочинения.

 

Фразеологическая единица иметь глупость не только выражает отрицательную оценку процесса, названного инфинитивной формой, но и позволяет говорящему довести до сведения собеседника свое негативное отношение к уже совершенным поступкам, показать раскаяние, сожаление. Выполнение этой прагматической задачи обусловливает преимущественное функционирование фразеологизма в форме 1 лица прошедшего времени:

 

В прошлое воскресенье не получил от тебя письма и имел глупость на тебя надуться. А.С. Пушкин. Письма. Я имел глупость спросить, чем она (Дези. - Н.У.) так поражена. А. Грин. Бегущая по волнам. Я имел глупость растратить все то, что я заработал и нажил своим трудом, не подумав о дочерях. Т. Светлова. Место смерти изменить нельзя. - Таня, я имел тупость обижаться на тебя, но теперь я понимаю, почему ты вела себя так. Р. Фраерман. Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви. Мы, дурачье, имели глупость поручиться за тебя Ф. Достоевский. Преступление и наказание. - Имел глупость считать вас порядочными людьми... А. Чехов. Безотцовщина.

 

Образованные от прилагательных, существительные, ставшие компонентами фразеологизмов анализируемой группы, имеют формально выраженное суффиксом значение абстрактности, обозначают качество, свойство в отвлечении от его носителя, и потому в самой своей семантике содержат возможность дальнейшей абстрак-тивации, употребления в качестве компонента в единице грамматического уровня - фразеологической связке.

 

Кроме отрицательной качественной характеристики субъекта-лица анализируемые единицы могут негативно характеризовать сложившуюся ситуацию, в которую, чаще всего случайно, попадает человек, вызывающий сочувствие. Наиболее часто такое значение выражает единица иметь несчастье, именной компонент которой привносит сему «тяжелое событие, тяжелое положение», передает смысл, близкий словам горе, неприятности, беда, бедствие:

 

Двадцать пятого декабря, в день рождества Христова, мы имели несчастье потерять императрицу Елизавету. Е.Р. Дашкова. Литературные сочинения. И этот-то человек имел несчастье навлечь на себя бойкот прогрессивной русской словесности! Л. Аннинский. Три еретика. Но я повторяю: это совершившийся факт. Потом ты имела, скажем, несчастие полюбить не своего мужа. Это несчастие; но это тоже совершившийся факт. И муж твой признал и простил это. Л.Н. Толстой. Анна Каренина. Я имела несчастье потерять мать на втором году жизни и только впоследствии узнала от ее друзей и людей, хорошо знавших ее и вспоминавших о ней с восхищением и благодарностью, насколько она была добродетельна, чувствительна и великодушна. Е.Р. Дашкова. Литературные сочинения. Те, кто имел уже несчастье в эти дни попасться на его дороге, даже при этом слабом свете язычка в лампадке, конечно, тотчас же узнали бы его. М.А. Булгаков. Мастер и Маргарита. Я имею несчастие, - начал Алексей Александрович, - быть обманутым мужем и желаю законно разорвать сношения с женою, то есть развестись, но притом так, чтобы сын не оставался с матерью. Л.Н. Толстой. Анна Каренина.

 

В части употреблений наблюдается ироническое использование связки иметь несчастье, ирония в этом случае основана на том, что говорящий преднамеренно утверждает противоположное тому, что на самом деле он думает о том или ином действии субъекта. Процессы, названные инфинитивами, в таких употреблениях говорящий рассматривает как положительные, а использование фразеологической связки с групповым значением эмоционально-отрицательной оценки создает комический эффект, выражая тонкую, скрытую насмешку: Он имел несчастье прекрасно говорить по-шведски, изучив этот язык в Финляндском кадетском корпусе, где он в свое время воспитывался. А.А. Игнатьев. Пятьдесят лет в строю. Не всякий имел несчастье познакомиться с его сильным кулаком. М. Семенова. Волкодав. Жизнь его могла быть очень приятна: но он имел несчастье писать и печатать стихи. А.С. Пушкин. Египетские ночи. ... русский человек, имеющий несчастье знать французский язык, есть человек погибший. В.Г. Белинский. ПСС. Т.8. С. 217. ...Ив то же время нельзя не видеть, что художник имел несчастье смотреть на мир глазами авторов, о компетентности которых я (Привалов. - Н.У.) уже говорил выше. А. Стругацкий, Б. Стругацкий. Понедельник начинается в субботу.

 

Компонентами фразеологических связок со значением отрицательного отношения к действию могут являться единицы, связанные с мифологическими представлениями. Имплицитная эмотивность этих единиц отмечается многими исследователями: «У истоков христианства были мифологические предания, наглядные, эмоционально насыщенные, художественно-выразительные, легко проникающие в душу людей, поэтому и в самой лексеме бог нет рационального, она обращена в сторону чувств и эмоций человека» [5,190].

 

Помимо отрицательной оценки такие фразеологические связки могут выражать опасение, нежелательность процесса, названного инфинитивом:

 

Не приведи бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный! А. Пушкин. Капитанская дочка. -Не дай бог остаться с ним вдвоем, - сказала Данилова. В. Панова. Спутники. Не дай бог с дураком связаться; Услужливый дурак опаснее врага. И. Крылов. Пустынник и медведь. - Бог с ними (русалками. - Н.У.), - сказала Пашенька, - мало ли что бывает в Иванов день, не приведи бог увидеть! А. Толстой. Князь Серебряный.

 

Кроме компонента «бог» активны во фразообразо-вании эмоциональных связок другие компоненты, связанные с сакральной, религиозной сферой: черт, господь, нелегкая, нечистая сила и т.п., также обладающие большим эмоциональным потенциалом в силу своего происхождения: «Эти слова в составе сравнений во многих случаях потеряли былую конкретность и стали фразеологическим символом сильной экспрессии или оценкой интенсивности, безобразности, хитрости или коварства» [3,188]:

 

- И потом, скажите, уж если на то пошло, Владимир Андреевич, на кой черт мне ввязываться в эту историю? А. Чаковский. Свет далекой звезды. На беду мою, отец его во время бунта спас мне жизнь, и черт меня догадал принять в свой дом проклятого волчонка. А.С. Пушкин. Арап Петра Великого. Когда все окруженцы - кто как мог - прорывались на юг, черт меня дернул подумать, что я буду умнее других, если стану двигаться на север, где я рассчитывал встретить передовые разъезды армии Ренненкампфа. В. Пикуль. Честь имею. - Давно, кума. Знаете, с каких пор? С того дня, когда мы с вами ни с

того ни с сего крестили у Савельевых, - не понимаю, какая нелегкая дернула их позвать крестить именно нас с вами... И.А. Бунин. Темные аллеи.

 

Особенно часто фразеологические связки такого рода встречаются в произведениях И.В. Гоголя;

 

Дернет же нечистая сила потаскаться по такой вьюге! Н.В. Гэголь. Ночь перед Рождеством. Эх, не доведи господь возглашать мне больше на крылосе аллилуйя, если бы, вот тут же, не расцеловал ее, несмотря на то что седь пробирается по всему старому лесу, покрывающему мою макушку, и под боком моя старуха, как бельмо в глазу. Н.В. Гэголь. Вечер накануне Ивана Купала. В другой раз ни за что возьмет работать, а теперь разнесла его нелегкая запросить такую цену, какой и сам не стоит. Н.В. Гоголь. Шинель.

 

Вторую группу образуют фразеологические связки, характеризующие эмоционально-положительное отношение к совершаемому действию (выпало счастье, доставить наслаждение, иметь интеллигентность, иметь корректность, оказать милость, иметь любезность, иметь смелость, иметь счастье, находить удовольствие, иметь удовольствие, иметь чуткость, испытывать наслаждение, найти смелость, обрадовать случаем, обрадоваться случаю, почесть за счастье, почесть за честь, предвкушать удовольствие и др.).

 

Групповая семантика исследуемых единиц формируется в большой степени под влиянием именных компонентов, которые в свободном употреблении называют положительные человеческие чувства, состояния удовольствия, радости, приятные ощущения:

 

Для них доставляет неизъяснимое наслаждение обмануть своей гордой красотой и фальшивыми чувствами неопытную жертву и жестоко насмеяться над ней. А.И. Куприн. Гранатовый браслет. Княгиня с видневшимися следами слез на каждом письме, умоляла его переселиться для лечения в Москву, где и доктора лучше - и она сама будет иметь счастье быть при нем. А. Ф. Писемский. Люди сороковых годов. Император находил особую приятность в том, чтобы утешать генерала. Ю. Тынянов. Пушкин. Пишу к вам, пишу для того только, чтоб иметь последнюю, может быть, радость в моей жизни - высказать вам все презрение мое... А.И. Герцен. Кто виноват? А после этого я еще прикинул недельку единственно ради того, чтобы иметь удовольствие потягаться с могучим новым профессором из «перемещенных лиц», или Ди-Пи (от «Дементии Прекокс»), очень знаменитым, который славился тем, что умел заставить больного поверить, что тот был свидетелем собственного зачатия. В. Набоков. Лолита.

 

Часть фразеологических связок, передающих эмоционально-положительное отношение к действию, содержат в своем компонентном составе бывшие имена существительные, обозначавшие качества, свойства человека, которые высоко оцениваются носителями русского языка: мужество, смелость, ловкость, добродетель, благоразумие и др. под.:

 

Поздний Баратынский взял на себя смелость выступить как поэт мысли. В. Кожинов. Об одной из великих книг Пушкина. Я достаточно смел, чтобы разбудить главнокомандующего, но у меня не хватит храбрости будить самого императора. В. Пикуль. Нечистая сила. Каждую минуту я должен иметь ловкость выхватывать из этого громадного материала самое важное и нужное. А.П. Чехов. Скучная история. Баклагин хоть имел мужество не щадить себя, а ты, Егор Егорыч, извини, ведь в своих ответах говорил неправду, К.М. Станюкович. Морские рассказы. Левко, несмотря на изумление, происшедшее от такого нежданного оборота его дела, имел благоразумие приготовить в уме своем другой ответ и утаить настоящую истину, каким образом досталась записка. Н.В. Гоголь. Вечера на хуторе близ Диканьки. Я так опьянен Зинаидой, что возымел смелость написать стихи Л.Н. Толстой. Письма.

 

Значительно реже формирование групповой семантики происходит под воздействием глагольных компонентов, которые в нефразеологическом употреблении используются для обозначения состояния радости, удовольствия, удовлетворения:

 

Он обрадовался предложению Ольги поберечься и не приходить в воскресенье и написал ей, что, действительно, для совершенного выздоровления нужно посидеть еще несколько дней дома. И.А. Гончарое. Обломов. Максим обрадовался случаю уйти из этого дома. Т. Светлова. Место смерти изменить нельзя Ребята так обрадовались возможности впервые выступить на городской сцене, что целый день только об этом и говорили. Природа Зауралья. N° 5, май 2002. Он (Николай Артемьевич. - Н У.) как будто обрадовался случаю показать себя в полном значении хозяина дома, во всей силе главы семейства. И.С. Тургенев. Накануне. Искра обрадовалась случаю хоть чем-то помочь Вике. Б.Л. Васильев. Завтра была война.

 

Чрезвычайно частотная фразеологическая связка иметь удовольствие характеризует не только эмоционально-положительное отношение к обозначенным инфинитивами процессам, но и передает фатическую (контактоустанавливающую) информацию, входит в состав устойчивых формул русского речевого этикета, сигнализирует об определенной социальной роли и ролевой позиции говорящего. Такая дополнительная этикетная «нагрузка» обусловливает преимущественное употребление единицы в диалогической речи в форме первого лица:

 

Кажется, я имел удовольствие встретить... у княгини Щербацкой, - сказал он, подавая руку Левину. - Да, я очень помню нашу встречу, - сказал Левин и, багрово покраснев, тотчас же отвернулся и заговорил с братом. Л.Н. Толстой. Анна Каренина. Опомнившись и совершенно догадавшись, с кем имеет дело, офицер вежливо (закрывая впрочем лицо платком) обратился к князю, уже вставшему со стула. - Князь Мышкин, с которым я имел удовольствие познакомиться? Ф.М. Достоевский. Идиот. Я, кажется, имел удовольствие встречаться, - сказал он ему, беспокойно оглядываясь то на Анну, то на Вронского, чтобы не проронить ни одной черты из выражения их лиц. Л.Н. Толстой. Анна Каренина. Я сейчас имел удовольствие танцевать с вашей супругой. А.Ф. Писемский. Тюфяк. Хлестаков (раскланиваясь). Как я счастлив, сударыня, что имею в своем роде удовольствие вас видеть. Н.В. Гоголь. Ревизор. Не вашего ли супруга я имел удовольствие видеть за чаем? Н.А. Некрасов. Три страны света. Как же, как же, - отозвался Воланд, -я имел удовольствие встретиться с этим молодым человеком на Патриарших прудах. Он едва самого меня не свел с ума, доказывая мне, что меня нету! Но вы-то верите, что это действительно я? М. Булгаков. Мастер и Маргарита. Я имел удовольствие присутствовать за чаем во время спора. АЛ. Чехов. Учитель словесности.

 

В тех случаях, когда исследуемая единица употребляется в монологической речи, в речи автора, подчеркнутая чрезмерность этикетности может являться способом выражения иронии или неприязненного отношения:

 

Скоро Селифан показался в дверях, и барин имел удовольствие услышать те же самые речи, какие обыкновенно слышатся от прислуги в таком случае, когда нужно скоро ехать. Н.В. Гоголь. Мертвые души. Привалов через несколько минут имел удовольствие узнать пос-

ледние новости и был посвящен почти во все городские тайны./). Мамин-Сибиряк. Приваловские миллионы. Полный комплект родственников я имел удовольствие наблюдать на свадьбе, которая случилась месяца через полтора после нашего разговора Е. Козловский. Киносценарии и повести. Да еще-с, вот я дом у Матвеева сторговал, переедем на днях, так уж надеюсь, что не буду иметь удовольствия вас на новоселье у себя увидеть. Ф.М. Достоевский. Повести и рассказы.

 

Фразеологические связки с компонентом «счастье» обладают большим прагматическим потенциалом, позволяя говорящему информировать собеседника о своем положительном эмоциональном чувстве-отношении к ситуации реальной действительности, которая в речевой деятельности передается процессами, обозначенными инфинитивными формами глаголов и процессуальных фразеологизмов. Исследуемые фразеологические единицы отражают стратегические цели говорящего в конкретном речевом акте, позволяя экспрессивно воздействовать на слушателя, являясь стимулом появления соответствующей эмоциональной реакции. Прагматическая функция эмоционально-положительных фразеологизмов заключается в позитивной оценке тех или иных фактов:

 

Почтительностью своего тона Ростов как будто показывал, что, несмотря на то, что он за счастье бы счел свое знакомство с нею, он не хотел пользоваться случаем ее несчастия для сближения с нею. Л.Н. Толстой. Война и мир. Последние дни своего пребывания на земле Перегуд испытал высокое счастье верить в возможности лучшей жизни в этой юдоли смерти. Н. Лесков. Заячий ремиз. И вдруг я совершенно неожиданно начинаю так, просто задаром, давать эти самые деньги этим же бедным — не всем, но тем, кому мне вздумается. Как же не ожидать каждому бедному, что, может, и на него выпадет нынче счастье быть одним из тех, с которыми я забавляюсь, раздавая мои дурашные деньги? Л.Н. Толстой. Письма. Державин в своих объяснениях на свои сочинения говорит, что он имел счастье освободить около полутора тысяч пленных колонистов от киргизов. А.С. Пушкин. История Пугачева. Он испытывал великое счастье обладать любимой женщиной. А. Константинов. Бандитский Петербург. Все, имевшие счастье быть близкими к императрице, знают, что она умела быть очаровательной, красноречивой и тонкой, когда хотела привлечь к себе или убедить кого-нибудь. Е.Р. Дашкова. Литературные сочинения.

 

В части употреблений, преимущественно в диалогической речи, фразеологические связки с компонентом «счастье» играют этикетную роль, служат для установления и поддержания контакта при вежливом межличностном общении, сигнализируют о подчеркнуто уважительном отношении к собеседнику:           V _ ,*

 

Я давно желал иметь счастие представиться вам. А.С. Пушкин. Альманашник. Я имел счастье слышать о ваших добрых делах и о том, что вы с любовию уделяете лепты на созидание и украшение храмов божиих, на ке-лии иноческие. И.А. Бунин. Деревня. Когда вы доставите мне счастье увидеться с вами снова? - спросил Ипполит Матвеевич в нос. И. Ильф, Е. Петров. Двенадцать стульев. Открою тебе тайну сердца моего, любезный друг! Я влюблен и имею счастье быть любим. Д.И. Фонвизин. Недоросль. Передай кстати Валерьяну, что я на днях имел счастье представляться его бывшему генералу. Л.Н. Толстой. Письма. Я даже имел счастье интересовать вас моими суждениями. Ф.М. Достоевский. Преступление и наказание. Еду к Вам! В четверг утром я буду иметь счастье прижимать Вас к своей полной любовью груди! А.П. Чехов. И то и сё. Семантическая структура некоторых фразеологических связок субкатегории эмоциональности получает свою завершенность только при условии распространения именного компонента прилагательным Грамматическая позиция определения в структуре подобных фразеологических единиц является обязательной, а диапазон лексического заполнения этой грамматической позиции может быть очень широким.

 

В конкретных контекстах такие фразеологизмы чаще всего используются с прилагательными, располагающимися между компонентами фразеологизма, например, ощутить неприятное, захватывающее, противоречивое, восхитительное, незабываемое, великодушное и др. чувство; испытал отвратительное, холодящее, воодушевляющее, гаденькое, странное, прекрасное и др. ощущение.

 

Интерпозитивное прилагательное в таких случаях не является компонентом фразеологической единицы, но формирует ее групповую и индивидуальную семантику, представляет собой смысловой центр единицы

 

Фразеологические связки субкатегории эмоциональности, выражающие отрицательную или положительную оценку процессов, обладают значительным прагматическим потенциалом, позволяют говорящему довести до сведения адресата свое негативное или позитивное чувство-отношение к фактам и событиям реальной действительности.

Категория: Научные труды КГУ | Добавил: fantast (23.06.2017)
Просмотров: 94 | Рейтинг: 0.0/0